Глава 292. Следы

Мы с Реджи стояли у прохода к арке, открывающей снежный туннель. Вход был частично завален и быстро заполнился снегом. Перед нами было размытое пространство серого и белого, сильная буря, рвущая и бросающая снег с достаточной скоростью, чтобы вырывать плоть из костей.

Я почесал щеку. «Может, все не так плохо, как кажется.»

Реджи фыркнул. «Представь, что это твои последние слова.»

Игнорируя ехидное замечание моего товарища, я прибыл в конец туннеля, где скопился снег и в значительной степени заполнил щель, проделанную силой Каэры, оставив позади только мелкий углубление (дерн). Частицы фиолетового эфира кружились в буре, придавая снегу розоватый оттенок и делая его еще более труднодоступным для глаз.

«Подожди, ты серьезно?» спросил Реджи, обойдя вокруг меня, чтобы встать между мной и бурей. «Вчера мы едва видели два фута перед собой, а сейчас буря сильнее чем была».

«Ну, мы не можем сидеть сложа руки, в надежде, что буря пройдет,» сказал я, переступая через товарища.

Я покрыл себя эфиром, укрепляя свое тело от холода и режущих осколков снега и льда. Поднявшись на дерн, я начал проделывать путь из тоннеля. Мои ноги утопали с каждым шагом в мягком белом снеге, из-за чего мне приходилось постоянно использовать руки, чтобы отлопатить в сторону свежий снег.

Даже при нескончаемом количестве окружающего эфира, пополняющего мои резервы, я чувствовал, как мое ядро быстро иссушается от ветра, который постоянно ударяется об мою эфирную защиту. Мне приходилось идти медленно и в широком положении, чтобы меня не отбросило от бури. Эфирные ветры постоянно меняли направление, меняя пейзаж с каждым порывом и сотрясая мою уверенность в собственном смысле этого слова.

«Проклятье,» ругнулся я, мой голос глушила воющая буря.

Признав поражение, я повернул обратно. Метель уже начала заполнять проделанный ров, в той точке куда я шел, использовав свою связь с Реджи в качестве якоря, я быстро нашел исчезнувший вход в эфиро-вырезанный тоннель, ведущий обратно в купол.

К тому времени, как я вернулся, Каэра проснулась и стояла рядом с Реджи, плотно обернувшись в несколько слоев одеял.

Каэра прежде чем задрожала, посмотрела на меня. «Просто глядя на тебя, мне становиться холоднее.»

Я осмотрел себя, с головы до ног облеплен толстым слоем утрамбованного снега.

«Ты там что-нибудь нашел? Может, немного снега?» спросил Реджи, волчьей улыбкой.

Сметая большую слипшуюся массу снега из своих пшеничных волос и с плеч, я уронил ее прямо на своего товарища.

«Эй!» Реджи закричал, его слабый голос приглушился снегом. Он делал усилия чтобы освободить свое крохотное тело от снега, пока Каэра не пригнулась и не вытащила его за хвост.

«Похоже, что мы застрянем здесь ненадолго» сказал я Каэре, пока стряхивал с себя остатки снега.

Алакрийская дворянка вздохнула. «Так и думала.»

Возвращаясь по тоннелю, под купол, я сел в наш импровизированный лагерь и начал думать. Мысль о том, чтобы просто сидеть и ждать, казалась почти такой же ужасной, как и поход через метель. Я рассуждал, стоит ли использовать это время для очистки эфирного ядра, но этот процесс оставил бы меня слишком уязвимым для моего комфорта, и Реджи все еще нужно было вернуться к норме

В то время как я продолжал обдумывать наш следующий план действий, мой взгляд устремился на Каэру, которая копалась в куче случайных предметов у подножия лестницы. Ее глаза загорелись, когда она подобрала небольшой предмет, перед тем как положить его в карман, а затем снова вернулась к поискам. Через некоторое время она направилась к куче одеял, которые мы разложили, с горсткой мелких косточек и гладких камешков.

«Что ты делаешь?» спросил Я.

«Иди сюда и увидишь,» сказала она, похлопав по полу возле себя.

