Глава 750. Ваше меню меня не устроит (+юбилейная спецглава)

И, наверное, это было недоумение.

А потом в глазах исследователя появился ужас. Он не ожидал, что обычный зомби окажется «крепким орешком». Ещё пара струй газа ситуацию не изменила. Зомби перестал отступать и просто таращился на него в ответ, пока ничего не предпринимая.

Мужчина покрылся холодной испариной и беспомощно смотрел по сторонам: «Что, черт возьми, происходит!».

Лан-Лан сразу всё поняла и приготовилась к худшему. Она рассчитывала, что их последнее средство сработает. В конце концов, оно всегда срабатывало.

«Всё пропало… мы оба мертвы…», — в её голове понеслась печальная мысль. Воображение уже рисовало картины ужасной смерти от рук этого негодяя.

«Невозможно! Это невозможно! Он должен был подействовать! Я пользовался им много раз! Это проверенный состав…», — бормотал исследователь, выпрыскивая на гостя остатки содержимого красного баллона.

Только после этих слов, до Лин Мо дошло, что проблема была не в газе…

Предыдущие высказывания исследователя довольно ясно показывали, что он был уверен в своём газе.

Проблема была в нём, вернее в них, ведь он же управлял зомби. Проверив состояние своей марионетки, Лин Мо убедился, что газ сработал как надо. И стоит заметить, эффект у него был потрясающий. Зомби, вдохнувший немного газа, терял желание к сопротивлению. И, у него полностью пропадала агрессивность. А для Лин Мо это не было проблемой. Он сам подавлял в зомби эти инстинкты.

«Но способности этого человека действительно очень сильны. Хотя этот газ не эффективен против зомби высокого уровня, основная масса среди зомби то … в общем, этот газ исключительно полезен для выживших. Странно, почему они не используют его повсюду».

Тем временем, исследователь, тихонько отложив в сторону опустевший баллон, тянул руку к красной кнопке, расположенной на стене прямо возле стола.

«Не двигайся», — сказал Лин Мо, догадавшись о предназначении этой кнопки, а потом добавил, — «иначе я съем её».

«Хорошо», — обречённо произнёс мужчина и начал аккуратно выворачивать свои карманы. Он постарался делать это медленно, чтобы лишний раз не провоцировать опасное существо.

Лин Мо не стал его останавливать, но сжал пальцы на шее Лан-Лан, готовясь к ответным действиям в случае очередного сюрприза.

Вскоре на столе образовалась небольшая кучка странных вещей, среди которой мужчина выбрал маленький мешочек.

«Не ешь мою дочь, я дам тебе … это», — тихо попросил мужчина, протягивая к зомби руку с раскрытым мешочком.

Взглянув на его содержимое Лин Мо потерял дар речи. Это была небольшая порция вирусного геля. Каков хитрец, он знает, чем можно приманить зомби.

Стоп, подожди… Дочь?!

Это шутка? Они же совсем не похожи друг на друга, а общее в них, ну разве что их мерзкий характер! Хотя, именно такой отец позволит дочери играть с зомби на улице…

«Погодите, снаружи… разве это не детская площадка, которую он специально устроил для своей дочери?», — от этой мысли Лин Мо почувствовал легкий озноб, и, странно посмотрев на него, он произнёс, — «я не буду есть это».

На лице мужчины отразилось отчаяние. Не эти слова он ожидал услышать от зомби. Как он мог отказаться от такого предложения? Неужели его не интересует гель?

Взглянув на свою дочь, мужчина решительно заявил: «Оставь её, ты можешь съесть меня!».

Он нервно дернул за воротник халата, обнажая перед зомби бледную и сухую кожу, покрытую подозрительными пятнами.

«Да кто захочет тебя съесть?! Если сравнивать с едой, твоя дочь в лучшем случае недожаренная курица, а ты сам — давно протухший хоунао!».

Ответ зомби шокировал мужчину, который казалось уже перестал понимать происходившее.

Лин Мо тут же понял, что заигрался и такое его поведение никакой «мутацией мозга» не объяснишь. Скрывая возникшую неловкость, он, стараясь не смотреть ему в глаза, приказал: «Ты выйдешь первым».

Исследователь молча подчинился, но задумался, почему этот зомби стал так хорошо разговаривать. Совсем как человек… и этот отказ от свойственной для зомби пищи… Что тут происходит?

