Глава 782. Наводящий допрос

«Что началось?», — пробормотал старик.

Все сразу же остановились и внимательно посмотрели на Лин Мо. Последний жестом показал на небольшой закуток между двумя высотками, куда никогда не проникало солнце. По его приказу, Е Лиань и Ли Ялинь остались у входа, а остальные зашли в какое-то полуподвальное помещение.

Лин Мо посадил пленника в угол и осветил фонарём просторную комнату.

Подошедший к нему Му Чен насторожённо попросил: «Если он опять проштрафился, можно я лично проведу воспитательную работу».

Использовать пленника как грушу давно вошло у него в привычку, которая, помимо всего прочего, неплохо снимала стресс. Не дожидаясь ответа, он замахнулся, но ударить не смог. Лин Мо перехватил его руку.

«Я сам разберусь, ты пока за остальным пригляди», — тихо произнёс Лин Мо, показывая глазами на семью Лан.

Му Чен неохотно отступил, и, получив в руки фонарь, пошёл в другой угол комнаты.

«Беспринципная жестокость не наш метод», — напутствовал его Лин Мо, а потом склонился над головой пленника, — «кажется, ты больше ничего не можешь с этим поделать».

Мужчина молчал, делая вид, что не понимает о чём шла речь. Кстати, у остальных тоже не было понимания, что за игру затеял Лин Мо. Странные фразы должны были что-то значить, но оказалось, что этот прохиндей умышленно секретничал, не давая остальным понять, о чём идёт речь.

«Кха-кха-кха», — пленник тяжело дышал. Его тело содрогалось в конвульсиях и, для наблюдавших со стороны, было похоже на эпилептический припадок.

«Хочешь выиграть время? Неплохой ход, но ты брось уже притворяться. Я знаю, что ты пытаешься сделать. Жаль, конечно, что ты сделал этот ход так рано. Честно говоря, я думал, что ты ещё продержишься какое-то время. Послушай, не стоит это продолжать. Я понимаю, что под воздействием Присоски ты совсем растерял свой боевой пыл, но … заканчивай», — принялся уговаривать его Лин Мо.

«Не упрямься! Тебе это не поможет…».

Старина Лан тихо спросил у Му Чена: «Присоска? Это инструмент или что?».

«Это… Я сам толком не знаю, надеюсь, что это какая-то особая присоска…» — тихо ответил ему Му Чен.

«Желаешь продолжить?», — настаивал на своём Лин Мо, — «ты должен знать, что я наблюдал за тобой всё это время. Думаешь, что успеешь провернуть всё по-тихому у меня под носом? Огорчу, я быстрее тебя и могу остановить твои потуги в любой момент. Просто, я не хотел этого делать … Понимаешь, я не хочу лишний раз вредить тебе».

«Кха-ха-кха…».

Эпилептический припадок набирал обороты. Тело задергалось гораздо активнее, как будто бы его подключили к электричеству. Внешне всё было настолько правдоподобно, что остальные с удивлением смотрели на Лин Мо, не понимая, почему он решил устроить допрос человеку в таком состоянии.

«Эй! Ну, хватит нести чушь! Помоги ему!», — крикнула Лан-Лан и собиралась сама подойти, но Шана остановила её и отвела в сторону.

«Всё под контролем, брат Лин просто проверяет его», — прошептала Шана, дружески обнимая девушку за плечи.

«Что ты имеешь в виду?», — тон Лан-Лан требовал объяснений. Она подчинилась своей подруге, но была сбита с толку и хотела понять, что тут творилось.

«Наводящий допрос, слышала про такое?», — подмигнула ей Шана.

«Кажется… да…», — неуверенно произнесла Лан-Лан.

Погладив девушку по щеке, Шана некоторое время всматривалась в её глаза: «Брат Лин намеренно задаёт такие вопросы, чтобы узнать ответы на них даже в том случае, если тот откажется говорить. Нужно внимательно следить за мимикой. Тело не врёт. Присмотрись сама».

