Глава 728. Не ворчи, пока ты с не нами

Из окна жилого дома с осторожностью выглядывала Сюй Шухань. Её взгляд был прикован в направлении медицинского университета. Внимательно всматриваясь в промежутки между пустующими зданиями и буйно разросшейся растительностью, она надеялась увидеть знакомые фигуры мужчин, ушедших в ту сторону совсем ещё недавно.

Кто знает, смогли ли они вдвоём попасть внутрь или уже возвращаются…

«То, что говорил Лин Мо, наверное, правда. Но, даже если он ошибся в своих расчётах, то должен вернуться сегодня днём» — мысли Сюй Шухань находились в полном беспорядке, усугубляя непростое душевное состояние, в котором она прибывала последнее время.

Конечно, она беспокоилась о том, что Лин Мо и Му Чен рисковали ради неё. Однако, только страх полноценного завершения мутации смог полностью парализовать её сознание. Окружавшая её сейчас троица, так походившая на нормальных людей, по правде не была таковой, раскрывая свою сущность зомби только в бою. Но, сколько времени им потребовалось, чтобы достичь этой эволюции?

При полной мутации человек может потерять рассудок и перестать себя контролировать. Когда об этом не знаешь, это не причиняет особого беспокойства, но, если знать об этом заранее, начинаешь испытывать большое психологическое давление, которое сложно вынести без потерь…

Постоянно думая о возможном провале их операции, Сюй Шухань не могла избавиться от этой навязчивой мысли: «Что делать, если он не может найти способ полностью сохранить мой рассудок?».

Её сердце было в смятении: «Осталось только молиться, чтобы с ним всё было в порядке».

Ну, а продвинутые зомби не скучали. Им было чем заняться в отсутствии Лин Мо. Сегодня был тот день, когда девушки самостоятельно решили помочь Лин Мо. Кто чем…

Е Лиань пристально смотрела на себя в напольное зеркало. С помощью палочек для еды она пыталась поймать своё отражение. Пока движения были медленными, ей удавалось поразить все цели, помогая выявить недостатки в своей технике. Но, с увеличением скорости, она начала совершать ошибки. В конце концов, тренировка с самим собой достаточно сложная вещь.

«Да…» — Е Лиань остановилась в тот момент, когда были выбиты палочки для еды. Смущённо глядя на себя в зеркало, она подмигнула своему отражению: «Давай… повторим ещё…».

Стоя перед зеркалом в ванной комнате, Шана вглядывалась в свои глаза. Один из них был глубоким и тёмным, а другой — возбуждающе красным.

Странное сочетание чистоты и жестокости, спокойствия и кровожадности.

Но сама Шана в зеркале видела два своих отражения. Настоящую зомби уровня лидера Хейну и человеческое духовное тело Нану. После всех предыдущих пертурбаций, они стали «независимыми» друг от друга частями личности Шаны. Обычно впереди стояла Хейна, а Нана чуть позади, но сейчас их тела сливались в одно.

«Сначала был хаос, затем они пытались поглотить друг друга, потом разделились, а теперь значит слияние…» — любуясь своими отражениями в зеркале, Шана произнесла вслух: «Пока только на начальном уровне… Не имеет значения, заметят ли это люди… но разве это не то же самое, что три головы и шесть рук в глазах брата? Я не хочу такого…».

Она засунула руку в пластиковый пакет, в котором хранилась вирусное гнездо Большеголового монстра.

«Не стоит поглощать эту штуку за один присест, иначе на меня окажет воздействие вирус того монстра, а это, в свою очередь, нарушит баланс в моём теле… заставит мутировать вирус и … мутировать меня…» — Шана очень чётко оценивала возможные риски. Диких зомби подобное не волновало. Пока это что-то, что они могут проглотить, они делали это и как результат, получали неожиданные, зачастую достаточно странные мутации.

«Эй, а может развить мне пару крыльев или что-нибудь вроде того…» — Хейна улыбалась из зеркала своей язвительной улыбочкой. Она была чистым зомби и желала принять всё, что помогло бы ей развиваться дальше.

«Нет!» — разозлилась Нана: «Хочешь, чтобы я стала курицей?!» (ПП)

«А ты знаешь, что такое человек-птица? Разве не ангел со сложенными крыльями? К счастью, ты же у нас человек, так почему ты вообще не разбираешься в искусстве?» — фыркнула Хейна.

Нана закатила глаза: «Отвали! У нас общие воспоминания!».

Она взглянула на кристалл с вирусом, блестевший в её руке и сказала: «Дальнейшая эволюция, очевидно, будет связана с духовным телом, обладающим разделённой личностью. Эти вещи уже связаны… так как мы уже независимы, и вероятность полной интеграции невелика, во что бы мы в итоге не мутировали, это, безусловно, пойдет нам на пользу».

«Шу-шу…» — в ответ дразнила её Хейна.

«Не шушукай тут! Я не забыла, как ты заставила мою левую руку ущипнуть мою правую щеку во время последней эволюции!» — гневно набросилась на неё Нана.

«Хе-хе, давай ещё разок! Кстати, очевидно же, что мы один и тот же человек, так почему другая я такая архаичная…».

«Эй, не говори, что ты очень хороша…»

Но, чтобы они не говорили, чтобы не делали, они по-прежнему разделяют одно и тоже тело. Две стороны одной медали…

«Лучше перестраховаться и поглотить медленно. Предупреждаю, не будем глотать всё сразу, мутация…».

