Глава 592. Травля

Зомби не заметили ничего необычного, хотя концентрация духовной силы в этом месте увеличилась самым значительным образом. Берсерку не повезло иметь таких тупых подчиненных!

Он до самого конца боролся за выживание, и в конце концов его силы начали иссякать. Если бы он мог говорить, он бы точно прорычал: «Бесстыдный человек!». Однако Линг Мо абсолютно устраивало то, что тот не говорит.

В какой-то момент тело Папочки изогнулось колесом, он собрал последние силы и с низким ревом спрыгнул с балкончика, где стоял, прямо к Линг Мо. Тот побледнел и сделал шаг назад, бросив все усилия на увеличение концентрации духовной энергии. Но духовные щупальца соскальзывали с него, так как он был уже в движении.

— Черт возьми!

Зомби начал прорываться к Линг Мо сквозь мусор и обломки, с грохотом разбрасывая и разрушая препятствия. В воздух взвилась пыль, и его почти перестало быть видно. Последний грохот — и Берсерк встал прямо перед Линг Мо, глядя на него с тупой яростью. Вдруг к нему со спины подошла тень…

Осколок лезвия застрял в его шее, и Папочка схватился за него, раня свои руки, и попытался вытащить. Он хрипел, сильно вытягивая шею, и тут же второй осколок вонзился прямо ему в глаз, затем во второй.

— Да сдохни ты уже!

Подобно обычному мутанту, глаза зомби были всегда подернуты тонкой пленкой, из-за чего видел довольно плохо.

Наконец, Берсерк рухнул на землю. Из его шеи текла кровь, а вместо глаз были окровавленные пустые отверстия. Позади него стояла зомби-марионетка — женщина с пустым взглядом.

Линг Мо вытер пот тыльной стороной ладони, осторожно подошел к трупу и присел. Сделав глубокий вдох, он начал осматривать зомби…

Давление на автобус начало быстро ослабевать. Не имея щита в виде бомбардировок Папочки, зомби было гораздо тяжелее осаждать людей. Моу Чэн вздохнул с облегчением. Он должен был признать, что восхищается Линг Мо в некоторой степени. Ведь тот в одиночку попытался — успешно — справиться с ситуацией! Пусть Моу Чэн сначала и беспокоился, но он видел, что Шана спокойна, а значит, Линг Мо знает, что делает.

Вдруг с крыши сверху раздался стук. Снаружи послышался голос Линг Мо, который кричал:

— …Все, иди!

Моу Чэн переглянулся с Сюй Шухань. Как странно!

Тем временем, Е Лиан, Ли Я Лин и Ся Чжи быстро закончили с очисткой прохода, чтобы идти дальше. В основном действовала Ли Я Лин — упорная сильная красавица. Ся Чжи все делала молча и не привлекала к себе внимания. Периодически подруги переглядывались, поглядывая на Ся Чжи, но ничего не говорили. Может, она чувствует неловкость из-за своей серой внешности на фоне этих девушек? К тому же, она вся была покрыта пылью и грязью с головы до ног, что делало ее совсем уродливой. Когда девушки в очередной раз повернулись к ней, она попыталась улыбнуться, но это было лишь жалкое подобие ослепительных улыбок подруг Линг Мо.

Когда Моу Чэн и остальные появились перед девушками, они замерли. У Моу Чэн отвисла челюсть:

— Как ты могла в такое превратиться, Ся Чжи?

Она подняла на людей глаза навыкате и промолчала. Она бы заплакала, если бы умела плакать, но тут просто пожала губы. Линг Мо внимательно посмотрел на нее — видимо, в этом и крылась причина ее невероятной скрытности. Почему она позволяет другим так обращаться с нею? Что за мазохизм?

— Они все устали, — поспешил вмешаться Линг Мо.

— Неправда! — гордо сказала Ли Я Лин. — Мы лишь совсем чуть-чуть отстали от вас по времени.

Линг Мо рассмеялся, но ничего не ответил. Хоть им и удалось выбраться из машины, опасность полностью не миновала. Пора уходить!