Шана не стала объяснять подробнее, предоставив ситуации развиваться по запланированному Лин Мо сценарию. Не стоило сейчас мешать ему.

А Лин Мо, окружив тело пленника духовными щупальцами, внимательно считывал тончайшие сигналы, исходившие из глубин подсознания. Мужчина мог делать вид, что не понимает вопросов, но реакции тела он контролировать был не в состоянии.

«На самом деле это своего рода наука, а мы присутствуем на научном эксперименте. Не будем же мешать его проведению», — торжественно произнесла Шана.

«Звучит разумно…», — Лан-Лан утвердительно кивнула, до глубины души поражённая словами подруги.

Тем временем Лин Мо присел на корточки и приготовился к решающему ходу.

«Похоже, за ночь ты многое понял. Я не буду на тебя давить. Ты можешь продолжать задуманное.

Но, ответь ещё на один вопрос, ты выбрал это время специально, потому что ты там тоже готов?», — произнёс Лин Мо, а потом, склонившись к самой голове пленника, добавил, — «может нам пора поговорить о делах, а, большой босс?».

Пленник на секунду замер, а потом его тело обмякло и стало похоже на то, что припадок прекратился, сменившись спокойным сном.

«Похоже, ты меня не расслышал. Я же говорил, что быстрее, чем ты. Надеюсь, что теперь ты это понял? И, кстати, мне кажется, или тебя действительно так сильно удивило то, что я раскрыл твою истинную личность?», — Лин Мо торжествующе улыбнулся и освободил рот пленника от кляпа.

«Можешь кричать, но на помощь придут только зомби. Мы конечно не так далеко ушли, но кроме них, тебя никто не услышит. Смелее, я не буду останавливать тебя. Мне просто любопытно, как ты хочешь умереть. Знаешь, хех, ты ведь знаешь, что смерть от рук зомби не самая приятная», — закончив с его ртом, Лин Мо дружески похлопал пленника по плечу.

«От тебя… тошнит…», — первые слова мужчины не были наполнены благодарностью. Он долго отплевывался, прочищая ротовую полость от ниток и грязи. За всё время кляп насобирал на себя довольно много всего.

«Посмотри на меня… Тебе кажется, что я хочу кричать?», — хрипел пленник. Он попытался пристроиться поудобнее, но мог шевелить только шеей и сейчас походил на забавную говорящую гусеницу.

«Ты похож … на крикливого червяка», — кивнул ему в ответ Лин Мо.

Лицо пленника исказила ненависть: «Если бы не ты… такие вещи… как мог… я…».

«Как и ожидалось, эффект достаточно неплохой. Понимаешь, это может повлиять на твою способность говорить», — с удовлетворением сказал Лин Мо.

«Ты…», — губы мужчины задрожали, они силился что-то сказать, но не мог, словно что-то невидимое мешало ему. Наконец, преодолев сопротивление неосязаемого врага, мужчина спросил: «Что, черт возьми, ты хочешь сделать?».

«Ну, это зависит от того, достойны ли вы большого босса», — загадочно ответил Лин Мо.

«Я не понимаю, что ты имеешь в виду…».

Лин Мо прервал его: «Ну, хватит. Неужели тебе не надоело притворяться? Какой теперь в этом смысл? Ты обманываешь сам себя».

Пленник некоторое время молча смотрел на Лин Мо.

«Какого черта… что ты хочешь предложить?».

«Если кратко, я надеюсь, что ты прекратишь сопротивление», — прямо заявил Лин Мо, — «но, если ты думаешь, что ещё есть шанс, я могу дать тебе немного времени, можешь потратить его с пользой. Как вижу, усердия тебе не занимать…».

«Хе-хе… к чему весь этот цирк, ты ведь можешь получить всё и другим способом».

«Это последний шаг, я применю его, когда не будет иного выбора», — пообещал Лин Мо.

