Глава 274. Улов

Я оторвал взгляд от камня, украшавшего черную трость мужчины, и внимательно посмотрел на трех только что прибывших гостей.

Крючконосый и бледнокожий Кроумли обменялся вежливыми, но немногословными приветствиями с толпой городских чиновников и членов их семей. Два студента, которые выглядели примерно моего возраста, почти не разговаривали, держа подбородки поднятыми, а грудь надутой.

Студентка, которую называли Афиной, выделялась атлетическим телом и длинными стройными ногами, подчеркнутыми униформой. Ее свирепый взгляд впился в меня из-под темной челки. Отбросив ее провокацию как милое приветствие, я перевел взгляд на блондина, который выглядел так, будто провел слишком много времени перед зеркалом.

По сравнению со своей бесцеремонной одноклассницей, студент Паллисун приветствовал всех натянутой улыбкой, которая, казалось, выражала его высокомерие более скрытым образом. Наблюдая за подростком в его белом костюме, который был украшен единственным расшитым наплечником, я вспомнил радужного гуся, демонстрирующего свои перья во время брачного сезона. Реджис усмехнулся моему сравнению, соглашаясь со мной.

В конце концов, вся троица направилась ко мне. За ними следовала свита горожан, делавших все возможное, чтобы выслужиться перед ними или хотя бы заставить посмотреть в их сторону.

«Большая честь принимать восходящего во время данного мероприятия, — нараспев произнес старший представитель, а выражение его лица не совсем соответствовало словам. — Меня зовут Кромли из крови Мандрика. Это моя внучка, Афина, — представил он, указывая на студентку. — А этот студент — Паллисун из крови Блейзер. Эй. вы оба, представьтесь».

Афина опустила голову, немного неохотно.

«Афина крови Мандрика».

Паллисун, который был примерно моего роста, но немного крупнее, оглядел меня с головы до ног.

«Паллисун крови Блейзер», — поприветствовал он, выпуская немного маны, которая крепко прилипла к его телу, чтобы продемонстрировать свой контроль.

«Ну и мана», — рассудил Реджис.

«Приятно познакомиться со всеми вами. И еще раз спасибо, что согласились взять меня с собой в Арамур», — сказал я Комеру с любезной улыбкой. «Ничего особенного», — смиренно ответил он.

«Услышав, что в нашем городе появился восходящий, старейшина Кромли привел с собой лучших студентов академии Штормков», — объяснил шеф Мейсон.

«Да, хотя они еще не могут сравниться с восходящим Г реем, они оба будут переведены в институт восходящих центрального домена», — презрительно бросил взгляд представитель Штормков на главу города.

Я посмотрел на двух студентов с небрежной улыбкой.

«Заранее поздравляю».

Паллисун вытянул шею, чтобы оказаться на дюйм выше меня, и ответил: «Вы кажетесь очень молодым, уважаемый восходящий. Я не могу себе представить, что у вас есть большой опыт, но я с удовольствием послушаю ваши истории о реликтовых гробницах». Реджис ощетинился.

«Пожалуйста, позволь мне унизить этого мальца».

«Это ниже нашего достоинства — запугивать их.

К тому же я нарочно их травлю», — быстро послал я сообщение Реджису, прежде чем ответить тщеславному блондину.

«Это довольно приятное место для прогулок. Не хотите ли присоединиться ко мне в следующий раз, когда я туда пойду?» — спросил я, подмигнув.

В толпе вокруг нас раздалось несколько смешков. Бровь Паллисуна дернулась в сдерживаемом раздражении, но он тоже рассмеялся.

«Пожалуйста, извините меня, я пойду выпью, — сказал Паллисун с вымученной улыбкой. -Пойдем, Афина». Оба студента развернулись и направились к одному из столов.

Когда они это сделали, я заметил, что их спины были покрыты плащами, скрывающими их руны. Не зацикливаясь на этом, я устроился поудобнее на выступе, откуда открывался вид на арену. Внизу ведущий, ответственный за медиа-мероприятие, заставлял студентов ходить по кругу и махать аудитории.

Раздались радостные возгласы, когда большинство студентов направились прочь с центрального поля, оставив только одну группу студентов, которые выглядели как дети примерно восьми — десяти лет.

День продолжался, мы наблюдали за различными событиями, демонстрирующими как магическое, так и физическое мастерство студентов. Первыми демонстрировали свои умения ученики-заклинатели. Рабочие приносили мишени и раскладывали их на противоположной стороне поля, чтобы ученики могли попытаться поразить их с точностью и силой.

После этого они начали пробегать полосу препятствий, при этом целились и стреляли без остановки. Хотя я не потворствовал детям-солдатам, было впечатляюще видеть, как даже дети в этом маленьком городке легко проходят сложную полосу препятствий, стреляя, как обученные бойцы, направляющиеся на войну.

Война против Дикатена. Черт побери, я проклинал себя за ненужные мысли. Все, что я сделал, чтобы попытаться пойти против Алакрии в этот момент, даже не будет равносильно грязи под ногтями Агроны.

