Глава 739. Присоска

Спустя несколько минут Лин Мо с удовольствием встряхнул бутылку, заполненную до отказа кровью. Он не церемонился с этим зомби и теперь, рана, оставленная им, неприятно мозолила глаза, но, с его скоростью регенерации, она должна была затянуться через час.

Общее состояние узника не было совсем уж плохим. Наблюдая за сокращением его мышц, пока наполнялся бутыль, Лин Мо заметил, что тому явно не хватало питания, для запуска полноценной регенерации.

«Не смотри на меня с такой обидой в глазах», — попросил Лин Мо, закрывая бутылку крышкой.

От возмущения, у узника вытаращились глаза: «Ты… столько… кровь…».

«Не будь таким скупым, ты позволяешь гадким людям качать кровь, а соплеменнику не хочешь дать немного?», — показал головой Лин Мо.

«Я не это имел в виду», — нахмурился узник. Он давно уже почувствовал, что с этим кровопийцей что-то не так, но не мог понять что именно. Зачем тому было нужно то же самое, что и тем людям.

«Кстати, хотел узнать, ты же не утратил способности к восстановлению, так почему твоё тело сейчас в таком плохом состоянии?» — не смог сдержать своего любопытства Лин Мо.

«Это из-за особенностей моих рук. Я могу усилить их по своему желанию. Они говорили, что мои кровеносные сосуды тянуться как резина», — с гордостью заявил узник. В вопросах, касающихся его самого, в нём тут же просыпалось самодовольство.

«Как резина?», — не до конца понял его ответ Лин Мо. Он догадывался, что ученые специально держали его в ослабленном состоянии, чтобы его было легче контролировать. Возможно, что его руки обладали какой-то удивительной способностью, за которую Нирвана с радостью ухватилась.

«Да, так сказал седовласый человек. Он так одержим моим телом, что я думаю, что он думает, что моё мясо вкусное…».

«Нет-нет, ему интересно только изучать тебя. Люди не едят зомби», — снисходительно поправил его Лин Мо. Его уже подташнивало от этой темы, но роль нужно было играть до конца.

«Что? Разве люди не едят мясо?», — удивлённо спросил узник.

«Едят», — ответил Лин Мо.

«Разве зомби не из мяса?», — продолжил узник.

«Ты слишком ядовит, чтобы люди могли питаться твоим мясом», — заметил Лин Мо, пока протирал инструменты. Самодовольство этого зомби не знало границ, впрочем, как и наивность.

Видя, что Лин Мо вернул коробку с инструментами на место, узник оживился, постепенно теряя терпение, которое демонстрировал весь разговор.

«Перед тем, как попрощаться, позволь задать ещё один вопрос. Меня интересует тот человек, которого ты назвал седовласым».

«Кажется, он здесь высокоуровневый человек. Он много чего делает, и он… очень похож на нас», — неуверенно произнёс узник. Его голос звучал не менее странно, чем-то, о чём он сказал.

Поражённый этим откровением Лин Мо на мгновение замер, пытаясь понять сказанное.

«Похож?!».

Как такое возможно? Неужели Нирваной руководит зомби высокого уровня?

«Удивлён? Меня раньше приводили в его логово. Там было много продвинутых существ, подобных нам», — ответил узник и, закрыв глаза, мечтательно продолжил: «Если бы я мог свободно передвигаться…».

«Где он?» — прервал его Лин Мо.

«А? Он? Наверху», — недолго думая, ответил узник, показывая глазами на потолок.

«Значит, шестой этаж…», — понимающе кивнул Лин Мо.

«Освободи меня», — попросил узник, выжидающе глядя на марионетку Лин Мо.

«Как только я сделаю это, я думаю, что стану первым, кого ты сожрёшь», — сказал Лин Мо, медленно отступая к двери своей марионеткой.

Увидев ухмылку на лице гостя, узник сразу понял, что его обманули.

«Ты… ты солгал мне!».

Он уже успел выстроить свои планы. Наметил людей, которых должен обязательно посетить. Вспомнил и проложил к ним удобные маршруты. И теперь, он совершенно не ожидал подобного вероломства от этого странного низкоуровневого соплеменника.

Конечно, тот был прав, ему пришлось бы его съесть, чтобы немного восстановить силы перед охотой. Но, всё же, он же честно отвечал на его вопросы, а уговора на то, что он обязан оставить его в живых, не было. Тогда почему, так тщательно продуманный план не сработал? Что не так с мозгами этой низкоуровневой букашки? Неужели он знал заранее о его планах?

