Глава 82. Непристойные звуки во время кормления

Ши Бин с Сю Цаем о чём-то недолго говорили, разумеется, Линг Мо заметил это.

Вообще, они были знакомыми, так что это было нормально, но непонятно отчего у Линг Мо было неприятное предчувствие.

Более того, когда Сю Цай появился, он выглядел весьма приветливым, однако, несмотря на это, Линг Мо чувствовал сильную неприязнь.

По сравнению с остальными студентами в комнате, с их нескрываемыми голодными взглядами, Сю Цай выглядел как-то… слишком спокойным!

Точно, слишком спокойным! Судя по их виду они сидели взаперти уже очень долго. Сначала они приняли Линг Мо за беженца, поэтому учитель Ло был холоден, однако Линг Мо считал такое поведение более естественным.

Когда Ши Бин сказал, что они пришли с улицы Красных Фонарей, те студенты сразу зашевелились, даже у учителя Ло заблестели глаза.

Однако, Сю Цай, по-прежнему, сохранял совершенно спокойный вид, и из-за этого другие чувствовали, что он лишь изображает радушие….

“Там небольшая кладовка, хотя она располагается не очень удачно, но как-нибудь перетерпим. Как насчет того, чтобы передохнуть здесь?” – деловито спросила Лин Луан Цю и внезапно показала пальцем на дверь на углу коридора.

Линг Мо кивнул и, подойдя, рывком открыл дверь.

По критериям эта кладовка действительно была хуже зала тхэквондо, и у неё имелось только одно окно. Однако с внешней стороны к нему прилегала крыша, так что можно было отступить по ней.

По обе стороны склада стояли деревянные полки, заполненные кучей мелких принадлежностей, Линг Мо мимоходом взял в руку пинг-понговый шарик и стал подкидывать его в руке.

После апокалипсиса вряд ли кто-то думал о занятиях спортом, этим принадлежностям оставалось только покрываться ржавчиной и плесенью. Для выживших отчаянное спасение своей жизни — самый стимулирующий спорт.

Шана однако проявила к инвентарю большой интерес, разумеется, её слишком заинтересованный вид, вызвал у Лин Луан Цю странное чувство . Да и по дороге, поведение Шаны и Е Лиан тоже вызывало некоторые подозрения.

Хотя внешне они не отличались от людей, однако в бою они творили чудеса, ловкость движений, кровавая манера убийства с помощью грубой силы, к тому же, даже так устав, они по прежнему были невозмутимы, разве где-то есть обычные девушки способные достичь такого уровня?

Однако подозрения остаются подозрениями, и Лин Луан Цю никак не могла уловить ключ к разгадке. Если не обычные люди, то кто? Не могут же они быть зомби? Она же своими ушами слышала, как Шана говорила…

Линг Мо не догадывался, что Лин Луан Цю сомневается в происхождении Шаны и Е Лиан, он как раз тайком дал Е Лиан кое-что поесть…

Используя предлог вытирания рук Е Лиан от крови, Линг Мо разделил только что добытый гель на две половинки, и положил одну часть ей в рот.

Даже если Линг Мо не собирался приказывать, когда гель коснулся губ Е Лиан, она сразу послушно открыла рот. После проглатывания геля, глаза Е Лиан внезапно стали ярко-красными, после чего постепенно вернули обычный вид.

Впрочем, эту сцену Лин Луан Цю не видела, так как Линг Мо специально закрыл Е Лиан. Таким же образом, он скормил вторую половину Шане.

Однако с сохранившей воспоминания Шаной было сложнее по сравнению с Е Лиан, во время поедания геля, воспользовавшись случаем она присосалась к пальцу Линг Мо, нежный теплый кончик языка стал непрерывно скользить по пальцу Линг Мо, одновременно издавая причмокивание.

“Эй… не вздумай укусить меня!” — шепотом сказал испуганный Линг Мо.

Шана немного растерянно посмотрела на Линг Мо, затем неохотно открыла рот, позволив Линг Мо вытащить палец. Линг Мо воспользовался шансом, чтоб ущипнуть Шану за щеку: “Я даю тебе пищу, а ты в итоге еще и пытаешься укусить меня ”.

“Я же говорила, что не могу укусить”, — сказала Шана после некоторой паузы, вот только в её глазах промелькнул кровавый блеск, выдавая её.

«Полагаю, это от долгого голодания», — подумал про себя Линг Мо. Всю дорогу он искал возможность, чтобы накормить Шану и Е Лиан вирусным гелем, если зомби активно двигаются целый день, это означает сильное снижение их выносливости, кажется, этого кусочка геля недостаточно чтобы они насытились.