«Сядь здесь», — Лин Мо пододвинул в центр комнаты стул. Он не хотел, чтобы этот хитрец смог дотянуться ещё до какой-нибудь кнопки или спрятанного оружия. Тем более что он был впечатлён актёрскими способностями последнего.

Мужчина сел, искоса поглядывая на то, как зомби таскает его дочь за шею, словно нашкодившего котёнка. Это было терпимо, пока он не собирался её есть. Но, в конце концов, это же зомби … черт его знает, когда он проголодается …

Хотя, они оба до сих пор живы, а значит, этому зомби ещё что-то было нужно, и возможно даже что-то не связанное с едой.

«Это… а что тебе нужно?» — спросил исследователь.

«Ответы на мои вопросы, конечно же», — подумал Лин Мо и сказал: «Я хочу знать обо мне всё».

Исследователь был на мгновение ошеломлен: «Хорошо … я понял…».

«Его мозг мутировал», — вмешалась в их разговор Лан-Лан.

«Заметно…», — кивнул мужчина.

Он ненадолго задумался, а потом, по всей видимости, его характер взял вверх над осторожностью, и мужчина, более смело продолжил: «Удивительные вещи преподносит мне вирус. Такая мутация у обычного зомби. Жаль, что я не нашёл тебя раньше… понимаешь? Это на самом деле я. Я сделал тебя! Хотя я не знаю, как это случилось, но я действительно гений! Что до тебя, ты почувствовал особую связь со мной, так что…».

«Кто кого спрашивает!» — мрачно напомнил ему ситуацию Лин Мо. Что за мерзкий характер у этой семейки. На волоске от смерти, а остановиться всё равно не могут…

«Расскажи мне о вирусе и своих исследованиях», — потребовал Лин Мо.

«А ты не будешь нас есть после того, как я тебе расскажу?», — вместо ответа поинтересовался исследователь.

«Хорошо», — утвердительно кивнул Лин Мо.

Исследователь, потирая руки от волнения, сказал: «Договорились!»

В этот миг люди почувствовали облегчение. Их не съедят. Ну, по крайней мере, не сейчас.

Выкупить свою жизнь за подобную информацию? Странное везение. Зомби, интересующийся происхождением самого себя и исследованиями подобных себе. Для людей это было ценной секретной информацией, но для зомби? Хотя, кому он потом расскажет эти секреты, своей подружке зомби…

«Сначала расскажи о вирусе», — приказал Лин Мо.

«Вирус… когда речь заходит об этом, первое, о чём можно говорить — его происхождение. Но как ни странно, как будто этот вирус появился из ниоткуда. Изначально я предполагал, что это может быть какой-то оригинальный вирус, который родился в результате мутации, но после различных экспериментов было обнаружено, что это действительно новый тип вируса».

По его внешнему виду было видно, что эта тема была для него важной. Исследователь был так взволнован, словно говорил о любимой женщине, вспоминая лучшие моменты своей жизни с ней. Однако, это были зомби, кровожадные убийцы, поедающие своих жертв.

«Если честно, я занимаюсь этим бизнесом почти 30 лет и никогда не видел такого вируса, ни дома, ни за границей!».

«Э… кто ты?», — внезапно спросил Лин Мо.

«Эй, об этом не стоит упоминать, я всего лишь вице-президент филиала Академии наук здесь, отвечаю за XX Государственную ключевую лабораторию. Опубликовал несколько работ за рубежом, служил приглашённым профессором XX университета, также являюсь членом XX Международного Комитета…», — с долей небрежности произнёс исследователь.

В голове у Лин Мо сразу возникли картины из прошлого. Университет, студенческая жизнь, во что она превратилась сейчас…

А вообще, неудивительно, что исследования Нирваны такие продвинутые. Почему же он сам не встретил его в самом начале катаклизма?

«Продолжай про вирус».

Исследователь счастливо улыбнулся и добавил: «Этот новый вирус представляет собой сильно мутировавший штамм. Думаю, вы уже почувствовали это на себе. Его мутации полны бесконечных возможностей, и это самое интересное. Возможности…».

По словам мужчины, исследования в штаб-квартире Нирваны в основном были сосредоточены на использовании возможностей вируса. Другими словами, они пытались создать биологическое оружие, способное подчиняться человеческим командам. Ну и конечно, найти способ уничтожить этот вирус.