Мое любопытство разыгралось, я подошел к тому месту, где она с помощью ножа рисовала тонкие линии на гладкой каменном полу, пока не была вырезана грубая шестиугольная сетка.

Сначала я подумал, что она пытается составить карту наших координат в зоне, но потом она начала размещать набор разных камней и костей в двух противоположных сторонах сетки.

«Это случаем, не игра?» спросил я, нахмурив брови.

«Это стратегическая игра, популярная среди высших кровей (аристократов),» объяснила она, поставив некоторые фигуры таким образом, чтобы они находились в центре соответствующих шестиугольников. «Я ношу переносную доску во время восхождений, но так как мое размерное кольцо сломано, пришлось сделать это.»

Каэра не ела днями. В этих холодных условиях ее организм сжигает больше энергии, чтобы регулировать внутреннюю температуру, она продержалась бы неделю, может быть, две, без какой-либо надлежащей пищи. Тем не менее, она выглядела беззаботной, пока сидела перед грубо сделанной доской.

«Думаешь на это есть время?» спросил я, все еще стоя.

Каэра подняла бровь, посмотрев вверх. «Извини, у тебя были другие неотложные дела, Грей?»

Закатив глаза, я сел на противоположный конец самодельной доски. «Хорошо, но тебе придется научить меня основам.»

***

«Итак, кастеры могут двигаться по пяти точкам в заданном направлении—»

«Нет, они могут двигаться куда угодно, пока находится в пределах пяти точек. Вот, давай я тебе еще раз покажу,» сказала Каэра, говоря громче шума бури снаружи.

Каждый из нас сидел на сложенном одеяле в куполе, высеченная игровая доска расположилась между нами, в то время как Реджи оставался в моем теле, чтобы пополнить свой эфир. Передо мной были осколки кости, на каждой фигуре вырезано маленькое изображение квадрата, линии, треугольника, или круга. У Каэры были фигурки гладких камней, каждый из которых был вырезан с одним из тех же четырех символов.

«А фигуры с линиями это бойцы?» сомнительно спросил я.

«Да,» сказала Каэра с надутыми губами. «И это не линия, это меч.»

Я опустил голову к доске, чтобы взглянуть поближе. «Я уверен, что это линия.»

«Мне пришлось импровизировать, так что просто используй свое воображение,» ответила Каэра. «В любом случае, фигурка кастера с символом огня—»

«Треугольник,» поправил я.

«Огонь,» напряглась она, «самый гибкий. Щиты лучше всего использовать в обороне, в то время как бойцы хорошо справляются с захватом фигур. Помни, что ты можешь захватить, только перепрыгнув через него.»

«И ты выиграешь, если возьмешь моего стража (часового)?»

«Угум», Каэра кивнула. «Или если мой часовой дойдет до твоего, это называется чистой победой.»

Я поднял бровь. «Какая разница между обычной победой и чистой победой?»

«Чистую победу намного труднее одержать, поэтому это считается большим достижением».

«Похоже, это еще один способ для дворян выставлять напоказ свои навыки.»

«Полагаю, что так и есть.» Каэра посмеялась, пока возвращала фигуры в их первоначальное положение. «Ты готов?»

Я кивнул. Хотя я раньше не играл в эту специфическую игру, она была достаточно похожа на стратегическую настольную игру моего прошлого, правила которой легко вписались в голову.

«По правилам, белые ходят вторыми,» сказала она, указывая на мои костлявые фигурки.

Сделав миниатюрный кивок, я жестом показал Каэре ходить. Она сдвинула каменный щит вперёд на одно место. Я переместил своего внешнего нападающего в крайний левый угол доски.

Каэра ответила, передвинув одного из своих кастеров вверх по краю доски, напротив нападающего, которого я только что переставил. На этот раз я также переместил своего кастера, вынося его перед фигурой щита снаружи, так чтобы кастер мог захватить щит во время следующего хода.

Однако, казалось, что Каэра предвидела это, потому что она переместила одного из своих нападающих за щит, чтобы мой кастер не смог захватить фигуру в отведенные пять ходов.