Однако, что произойдёт с ней после эволюционной мутации, даже сама Шана не знала. Она не была готова к тому, чтобы каждая из частей её личности одновременно контролировала бы свою зону тела. Сейчас, такое происходило каждый раз, когда никто из сторон не желал уступать, не смотря ни на какие уговоры. Но, во время битв, Нана обычно уступала место Хейне, которая лучше справлялась с такими вопросами. А в более мирное время, всё зависело от того, кто занимал доминирующее положение в теле в каждый конкретный момент. Собеседники, не знакомые с этой особенностью, считали Шану несколько странной и даже эксцентричной особой, но после глобального катаклизма, это не было чем-то отталкивающе неприемлемым.

«Понятно… шу-шу-шу…» — выражение лица Шаны изменилось.

В отличие от остальных девушек, Ли Ялинь вела себя тише. В одиночестве, сидя на кровати в спальне, она смотрела в пустоту с широко раскрытыми глазами. Рядом с ней лежал пустой пластиковый пакет, из которого по комнате распространялся сильный запах вируса.

Её аура зомби пока ещё подавлялась, но глаза уже налились кровью, как будто собирались кровоточить. А время от времени, полупрозрачный янтарный свет, заставлял их сиять.

Процесс поглощения высокоуровневого вирусного гнезда был в самом разгаре. Янтарный цвет, изредка отражавшийся в её глазах, указывал на то, что по завершению мутации направление её эволюции может измениться, но какие-то черты змеи всё же останутся.

***

Убедившись, что он один, Лин Мо первым делом попытался связаться со своей командой через духовную связь.

Из той троицы только у Е Лиань были самые спокойные душевные колебания, поэтому Лин Мо естественно начал с неё.

Неожиданно для себя, он обнаружил, что Е Лиань сражалась с кем-то, с помощью палочек для еды. Противник, также использовавший их, неотступно преследовал её, нанося различные удары по телу. Видя, как палочки для еды вот-вот проткнут ей плечо, Е Лиань быстро отскочила в сторону, заблокировав их своими палочками.

От испуга волосы на голове Лин Мо зашевелились. Но, быстро придя в себя, он обнаружил, что противник Е Лиань она сама и тут же успокоился.

«Так ты тренируешься с собой… Ох, как же ты напугала меня…» — вздохнул Лин Мо с облегчением.

Внимательно посмотрев на её отражение в зеркале, он заметил, что глаза Е Лиань выглядели странно, походя на круги волн, которые продолжали сжиматься вовнутрь. Это «калейдоскоп»?

Он знал, что, несмотря на её высокие боевые характеристики, использование «калейдоскопа» зависело от её собственного сознания. А поскольку она не поспевала за реакцией своего тела, это можно использовать для практики.

Только зомби могут использовать такой метод тренировки, который намного сложнее, чем борьба с себе подобными. При этом скорость реакции их тел гораздо выше возможностей их интеллекта, развитие которого было достаточно посредственным, даже после достижения Е Лиань уровня повелителя.

«Не ожидал, что Е Лиань способна сама на такое …» — удивился Лин Мо, мысленно укоряя себя за то, что совершенно не думал о развитии её сознания…

Хотя, надо отдать ему должное, Лин Мо ощущал, что, несмотря на очевидные проблемы с интеллектом, в её маленькой голове зарождалось немало мыслей…

А, кроме всего прочего, ему давно хотелось узнать, что хранила Е Лиань в своей сумке и так бережно прятала от него. В очередной раз поборов своё любопытство, он не стал заставлять её заглянуть в сумку.

«Поскольку девушка не хочет говорить, у неё должны быть свои секреты. Так что давайте сначала обменяемся новостями…».

Следующей на очереди была Ю Ширан, но когда он подсоединился к ней, столкнулся с Хейси. Не выдержав его болтовни дольше минуты, он поспешно ретировался. Однако, голос Хейси почему-то увязался за ним, вновь возникнув уже в его голове.

«Эй, не убегай. Как хозяин, как ты можешь быть таким безответственным? Я скажу тебе честно, Ю Ширан совсем не хотела следовать за тобой, поэтому она всё время думала о том, чтобы съесть тебя… Что? Ты шутишь? Моя запасная еда…» — Хэйси продолжал использовать духовную связь со своим хозяином, пока был в виде духовного тела.

От беспрестанных причитаний у Лин Мо быстро разболелась голова…

Однако, выслушав последнюю фразу, он вдруг выпрямился: «Что?»

Хейси не говорил этого, только думал, но благодаря духовному контакту, этот секрет выплыл наружу…

«Ох, что я говорю? Шучу… тогда мне уже пора, наверное, я ухожу…».

Через несколько секунд, пока Лин Мо молча ждал, голос Хейси снова зазвучал: «Насчет маленькой девочки… хозяин, ты же хороший человек, ты должен помочь мне поглотить её…».

«Эй…?»

«Ах, я правда ушёл»

Когда Хейси полностью успокоился, Лин Мо протянул руку и нервно постучал пальцами по столу.

Относится к нему как к еде? Поглотить? Что это вообще значит?

(Продолжение следует.)

ПП. Из удалёнки. В оригинале Нана говорит о зомби-птице. То слово, которое она использует, имеет дополнительное значение — лох, придурок. Пришлось заменить на курицу, хотя аналогия не достаточно сильная.

Для тех, кому интересно, имя Шана выбрано автором неслучайно. Оно должно символизировать единство двух противоположностей. Если дословно, Хэйна (темная личность) и Нана (светлая личность).