Но это уже не имело никакого значения, а потому, узник, охваченный гневом, рычал, обещая невыполнимое: «Я тебя порву… порву!».

Марионетка Лин Мо осторожно вернулась к двери, изредка поглядывая в сторону разъярённого мутанта. Каждый из его взглядов вызывал у того новую вспышку ярости.

«Шмяк». (он же: тихой звук присасывания)

К лицу узника присосалась какая-то темная штука, неожиданно спрыгнувшая с потолка.

«Ааааа!».

Ему оставалось только выть от боли. Оковы не давали возможности сбросить эту странную штуку с себя, а та, крепко вцепившись в кожу, принялась высасывать его кровь.

«Её смертоносность не соответствует её размерам», — спокойно наблюдал за работой медузы Лин Мо. В его душе даже промелькнула искра жалости к её обездвиженной жертве.

«Зато не придётся убирать свидетеля самому. Чем меньше тут будет следов, тем сложнее им будет понять, кто тут был».

Через несколько минут узник затих, а тело медузы раздулось как воздушный шарик. Вместе с духовной энергией, медуза лишила его и интеллекта, превратив в обычного низкоуровневого зомби.

«Хорошо, что они спрятали его тут. Иначе на его крики сбежалось бы половина лагеря», — благодарил усилия Нирваны Лин Мо. Его марионетка вытянула руку, на которую перепрыгнула медуза.

«Что ж, ты уже давно помогаешь мне, так что я решил дать тебе имя. Не нужно благодарить меня, я уже долго размышлял над этим. Что ж, время пришло. Вначале, я хотел назвать тебя помадой или чем-то подобным, основываясь на твоём внешнем виде. Но, теперь, я понял, что ошибался. В общем, я буду звать тебя Присоской», — ласково произнёс Лин Мо.

«Поньк, поньк, поньк».

Медуза поудобнее устроилась на руке марионетки и принялась переваривать полученные ресурсы.

Теперь, планы Лин Мо нуждались в корректировке. Изначально он рассчитывал справиться с секретами лаборатории за пару ночей, но встреча с зомби королевского уровня всё меняла. Как только Нирване станет известно, что кто-то залез и уничтожил их главный предмет для исследований, поднявшаяся суматоха лишит его возможности действовать незаметно. А к отрытой вражде с Нирваной, он пока не был готов.

Размышляя об этом, Лин Мо подключился к сознанию Шаны. Ему хотелось своими глазами увидеть результаты действий второй группы, ведущей разведку на внешнем контуре лагеря, чтобы его новый план не пришлось менять снова.

Не осознавая, что к ней подключились, Шана беспечно сравнивала грудь своих подруг, иногда заглядывая чуть глубже, чем обычно.

Внутренне Лин Мо одобрял её поступок, но не мог понять, зачем она привлекла к сравнению плоскую грудь Ю Ширан.

«Вот…», — внезапно произнесла Ю Ширан.

Шана неохотно отвела от неё взгляд, и, поправив свой воротник, холодно фыркнула: «Чушь…».

«Э-э… разница конечно велика, но она же ещё растёт…», — улыбался Лин Мо, ничуть не смущаясь своих действий.

Ему пришлось быстро отключиться, из-за многократно возросшего расхода духовной энергии. Одновременно управлять марионеткой, медузой и подглядывать за девчонками, сохраняя при этом концентрацию, было выше его текущих сил и возможностей.

Тем временем, его зомби-подруги одновременно спрыгнули со спины Сяобая. И только Ю Ширан повернулась к нему и, похлопав по спине, сказала: «Жди нас здесь».

Посматривая на них своими добродушными глазами, Сяобай послушно спрятался рядом в зарослях.

Переведя дух, Лин Мо снова подключился к Шане в надежде, что эта попытка будет информативнее предыдущей. Она смотрела на здание, возле которого закончилась разведка Сяобая. Именно тут он встретил людей, когда впервые проник сюда.

В этот раз тут было тихо, и только стрекот вездесущих насекомых нарушал ночное спокойствие.

«Что-то подозрительно тихо», — подумал Лин Мо, знавший, что поблизости должны быть ночные патрули.

(продолжение следует…)

Из удалёнки. В оригинале, автор заставил ГГ назвать медузу — мастер мяч или мега-мяч. Причина. Наверное, это был образчик удивительного китайского юмора, который так безжалостно удалил этот вредный переводчик.

В оригинале глава называется — новое имя для медузы.

В общем, сплошной волюнтаризм. И не говорите)))