Ощутив ужасный привкус во рту, я замолчал, наблюдая, как ученики-заклинатели закончили бежать, а ведущий позвал щитов, чтобы они поднялись на арену. Каждый щит должен был защитить два манекена от тупых снарядов, сделанных из дерева и камня.

«В этом возрасте я сражался насмерть против зверя маны, которого поймал мой отец», -произнес ясный голос в нескольких футах справа от меня.

Я отвел взгляд и увидел Паллисуна, обнимающего каждой рукой каких-то девиц. Он начал громко хвастаться тем, что в их возрасте научился быть щитом. Тем временем девочки ворковали и хихикали, как будто в его словах было золото.

Он был не единственным, кто наслаждался зрелищем внизу. Во время этих двух соревнований другие чиновники из соседних городов делали ставки на своих собственных местных студентов, в то время как имена перспективных учеников были названы и восхвалялись достаточно громко в надежде, что Кромли мог их услышать.

Когда ученики города Людро, Кессир, Дьюра и Маэрин спустились вниз, атмосфера дрогнула. Заклинатели и щиты получали восторженные аплодисменты на протяжении всего времени испытаний, но ребята заметно побледнели по сравнению с тем, когда выступали по одиночке.

В следующем испытании примут участия группы из шести представителей щитов от каждого города. Начиналось с того, что все сражались друг с другом за место в турнирной таблице, и заканчивалось тем, что оставшиеся нападающие из каждого города встречались в полуфинале и финале. После того, как ведущий напомнил нападающим, что сдаваться, чтобы позволить конкретному члену их города продвинуться вперед, было строго запрещено, турнир начался.

Хотя я не ожидал многого, я должен был признать, что мне понравилось представление. Но судя по тому, как Афина не стала утруждать себя просмотром первого матча, я уверен, что она не согласилась бы со мной.

Дети сражались отработанными движениями, демонстрируя мастерство как в физических, так и в магических способностях. Из- за того, что знаки или гербы ограничивали сферу действия и определяли форму их заклинания, они должны были полагаться на понимание и перехитрить своих противников — используя свою магию как инструмент, а не полагаясь на нее.

«Не могу себе представить, чтобы это зрелище хоть как-то развлекло вас», — раздался сзади тонкий голос.

«Тогда вы ошибаетесь, — небрежно сказал я, не оборачиваясь. — На этом уровне их „оружие“ не заточено и негибко. Это заставляет их быть более быстрыми и изворотливыми. Вы согласны, старейшина Кромли?»

Пожилой мужчина встал рядом со мной, задумчиво подняв бровь: «Вы хотите сказать, что чем острее становится наше оружие, тем медленнее и неуклюжее становимся мы?»

Я отвел взгляд в сторону Кромли, ухмыльнувшись краешком рта.

«Это зависит от человека, но соблазн понадеяться на самый острый инструмент всегда есть. Разве не, в первую очередь, поэтому мы эволюционировали от борьбы голыми кулаками?»

Кромли на секунду заморгал, прежде чем рассмеялся.

«Мудрые слова, о которых я сам не подумал. Может быть, реликтомбы даруют мудрость восходителям».

«Возможно». — я перевел взгляд на следующую пару студентов-нападающих, выходящих на арену.

«Так вы нашли кого-нибудь, достойного приглашения в академию Штормков?» «Я уже просканировал множество учеников, и ни один из них не имеет запасов маны, достойных того, чтобы принять их к нам», — ответил он тоном, который говорил, что он ожидал этого.

«Шш. Директор нашей академии попросил, чтобы мы привезли побольше талантов из Арамура, так что я просто возьму с собой победителя этого турнира».

«Мне кажется, что у вас никогда и не было никакого интереса, чтобы воспринимать это мероприятие всерьез», — задумчиво произнес я.

«Честно говоря, мне не хотелось посещать этот…город».

Затем Кромли повернулся ко мне; его крючковатый нос был на расстоянии менее чем вытянутой руки от моего лица.

«Если бы этот старый медведь не сказал мне, что здесь находится настоящий восходящий и нуждается в услуге, я бы не потрудился прийти, не говоря уже о двух моих лучших учениках».

«Похоже, вы на что-то намекаете, старейшина Кромли, — ответил я, искоса взглянув на старика. — Я и не знал, что в моей короткой поездке в Арамурскую академию есть какие-то ниточки».

«Никаких ниточек, конечно, — быстро ответил он с сухим смешком. — Я просто надеялся, что вы удостоите моих учеников и этот город демонстрации силы восходящего».

Я долго ждал этого момента. С того момента, как два студента, с которыми он приехал, начали оценивать меня для драки, я знал, что шансы на поединок были высоки. Но я не думал, что они захотят бросить мне вызов прямо здесь.

«Но это имеет смысл, — сказал Реджис. — Если вы, ребята, спаррингуетесь здесь, и они проиграют, они не рискуют потерять лицо из-за глупого вызова восходящему».