«Ааа, я не думал что так можно двигать фигурки,» размышлял я, больше для себя, чем для Каэры.

Игра не заняла много времени, чтобы развернуться в пользу моего соперника. Примерно на седьмом ходу я понимал, что не смогу выиграть, поэтому я предпочел перемещать фигуры, чтобы посмотреть, как будет реагировать Каэра.

По крайней мере, Каэра не смогла получить чистую победу, как она хотела, из-за этого она кусала губу от раздражения.

«Еще,» объявила она, уже поставив фигурки обратно в их начальные точки после того, как схватила моего часового.

«Конечно,» сказал я, позабавившись ее соревновательным духом (дух соперничества).

Каэра была хороша. Было очевидно, что она хочет использовать игру, чтобы узнать обо мне побольше, но в течение следующих нескольких раундов я также смог узнать о ней много нового.

Она двигалась осторожно, но никогда не пассивно. Была стратегия на каждом ходу, с очевидным желанием удержать как можно больше своих фигур в игре, в то же время медленно сводить на нет мои. И первые несколько матчей я велся на ее тактику, но ее личность просочилась в игру, и она показала ключевую слабость, которую мне удалось разоблачить.

«Это моя победа,» сказал я с улыбкой, нарочно подняв ее стража медленно с доски, чтобы она увидела.

«П-погоди,» сказала она, ее ярко-красные глаза сканировали каждый дюйм доски на предмет какой-то ошибки.

Я сдерживал смех. Моя победа была мелкой, вызванной жадностью самой Каэры одержать надо мной чистую победу. Если бы не этот факт, я бы не смог выиграть.

«Смотри сколько душе угодно, но это ничего не изменит» усмехнулся я.

Каэра выпрямила голову, выстрелив в меня взглядом. «Ты уже играл в эту игру, не так ли?»

Я повертел головой. «Неа.»

«Я играла в эту игру годами, и хотя я не лучшая, я не могу так легко проиграть первому попавшемуся.»

Вздохнув, я вернул часового на ее доску. «Я выиграл только потому, что тебя поглотила жадность. Думаешь, я не заметил бы, что ты добиваешься чистой победы?»

Глаза Каэры расширились, и она смущенно кашлянула.

«Ты изолировала своего кастера на три хода в надежде, что мой страж пойдет в ход, чтобы расчистить путь для твоего стража, верно?»

«Видишь! Тот факт, что ты так размышляешь, доказывает, что ты уже играл в эту игру,» сказала она.

«Единственное, что это доказывает, так это то, что ты конкурентоспособна, а также то, что ты круглая неудачница,» ответил я с притворной улыбкой.

«Тебе просто повезло,» пробурчала она, вернув фигуры на их прежние места.

«Не отрицаю, и я уверен, что проиграл бы, если бы ты играла всерьез» спокойно сказал я. «Ты хороша, Каэра. Не нужно быть мастером, чтобы понять это.»

Каэра сузила глаза. «Ты постоянно удивляешь, Грей, ты это знаешь?»

«Я приму это за комплимент—» Я поднял голову, едва уловив шум, отличающийся от обычного завывания ветра.

Хмурый взгляд упал на лицо Каэры, она крутила головой по сторонам, но мой взгляд уже повернулся к одиночному дверному проему, ведущему в купол.

Глаза Каэры следили за моими, и мы оба молча ждали. На секунду я подумал, что, наверное, я что-то слышал не то. Это все еще мог быть ветер над куполом.

Потом я услышал еще раз: тяжелое выскабливание чего-то большого, движущегося по заснеженному туннелю. Оно шло к нам навстречу.

«За платформу,» сказал я, тихой интонацией, рванув от нашего снаряжения, чтобы занять позицию за возвышенным помостом между нами и дверью, с Каэрой следом.

«Ты что-то чувствуешь? Это сильнее нас?» прошептала она, след страха в голосе.

«Не об этом». Я опустился на колени, подглядывая за угол платформы, чтобы просто видеть дверь. «Что-то оставляет вещи здесь. Это говорит об интеллекте. Я хочу посмотреть, что это такое, прежде чем мы вступим в бой.»