«Ты хочешь этого или босс хочет этого?», — спросил Лин Мо.

Исследователь удивленно взглянул на зомби, прежде чем ответить: «Он тоже должен надеяться на это, по крайней мере, он не хочет сам подвергаться изменениям».

«Тогда ради чего лично ты проводишь исследования?».

Несмотря на высокий статус в штаб-квартире Нирвана, уровень его жизни не был чем-то примечательным. Даже сигареты на столе — дешевые…

«Мне интересно», — с усмешкой ответил исследователь.

(Продолжение следует.)

ПП. Из удалёнки. Сократил количество переживаний исследователя о неработающем газе. И изменил его принцип действия. В оригинале газ должен был вырубить зомби, но поскольку тот под контролем ГГ он не вырубился. Похоже автор забыл, что когда марионетка вырубается, её невозможно контролировать (иными словами обрыв связи, вне зоны доступа и т. п.). Вмешательство совсем небольшое, сам автор тоже пишет про снижение сопротивления и т. п.

Глава называется — тёмная кухня. Применительно к еде, прилагательное тёмная означает невкусная, подозрительная, несъедобная. Ну и от себя добавил про курицу и хоунао. У автора хватило мощи только на то, чтобы обозвать их непрожаренной (недозрела) и несъедобным (перезрел). Возможно, в этом скрывался особый смысл, доступный лишь китайскому обывателю.

Спец глава посвященная «юбилею».

Внезапно я обнаружил, что общее количество слов — два миллиона. Стоит ли мне что-то сказать сейчас?

Прежде всего, спасибо всем. Без вашей поддержки я не могу продолжать.

Считая время, с момента загрузки прошло десять месяцев, верно?

Я плохо разбираюсь в математике, не смейтесь надо мной…

Но я всё же должен сказать: извините за то, что я такой инвалид.

На одну главу уходит по три-четыре часа, такие слабые подонки ещё могут получить вашу поддержку, большое вам спасибо!

Десять месяцев — это недолго, но, оглядываясь назад вижу, что многого добился.

Есть признание, поощрения и оскорбления.

Я до сих пор помню, как во время китайского Нового года я видел, как кто-то опубликовал рецензию на книгу: «С Новым годом, желаю смерти тебе и всей твоей семье».

Это была ночь в канун Нового года, я держал мобильный телефон под одеялом, и у меня потекли слезы. Кто-то также поговорил со мной в приватном чате, удивляясь, как можно было такое написать? Животное могло бы это сделать лучше.

Но самое неудобное в том, что я недоволен собой. Написав главу, я не могу не отбросить её, с ужасом оглядываясь назад.

Я не боюсь всяких шуток. Иногда мне снятся кошмары, и я опасаюсь того, что в разделе рецензий на книгу появиться что-то типа этого: книга отстой, с полки долой!

Я действительно хочу сделать интересной каждую главу, каждые десять тысяч слов, каждый миллион слов.

Подписка — это величайшая поддержка моего труда. Каждый раз, когда я вижу рост количества оплаченных подписок, я чувствую большое спокойствие.

Некоторое время назад я видел статистику, согласно которой 99% читателей смотрят пиратские копии.

Это сильно расстроило меня. Авторам низкого уровня, таким как я, можно рассчитывать только на абонентскую плату. Думаете это много денег? На самом деле немного.

Но с другой стороны: в такой плохой обстановке меня по-прежнему поддерживает 1% книжных друзей, что непросто ***, но наверное всё же неплохо.

Так что я всем очень благодарен, спасибо.

Единственное, что я могу сделать, это продолжать писать хорошо.

Но я такой неуклюжий и не могу красиво писать.

Но я верю, что если это делать искренне, то все это почувствуют.

Ещё раз спасибо!

ПП. Из удалёнки. Не знаю, куда запихнуть этот авторский слезливый опус. В оригинале он идёт после 751 главы. Насчет исправлений, не беспокойтесь, почти на 99% это авторский бред. Просто немного потёр откровенной херни и подправил читабельность. Кстати, во многом я с мнением китайских читателей согласен.

Ну если в целом, то автор пытается выбить слезу, а вместе с ней денежку, у сердобольного читателя, сознательно занимаясь публичным самоуничижением и самобичеванием.