Глава 710. Мир зомби, который человечество не понимает

«Красной штукой», о которой говорил Большеголовый было вирусное гнездо «парика»

По мере того, как пламя постепенно ослабевало, среди обожженных до черноты останков краснело вирусное гнездо. Но, несмотря на воздействие огня, оно совершенно не пострадало.

Мутировавшие существа, подобные «парику» и Хейси, на самом деле выходят за рамки категории мутировавших зверей. Вирусные гнезда внутри их тел сильно отличаются от гнезд обычных зверей-мутантов.

С первого же взгляда Лин Мо смог обнаружить пару отличий. Сразу бросался в глаза их небольшой размер и цвет.

Это был первый раз, когда Лин Мо увидел вирусное гнездо столь глубокого, вплоть до черноты, красного цвета. Но это было не единственным свойством, поразившим его. Гнездо выглядело как живое существо, слегка дергающееся, словно в нём ещё теплилась жизнь.

Только этого было достаточно, чтобы сделать вывод о том, что количество вируса в нём было абсолютно ужасающим!

Сколько вирусного геля может содержать в себе эта вещь…

Чтобы убить «парик» пришлось столько потратить, рисковать жизнью, и это только для того, чтобы Большеголовый получил всё, не делая ничего, вот так просто…

К тому же, он не только грабил, но и заставлял самого Лин Мо таскать для него каштаны из огня!

«Что за отвратительный зомби!» — сердился внутри себя Лин Мо, не смея выпустить свой гнев наружу раньше времени. Он не стал торопиться, чтобы выиграть немного больше времени для восстановления своих сил.

«Хе-хе, боишься сглупить?» — к удивлению Лин Мо, Большеголовый даже знал, как высмеивать, — «Надеешься на помощь своих? Я смогу убить тебя, прежде чем они придут».

«Используя слова людей, прямо сейчас я могу раздавить вас в любой момент» — продолжая угрожать, Большеголовый с наслаждением наблюдал за поведением беззащитного Лин Мо, и ему очень нравилась эта игра в кошки-мышки.

«Чёрт. Обращается со мной как с крысой…» — сердце Лин Мо полыхало гневом.

Прислушавшись к хорошо организованной манере речи Большеголового, он был уверен, что с точки зрения интеллекта этот противник однозначно уделывал всех зомби, с которыми Лин Мо до сих пор сталкивался.

«Это вирусное гнездо зверя-мутанта подойдёт для Ли Ялинь, а из Большеголового… определенно подойдёт для Шаны» — чтобы отвлечься Лин Мо начал прикидывать, как распределить добычу.

Интеллект Большеголового, скорее всего, достиг уровня взрослого человека. Но интеллект и сообразительность были двумя разными вещами, хотя до сих пор этот зомби демонстрировал достаточную гибкость в рассуждениях.

«Поторопись, а то я тебя съем» — настаивал на своём Большеголовый, продолжая удивлять ходом своих суждений — «Я знаю, что как люди, вы боитесь стать добычей других существ. Как мне помнится, процесс съедения заживо создает у людей очень сильное чувство страха. Вот почему человек становится жертвой для нас, ха…».

«Логика уровня бога…» — Лин Мо не мог не закатить глаза. К счастью, несмотря на возросший интеллект, в вопросах здравого смысла он оставался по прежнему всего лишь зомби.

«Но я действительно ценю некоторые вещи, которые делают люди. Понимаешь, мой партнёр не знал, как их выучить, поэтому ты убил его… ну, наполовину. Хех… на самом деле, я убил его и получил от него эволюцию… но, его смертью, я решил воздать тебе должное» — Большеголовый произнёс это признание властным тоном, надеясь ещё больше подавить Лин Мо.

Факт того, что он убил своего партнёра, заставил Лин Мо пересмотреть своё понимание о сущности зомби. Нормальный зомби никогда бы так не поступил… Несомненно, что он встретил уникального зомби. А, кроме того, поглотив вирусное гнездо зомби-птицы, ценность Большеголового сильно возросла.

«Надеешься съесть меня… Что ж, попробуй» — злобно оскалился Лин Мо, пока медленно приближался к останкам «парика». Интеллект этого зомби действительно мог сокрушить большинство ему подобных, но Лин Мо то человек.

«Хахахаха…» — радовался Большеголовый, видя, как человек подчиняется его приказам. Более того, он был горд собой, понимая, что не обладает большим опытом общения с людьми. И, хотя человек перед ним вкусно пах, он сдерживался, отдавая приоритет общению, а не питанию.