Я сосредоточил свой слух на тоннеле, внимательно слушая любой шум, кроме воя снеговых тяжелых ветров, но ничего не слышал. К этому времени Реджи очнулся от своего медитативного состояния.

«Может быть, это была просто победа—»

Предположение моего спутника было отброшено, когда в дверном проеме появилась фиолетовая масса с большой вместительностью эфира, настолько большая, что ей пришлось протиснуться, чтобы пройти сквозь проем. Эфирная фигура приостановилась, поворачиваясь к нашему снаряжению, и я услышал слышимое обнюхивание, шум напоминающий фырканье.

Только когда фигура повернулась и осторожно подошла к нашим одеялам, я узнал что это было. У него было длинное, низкое тело, с наклонной спиной и четырьмя мощными конечностями. Его клинообразная голова опустилась на землю, продолжая нюхать, явно пытаясь уловить наш запах.

Он был похож по размеру и форме на Бу, хотя и длиннее и не такой широкий в корпусе. Каждый шаг существа похожего на медведя был медленным и размеренным, его движения осторожными, почти деликатными.

Но почему я его не вижу? удивлялся я. Я видел, что это эфир, но не зверь. Это было похоже на эфирного призрака, существо чистой энергии.

«Я сомневаюсь, что призраки издают шум, когда боками труться об стенку тоннеля,» отметил Реджи, подтверждая мои собственные мысли.

Осторожно повернувшись, чтобы привлечь внимание Каэры, я указал на свои глаза, а затем на нарушителя. Она посмотрела на меня в замешательстве, потом повертела головой.

«Оно невидимо», подумал Реджи, но я повертел головой.

Более того, оно использует эфир, защищаясь, от того чтобы его кто-то видел

«Это трюк, который я не прочь выучить,» голодно сказал Реджи

Вдруг невидимый медведь толкнул игровую доску мордой, разбрасывая кусочки по холодному белому полу.

Глаза Каэры расширились от удивления, но ей удалось замолчать. Тем не менее, невидимая масса фиолетового приближалась, его клинообразная голова направлялась по тем самым шагам, которые мы с Каэрой предприняли во время нашего поспешного отступления.

Я провел Каэру за угол помоста, затем указал наверх на верхушку, прежде чем рассчитать высоту платформы и лечь ровно, так чтобы эфирное существо не могло видеть меня.

Каэра следовала плану, перепрыгнув десять футов через верхушку платформы и используя руку, чтобы смягчить приземление.

Прошло всего несколько секунд, прежде чем я уловил звук фырканья и обнюхивания по низу.

Оно двигалось очень медленно по краю платформы, поэтому я начал пропускать эфир через свое тело на случай, если существо найдет нас.

«Может, мы первыми атакуем, прыгнув на него».

Нет, я хочу посмотреть, что он делает, если мы можем, ответил я. Если эфирный зверь разумный, то с ним можно было поговорить, то, возможно, оно помогло бы нам выбраться из зоны.

«Когда мы в последний раз сталкивались с умным монстром в Реликтомбах?» спросил Реджи, но я проигнорировал комментарий, несмотря на то, что он был частично прав.

Скользя по гладкому камню, я подвинулся так, что мог видеть только по край платформы. После того, как медведь сделал полный круг вокруг помоста, он подошел к куче предметов у основания лестницы, и я почувствовал жало разочарования.

Его притягивал запах костей?

Но вместо того, чтобы обыскать насыпь, медведь осторожно положил что-то на кучу, а затем медленно с тяжелыми шагами направился к двери.

Понимая, что существо вот-вот уйдет, я медленно поднялся в положение присяди, с держащими руками за головой, в надежде, что это универсальный знак мира, даже к эфиру орудующим невидимым медведям.

Мерцающая пурпурная масса застыла, стоя совершенно неподвижно и бесшумно.

«Большой парень не понимает, что мы его видим» подумал Реджи. «Что теперь?

Медленно поднимаясь, я выпрямился, мои руки все еще держались за головой, я смотрел в глаза существа—или, по крайней мере, я смотрел туда, где, как мне казалось, были его глаза. «Мы не причиним тебе вреда,» сказал я, сохраняя интонацию и не угрожая.