Он давно мог бы попробовать применить насилие, но даже поглощение группы духовного света не давало гарантии, что он получит хотя бы часть необходимой информации. Тот случай в автобусе не давал Лин Мо покоя. Тогда поглощение сработало, но результат был катастрофически плох.

А, кроме того, он смутно чувствовал, что пока этот парень был жив, он был их козырем в игре против Нирваны.

«Сначала скажи мне, как ты это увидел?», — пленник принял условия и начал торг, — «никто никогда этого не видел. Я бы хотел узнать это перед тем, как умру».

«Ну… есть так много лазеек», — уклончиво ответил Лин Мо.

Реакция пленника не заставила ждать, мышцы его лица напряглись, а в глазах появился огонь негодования. И самое важное, изменилась его духовная сила. Если бы не тот эпизод в автобусе, Лин Мо мог бы и не заметить подобное изменение, но сейчас он был знаком с её источником — большим боссом!

«На самом деле, ты сам себя выдал. Все с кем я общался до этого, с радостью спасали свои шкуры, сдавая мне твою Нирвану. Ты единственный, кто пытается торговаться не за свою жизнь. Отсюда следует простой вывод — я поймал важную шишку. Плюс прощальная церемония, которую твои люди организовали, провожая любимого начальника в долгий путь. Слезы в их глазах были искренними. Но, при этом, рядовые участники оставались скупы на выражение своих чувств. Что наводит на мысль, что в мои руки попал, ну, буду честным, скорее всего попал, сам, загадочный и непостижимый, Большой Босс!», — Лин Мо картинно улыбнулся и указал пальцем на нос пленника.

«Прекрасное выступление, развяжи мне руки, и я от души похлопаю вместе со зрителями», — натужно проскрипел пленник. Сухость во рту мешала ему говорить, вынуждая регулярно сплевывать слюну.

«Хех, спасибо, но, разве я не прав?», — глаза Лин Мо светились подавляющей уверенностью, когда он произнёс эту фразу.

«А, кроме пустых догадок, есть ещё что-нибудь?», — пленник не спешил признавать правоту похитителя. Да, конечно эти догадки поражали в самое сердце, но этот прохиндей явно чего-то не договаривал. Не мог он, прийти к таким выводам на основании пары спорных фактов.

«Хорошо, будем считать, что это обоснованные подозрения. Но, есть ещё кое-что, с чем ты спорить не сможешь…», — Лин Мо, хитро прищурив глаза, водил пальцем вокруг носа пленника.

«Ну, давай, мистер детектив, выкладывай свой козырь».

«Характер!».

(Продолжение следует…)

ПП. Из удалёнки. Разговор ГГ с пленником перенесен в более тесное помещение. В оригинале ГГ останавливает отряд в промежутке между двумя высотными зданиями и прямо там устраивает допрос. В таких местах громкие звуки любят отражаться и шалить, но походу ГГ не важно, выдаст он себя или нет. Ладно, пусть там стены будут подавлять звук. Но, это же ловушка сама по себе, там узкий проход и два выхода, там же простреливается всё.

Название главы в оригинале — наводящие вопросы. Изменения внесены специально, и вложены в уста Шаны, чтобы получился небольшой каламбур, заставивший семью Лан задуматься. Переводчик не силен в методах ведения допросов, хотя и знаком с некоторыми. Возможно, существует и такой. Это уже переводчику не ведомо. Наводящие вопросы используются достаточно часто, но если честно, только тогда, когда нужно ответ подогнать под уже готовый результат.

Подчистил охи/вздохи в стиле «как такое возможно», обожаемые китайскими авторами и так «полюбившиеся» отечественному читателю.

Сменил акценты в разговоре ГГ с пленником. Добавил красок, подчеркнул и усилил детали, оставленные автором без внимания. В оригинале ГГ объясняется более пространно, а пленник менее активен.