Глава 505. Способность «Копирование»

Восточный Дракон яростно отбивал ее удары. Змеиные способны Ли Я Линь были уникальны. Она невероятно гибко подскочила к нему, занесла большой серп и раздробила ему плечо. Мужчина рухнул на землю в агонии. Он сразу понял, что недооценил эту миловидную девушку. Что за змея!

— Удивительно… — он сжимал зубы, глядя на нее снизу вверх. Эта злобная красавица смотрела на него с несколько безумным видом. — Зомби?..

Он вскочил на ноги. Ли Я Линь замахнулась и, выгнувшись, попыталась полоснуть его бок, но Восточный Дракон совершил зеркально одинаковое действие и ранил ее быстрее, чем она! Если бы он помедлил хотя бы секунду, для него все было бы кончено. Ли Я Линь упала на колени, удивленно расширив глаза.

Он как будто скопировал ее движение, хоть и до полного подражания было далеко. Ли Я Линь попыталась использовать способность «Змеиный поцелуй», словно ужалив его своим клинком, но он немедленно отступил. Все же для него было трудно с ней справиться, хотя она тоже понимала, что он довольно любопытный противник. Он понял, что она сильно удивлена.

Его способность состояла в полном дублировании движений противоположной стороны и моментальный возврат в обычное состояние. Когда он активирует способность, движения противника словно записываются на мышечную память Восточного Дракона, и он может совершить такое же действие. Такое же — в соотвествии со степенью предела человеческих возможностей. Ему пришлось несколько упростить движения Ли Я Линь.

«Упростить…»

Восточный Дракон в этом смысле сильно отличался от Черной Кошки. У него было больше шансов выжить. Но в конце концов — процесс в бою неважен, важен — результат, и Восточный Дракон не мог позволить себе погибнуть. Он отступил и скрылся среди деревьев.

В это время Шана и Линг Мо наконец вошли в проход под церковью. Пока что иллюзорный мир работал безукоризненно. На данный момент Линг Мо интересовался вот чем — если у него есть способности вкупе с духовной энергией, которые он не может использовать, то что насчет Шаны, которая имела только духовную энергию без способностей? Как повлияет эта иллюзия на нее? Шане тоже это было интересно. Она понимала, что вокруг нее — мнимый духовный мир, и она могла различить явь от иллюзии. И она, судя по всему, могла прорвать эту иллюзию. Является ли это способностью? По сути это была атака на чужое сознание, возможность влиять на него.

Если так, то она в бою могла перехватить любую инициативу. Но пока им надо было понять — лучше драться на чужой территории или в собственном доме? Двое человек неспешно изучали этот странный мнимый мир, раскладывая все по полочкам.

«Люси говорила что-то подобное про этих людей», — взволнованно думал Линг Мо. На данный момент это была самая сильная иллюзия из всех, что он видел. Этот парень действительно был очень силен. Шана взглянула на него и поняла, что он немного нервничает.

По сравнению с тем, что было снаружи, в помещениях внутри прохода было более небрежное убранство. Все было похоже на подземную тюрьму. Прямо перед Шаной возникли дымчатые железные перила, словно преграждая ей путь, и Линг Мо поспешил устранить их, выбросив вперед духовные щупальца. Разбив преграду, щупальца исчезли, будучи поглощенными этим миром. В этот же момент поглощения энергии Линг Мо почувствовал себя тревожно, как будто в этом мире появилось что-то дополнительное.

— Это все, на что ты способен, ублюдок? — закричал Линг Мо. Шана потянула его за рукав, но он приставил палец к губам, взглянув на нее. — Я уверен, он где-то здесь.

Где-то вдали послышался крик. Линг Мо поспешил вперед и потянул Шану за собой. Впереди что-то полыхнуло алым и мелькнуло странное существо.

Чжэнь Чжиюань не мог сражаться самостоятельно, на это у него не хватало духовных сил. Поэтому ему приходилось прибегать к помощи посторонних — вроде Восточного Дракона и Черной Кошки. Но теперь, так как он создал собственный иллюзорный мир, его дух, естественно, тоже находился в этом мире. А так как в собственном творении он был как рыба в воде, он мог принимать любую форму, какую пожелает. Он решил предстать перед Линг Мо, первым по-настоящему сильным противником, в форме некоего чудовища.

Раздалось рычание, и Чжиюань остановился в одном из залов. Дымчатое тело, сверкающие глаза, словно наполненные красным пламенем, три гигантские собачьи головы. Чжиюань удобно лег, вытянувшись на полу. Он засмеялся одной из голов, и вторая голова закивала, как будто соглашаясь с самой собой.