Зверь похожий на медведя оставался неподвижным. Я знал, что если бы я не видел эфир, он был бы совершенно невидимым и бесшумным. Я не мог не задаться вопросом, какие еще виды эфирных зверей населяют снежную зону, если существо настолько большое и впечатляющее разработало такой впечатляющий защитный механизм.

«Ты знаешь что ты делаешь?» шепотом говорила Каэра.

«Я еще не уверен,» сказал я уголком рта. Я шагнул в сторону лестницы, не отрывая глаз от эфирно-бронированного медведя, а затем проверил ногой край платформы, пока я не коснулся лестницы внизу. Осторожно, я спускался по одному шагу за раз.

В конце лестницы я сделал один шаг вперед. Мгновенно, рев заглушил даже снежную бурю снаружи, заполняя обширный купол. Уголком глаза я видел, как Каэра пришла в действие, вытянув красный клинок.

Встав на четвереньки, эфирный зверь бросился ко мне.

Я поднял руку, сигнализируя, чтобы Каэра осталась в стороне, покрыв себя уплотненным слоем эфира. Я чувствовал истощение запасов, но лучше принять меры безопасности против врагов с неизвестной силой.

Я опустился в стойку, чтобы встретиться с ним лоб в лоб, ожидая, что он придет в бешенство и нападет или сменит направление, но вместо этого он опустил свою широкую голову, и эфир, окружавший его, вспыхнул, когда он наткнулся прямо на меня.

В последнюю минуту отступив в сторону, я ткнул ладонью в его сторону, надеясь нарушить его равновесие. Тем не менее, зверь переместил свой вес в момент контакта и использовал силу моего удара, чтобы закрутиться на месте. Невидимый зверь прокрутившись наполовину накинулся лапой размером с обеденную тарелку.

Я заблокировал удар, поймав его гигантскую лапу в руки, прежде чем согнуться и бросить его через плечо. Эфир вспыхнул из моего ядра, когда я собрал силы, бросая двухтонного бегемота на лестницу, сотрясая весь купол.

Скорлупа эфира мерцала и исчезала, и вдруг я увидел вещь, спрятанную под ним, расстилавшуюся по подножию лестницы.

У него был густой, блестяще белый мех, который переливался розоватым перламутром, когда существо двигалось. Из широкого лба торчал плоский гребень из серо-стальной кости, похожий на рога, отпиленные в нескольких дюймах от черепа, и пластина из кости, которая обернулась вокруг каждого плеча, как броня.

«Ты только что… бросил этого гигантского зверя?» спросила Каэра, медленно спускаясь по лестнице.

«Я не хочу причинять тебе вреда,» сказал я медведю, который был ошеломлен ударом. Я видел, как он оставлял что-то на куче предметов у подножия лестницы; в этом должен быть какой-то смысл.

Я подошел ближе к белому, похожему на медведя зверю, когда его глаза внезапно открылись, и он бросился ко мне с молниеносной скоростью.

Мои глаза расширились от удивления, но скорость моей реакции была не медленнее медвежьей. Я прокрутился на стопах, как раз в то время, когда медведь пытался схватить меня, а я его за толстый мех. К сожалению, медведь снова окружил себя эфирной броней, и мои руки соскользнули.

Я упал на землю, прежде чем поймать себя. К тому времени Каэра вышла с клинком в руке после того, как зверь перешел в форму невидимки. (By then, Caera had already gone after the beast’s fading form, her blade in hand. Здравия автору)

«Стой! Не убивай его—»

Я чувствовал пощипывание в позвоночнике, она призвала свою врожденную силу Вритр и сделала занавес из черного огня, который сжигал жизнь в дверном проеме, прямо перед убегающим эфирным зверем.

Этого было недостаточно. Медведь снова заревел и прорвался сквозь стену темного огня, оставляя запах обожженных волос.

Направив эфир в руну, я зажег Божественный Шаг, но меня встретила острая боль. Поскольку мои запасы эфира и без того низки из-за Реджи и того количества, которое я потратил за небольшой промежуток нашей битвы, у меня не было достаточно эфира, чтобы использовать Божественный Шаг.