«Хм…хотя воспитание молодежи очень важно, я предпочел стать восходящим, а не инструктором, потому что немного больше ценю материальные блага», — намекнул я с игривой улыбкой. Старый представитель моргнул и, казалось, на мгновение пришел в себя. Он от души рассмеялся и похлопал меня по руке.

«Похоже, с вами будет не так уж трудно поладить, восходящий Г рей! Назовите свою цену!»

«Золото достать легко, — сказал я, показывая ему рунную карточку, которую шеф Мейсон вручил мне ранее, заполненную доходами от продажи животных маны, которых я использовал в качестве тренировочных манекенов. — Но мне любопытен тот странный камень, который у вас на трости».

«Как и положено восходящему, у вас хороший глаз, — задумчиво произнес он, поднимая трость. — Даже несмотря на то, что наш государь счел это мертвой реликвией, во время аукциона она обойдется мне в небольшое состояние».

«В нем есть какие-нибудь спецэффекты или секреты?» — спросил я небрежно, подавляя и мое, и Реджиса желание поглотить эфир, хранящийся внутри камня.

«Если мертвая реликвия способна творить даже малейшие намеки на древнюю магию, то простой старейшина академии в каком-нибудь маленьком городе не может себе этого позволить, — ответил Кромли, потирая большим пальцем камень размером с ладонь. — Нет, это просто очень дорогая безделушка, которой можно похвастаться».

«Жаль», — сказал я, изображая разочарование. Я не знал, что реликвии, которые Агрона считал «мертвыми», выставлялись на аукцион, но это имело смысл. Почему бы не получить богатство за штучки, которые не нужны, чтобы Агнора забрал себе все реликвии, которые были действующими.

Оглядываясь назад, я не мог не задаться вопросом, как бы все сложилось, если бы у меня не было руны хранения измерений, а шеф Мейсон сказал, что ему нужно забрать у меня кубовидную реликвию. Можно было суверенностью предположить, что мое общение с жителями этого города не было бы таким беззаботным, как сейчас.

«Если восходящий Грей-знаток подобных вещей, я не могу представить, что вы не захотите добавить это в свою коллекцию, — ответил Кромли. — Как насчет этого? Если уважаемый восходящий сможет одолеть Паллисуна и мою внучку в дружеской схватке, я не только сопровожу вас в Арамур и прослежу, чтобы о вас полностью позаботились, но и подарю вам эту реликвию. Если они могут превзойти вас, все, что нужно сделать восходящему Г рею, — это замолвить за них словечко».

Я приподнял бровь: «Замолвить за них словечко?» Понимающая улыбка сменила растерянное выражение на лице старика. «Бесполезно притворяться невежественным, восходящий Г рей. Мейсон сказал мне, что у вас близкие отношения с высокородным Денуаром, — прошептал он. — Не волнуйтесь, я сохраню вашу тайну».

Я глубоко вздохнул и подавил раздражение. Похоже, большой вождь сдался. Я действительно не хотел, чтобы моя ассоциация с таким мощным именем была передана так скоро, но я думаю, что это сработало в данный момент в мою пользу. Старик вздохнул, и я согласился: «Это звучит как неплохое предложение».

«Отлично!- Кромли хлопнул в ладоши, впервые показывая искреннюю улыбку. — Я полагаю, что у нас не возникнет никаких угрызений совести, если вы столкнетесь с двумя моими учениками одновременно?»

«У него действительно нет ни стыда ни совести», — мысленно сообщил я Реджису. Пожав плечами, я сказал пожилому человеку: «Я предполагал, что так и будет».

«Как и положено восходящему!- Кромли просиял. — Я уверен, что независимо от того, выиграют мои ученики или проиграют, это будет для них отличный опыт!»

«Как и следовало ожидать от восходящего, — насмешливо повторил Реджис. — Ну и лиса. Нет ничего удивительного в том, что в иерархии Алакрии существует такой разлад».

Я смотрел, как Кромли уходит, слегка поклонившись мне. Он не успел сделать и пяти шагов, как ко мне тут же подбежал шеф Мейсон, озабоченно нахмурив брови: «У-уважаемый восходящий, — шеф Мейсон повернул голову, чтобы убедиться, что Кромли не слышит его, и только потом заговорил: — М-мои самые искренние извинения. Старейшина Кромли был на грани отмены своего визита, и я знал, что это повлечет за собой и отмену вашего возвращения в Арамур. И он встречался со многими восходящими прежде, так что если бы я просто сказал, что вы восходящий, это, казалось, не заинтересовало бы его».

«Что сделано, то сделано, — ответил я с ноткой раздражения в голосе. — Я полагаю, вы тогда уже догадались, что старейшина Кромли попросит меня устроить шоу с его учениками?» Дородный мужчина опустил глаза: «Да».

«Хорошо. Тогда все идет по плану», — я встал, чтобы выпить, но шеф Мейсон схватил меня за рукав.