Когда Лин Мо наклонился, чтобы подобрать вирусное гнездо, пламя уже полностью погасло, а он сам немного повернулся, обратив внимание на дверь туалета. К этому моменту он уже догадался, что этот зомби не был физически сильно развит, а потому, чтобы не быть замеченным им, он разыграл сильное удивление от увиденного им. В то же время ручка на двери туалета начала медленно поворачиваться сама по себе.

Выслушивая череду высокомерных замечаний от Большеголового, Лин Мо предполагал, что повернувшись, увидит страшного на вид зомби. Но, когда это наконец случилось, неожиданно для него у врага действительно оказалась гигантская лысая голова, вполне соответствовавшая отбрасываемой им тени. Что было достаточно странным, учитывая её размеры.

Но, пожалуй, самым удивительным стали непропорционально маленькие глаза, больше похожие на две пурпурно-красные фасолины, вызывавшие у смотревшего на них скорее смех, чем ужас.

Хоровод странных мыслей завертелся в голове Лин Мо, отвлекая его в такой неподходящий момент: «Глаза настолько маленькие, пожалуйста, не сжимай их так сильно… А можешь ли ты действительно кусаться таким ртом! Тебе нужна соломинка? А что с крошечными ручками и ножками, всё питание идёт к голове?».

Если ему пришлось бы сравнивать уродство, то тот, кто стоял перед ним, был бы самым уродливым из всех, кого он когда-либо видел.

Заметив удивлённый взгляд Лин Мо, монстр засмеялся, а затем, без тени смущения произнёс: «Слабый человек… Интересно, как ты удержишь подобных мне, от того, чтобы они тебя не убили?».

Лин Мо молчал. Он и понятия не имел, о чём думал этот странный зомби, ведь у обычных зомби имелась только одна мысль, когда они видели еду.

«Ну и как тебе, думаешь я выгляжу великолепно? Это то, что я обнаружил в моей памяти. Кажется, что многим нравится делать себя такими…» — недоговорив того, что хотел, Большеголовый внезапно замолчал. Затем его глаза вспыхнули красным, хотя у этого, как показалось Лин Мо, было другое значение.

Лин Мо послушно ждал несколько секунд, удивляясь, почему монстр не продолжает, но потом увидел, что последний с нетерпением смотрит на него.

«Что это значит?» — Лин Мо был на мгновение ошеломлен, — «Разве этот парень не ждет, когда я подниму это?».

Немного поразмыслив над этим, Лин Мо понял, что нашёл хороший способ потянуть время. Сжав вирусное гнездо в своей руке, он произнёс: «Пользовался корректирующими внешность инъекциями?».

Раньше, люди делали много странных вещей с собой, чтобы стать такими, как им хотелось, а этот зомби просто эволюционировал во что-то очень «модное»…

«Нет!» — сердито возразил ему Большеголовый.

Лин Мо задумчиво посмотрел на его огромную лысую голову: «Может, это некая суперзвезда? Или поклонник зомби? Но я не слышал, чтобы многие люди бегали и брели лысые головы…».

«Кукла с качающейся головой», — гордо произнёс Большеголовый.

Его ответ поставил Лин Мо в тупик, заставляя лихорадочно вспоминать, в каком году это было популярной вещью…

«Что ж… ты же знаешь, что люди так играют … это ведь обычный розыгрыш, верно?» — спросил Лин Мо.

«Что такое розыгрыш?» — Большеголовый нахмурился, пытаясь что-то вспомнить. Он, очевидно, не понимал, что напрасно изуродовал свое тело…

Лин Мо, конечно, не стал торопиться с ответом, дав монстру возможность поразмыслить над этим самому. Чем дольше тянулась их беседа, тем лучше…

В свою очередь, эта, казалось бы, незначительная деталь о Большеголовом заставила Лин Мо вновь переосмыслить своё восприятие сущности зомби.

До этого он всегда считал, что направление эволюционной мутации у зомби и зверей определяется в основном самим вирусом, исходя из особенностей их организмов и внешней среды. Но, тогда почему этот Большеголовый выглядит так, как будто он сам контролирует ход своей эволюции…

Во время эволюции Е Лиань и остальных, Лин Мо больше всего беспокоился о появлении у них мутации, сильно противоречащей человеческой морфологии. Как только это станет очевидным для всех, они уже не смогут приблизиться к людям. Таким образом, позволить его зомби-подругам скрывать свою эволюцию как можно дольше, было важным аспектом усилий Лин Мо. Но, к несчастью, эволюционная мутация была единственным звеном, на которое Лин Мо никак не мог повлиять…

Разоблачение их способностей было чрезвычайно опасным как для самого Лин Мо, так и для его зомби-подруг.

Даже если бы это была Сюй Шухань, уже принявшая факт того, что Е Лиань с подругами были зомби, и осознанно решившая держать это в секрете, даже она, не была бы такой спокойной, узнав, что ими манипулирует Лин Мо