«Не потеряй его, Реджи!» приказал я, внутренне проругавшись.

«Да да.» появился Реджи, теперь размером с большую гончую, и бежал за медведем в размытии черного и фиолетового.

«Грей, оно того не стоит—»

«Ты видела, как оно притворялось без сознания,» прервав Каэру, крикнул я. «Оно умно, и если мы сможем узнать, откуда оно взялось, то сможем найти недостающие части арки.»

Даже без взгляда неопределенности Каэры, я знал, что это рискованно. Тем не менее, существо может манипулировать эфиром так, как не могу даже я.

Должен быть какой-то больший смысл его присутствия в куполе. Оно не случайно зашло туда, и казалось, что оно удивилось, увидев нас там, что означало, что оно пришел не из-за нас.

Джинны разработали каждый аспект Реликтомбов, чтобы бросить вызов каждому входящему. Дело в том, что в этой зоне не работали реликвии, сломанный портал выхода, невидимый медведь: Все это должно было быть связано.

Каэра посмотрела на меня твердым, пронзительным взглядом. «Я не знаю, что мешает тебе замерзнуть там, но я не продержусь вечно. Я могу дать себе немного времени, но…»

Ей не нужно было заканчивать мысль. Я знал, что она имела в виду. Если мы последуем за эфирным зверем, но заблудимся в буре, она может умереть.

«Если мы не хотим рисковать, мы никогда отсюда не выберемся,» искренне сказала я, встретив взгляд ее алых глаз. Она только кивнула, затем сделала шаг назад и собрала свою силу. Призрачное пламя замерцало как живое по всему ее телу.

«Где ты, черт возьми?» Реджи кричал в моей голове.

В пути. Не теряй его!

Я пронесся мимо двери и рванул вдоль внешнего купола, Каэра, прямо за мной. К тому времени, как мы отвернулись от стены, Реджи уже был далеко впереди нас, кусая стопы гигантского медведя.

Я видел, где он терся по бокам тоннеля пока бежал, его плечи выдолбили толстые рвы в снежных стены, вызывая частичное обрушение тоннеля, так что у нас с Каэрой не было другого выбора, кроме как прокопать себе дорогу, теряя драгоценное время.

Мы поднялись на снежный холм, пробираясь на поверхность, пока я продолжал пополнять запасы эфира. Медведь ловко скакал галопом по легкому снегу, это пурпурная масса, не отличалась от эфирной-смешанной метели, в то время как даже Реджи было еле-еле видно. (черная фигура Реджи была полностью окутана метелью)

Тем не менее, он оставлял тяжелые следы, и я без сомнений последовал за ним.

Потом у меня в голове прозвучал голос Реджи. «Я его теряю, Артур! Он плывет по снегу как большая злая рыба. Я за ним не поспеваю!»

Просто продержись еще несколько минут, настаивал я, мои запасы эфира почти наполнились достаточным количеством, чтобы использовать Божественный Шаг.

Высвобождая всю силу своего асуриного тела, я использовал утоптанные снежные следы зверя в качестве опоры для продолжения погони. Каэра боролась позади меня, огненная аура держала ее в тепле и хавалась хлопьями, которые хлестали по нам с ветром нагруженным эфиром.

Проскользив чтобы остановиться, я повернулся к Каэре, которая все еще догоняла. «Продолжай идти по этому следу!» лаял Я. «Я иду вперед.»

Глаза Каэры расширились, я не мог дождаться ответа. Повернувшись к ней спиной, я зажег свою руну.

Я позволил глазам расфокусироваться, пока я искал сквозные вибрации в эфире, в которые я мог проскользнуть, используя Божественный Шаг.

Но эфирная метель горела фиолетовым светом, заслоняя все, даже вибрации и конечные пункты, к которым они вели. Мое сердце колотилось, пока я нащупывал путь вокруг меня, секунды продолжали тикать. Зная, что я больше не могу терять время, я зафиксировался на мерцающей вибрации.

Затем я шагнул вперед.