(п/к. Тут есть фрагмент 塞牙缝的 — «маленький кусочек между зубами», то есть объелся и ковыряешь из зубов остатки.)

К счастью, они обе достаточно сильно эволюционировали, обычный вирусный гель совсем не вызывал у них каких-либо необычных реакций, но Линг Мо считал, что хоть такие гели для них уже слабоваты, но один за другим постепенно будут стимулировать их эволюцию.

Линг Мо пришла в голову мысль испить немного слюны, чтобы восстановить силы, но стоило ему взглянуть на уставших Е Лиан и Шану, как Линг Мо отказался этой затеи.

Их слюна способна восстановить его физическую силу, но кто знает, не приведет ли потеря жидкости к их истощению.

Как мужчина, он должен быть терпеливым…

Когда Линг Мо кормил Шану, Е Лиан подошла и прижалась к нему, из-за их тесной духовной связи, переутомившись, она инстинктивно хотела отдыхать рядом с Линг Мо.

Эти причмокивания, естественно, не укрылись от ушей Лин Луан Цю, лицо которой покраснело от смущения, и она поневоле почувствовала некоторый интерес. Тем более, что она была не в курсе истинного положения вещей, диалог Линг Мо с Шаной слышался небольшой шуточной перебранкой любовников.

(п/к. 给你吃的了 – «даю тебе пищу», может значить и «даю тебе отсосать».)

Во время апокалипсиса быть способными поддерживать такие теплые отношения и заигрывать, не обращая ни на что внимание, не так-то просто, особенно когда они только что прошли множество ожесточенных схваток, это уже не просто психологические качества людей решивших идти напролом.

Неужели это истинное родство душ?

Подумав так, Лин Луан Цю почувствовала нелепость своих подозрений, хотя Шана потрясающе сражается, однако сейчас она казалась влюбленной избалованной девушкой.

К тому же, Линг Мо только что вытер руки Е Лиан, что заставило остальных почувствовать, что эта красивейшая в школе девушка, на самом деле не очень-то может о себе позаботиться.

“Неужели я ревную?”

Лин Луан Цю в глубине души поневоле испугалась и печально опустила глаза. До болезни и ранения, она считалась самым сильным человеком в отряде спасателей, сверх способность давала преимущество, отлично компенсируя нехватку физической силы девушки, недостаток силы был её слабостью. Но из-за несчастного случая она стала почти что инвалидом…. сегодня наблюдая за сражением Лин Луан Цю поняла, что даже будучи в лучшей форме, не могла бы сравниться с этими двумя девушками.

Может из-за этого она чувствовала ревность? Это плохой знак, ревность подобна занесенному кинжалу…

Пока Лин Луан Цю предавалась размышлениям, в дверь вошел запыхавшийся Ши Бин, он едва держался в присутствии Сю Цая и его сотоварищей, но физически он уже давно был истощен, с трудом держась на ногах вошел в комнату, как только он закрыл дверь то сразу сел, тяжко дыша, как полудохлая псина.

“Ши Бин, о чем ты только что говорил с Сю Цаем?” Лин Луан Цю быстро глянула на Линг Мо, но тот проигнорировал Ши Бина, поэтому она сама спросила.

Ши Бин слегка раздраженно нахмурился, про себя подумав, и как тебя понимать? Что за подозрения! Этот Линг плохо ко мне относится, а теперь и ты Лин Луан Цю ко мне так, не хватало чтобы я отчитывался перед кем-то из-за того что поздоровался!

Чтобы выжить… хе, неужели ты не сможешь выжить без Линг Мо? В голове возникло злобное ругательство: шлюха!

Уставший за день, постоянно находившийся на грани жизни и смерти, Ши Бин сильно нервничал. Тем более, что Лин Луан Цю помешала ему выпендриваться перед Сю Цаем и заставила его потерять лицо. Хотя он потом пожалел о сделанном, жутко опасаясь разозлить Линг Мо, но после этого события, он почувствовал безграничный гнев и унижение!

От этих мыслей взгляд Ши Бина стал холодными: “Ничего особенного, просто личная беседа. Хочешь узнать подробности?”

С этими словами, он как бы невзначай кинул взгляд на Линг Мо, и увидел, что он сидит вместе с Шаной и Е Лиан, да еще и c удовольствием положил голову на длинные ножки Е Лиан, и выражение его лица поневоле стало сложным.

Почему у него есть способность, а у меня нет? Это действительно несправедливо!