Глава 334. Последний акт милосердия

Мой взгляд переключился с женщины в оранжевой броне на кольцо восходящих, смыкающееся вокруг нас. Их матерый вид, осанка, походка — все в них подтверждало мое предположение о том, что Гранбели вложили значительные средства в свою последнюю попытку.

Остановившись перед Даррином, напавшая на нас женщина приложила руку к удерживающей его золотой ауре. — Прости, что втянула тебя в это, Ордин. Уверена, что могу сказать от имени всех этих мужчин: за прошедшие годы ты заслужил наше уважение.

— Ну, тогда ты могла бы отпустить нас, — решился рискнуть Даррин, но обаяние его голоса полностью сошло на нет из-за подавления звука золотого силового поля.

Женщина покачала головой, серьезно посмотрев на нас. — Нет, боюсь, что нет.

Я взглянул на наемников, их руки крепко сжимали оружие, несмотря на свое очевидное преимущество. Затем посмотрел на место откуда мы перешли на этот этаж. Обычно поток восходящих постоянно двигался в обоих направлениях, но никто больше не появился из портала со второго уровня, и улица, ведущая на первый уровень, также была пуста.

— Все еще строишь планы выбраться? — спросила женщина, приподняв бровь. — Я восхищаюсь твоим самообладанием, но это бесполезно.

— Планы? — эхом отозвался я, приподняв бровь. — А со стороны так похоже?

— Нашу суперзвезду лишь отпустили погулять, а она уже считает себя неукротимой, — сказал с усмешкой один из мужчин, стоявших к ней ближе всех. У него были рыжие волосы, сбритые по бокам, а всю голову и непокрытую одеждой кожу рук покрывали шрамы.

По-видимому, даже самые профессиональные наемники не застрахованы от тщеславия, потому как другой человек, гораздо более округлый владелец топора, лениво наклонился вперед, опираясь на свое оружие.

— Это высококлассная силовая клетка, придурок, — сказал он с ухмылкой. — Ее особенность, помимо стоимости как у поместья в реликтомбах, это поглощать твою ману и использовать ее против тебя же, укрепляя барьер.

— Так что можешь брыкаться столько, сколько твоей душе угодно, — глумился рыжий, покрытый шрамами наемник, слегка встряхнув плечами.

Женщина в оранжевых доспехах издала смешок, и наемники позади нее расценили его как сигнал к хохоту.

Но когда считавшийся неразрушимым золотой барьер маны вокруг меня распался, выражение их лиц мгновенно переменилось.

— Пхахаха! Посмотри на их лица! — залился смехом Реджис, буквально вертясь на спине внутри меня.

— Н-невозможно… — запинаясь сказала женщина, ее загорелая кожа стала немного бледней.

— Мне постоянно это говорят, — небрежно ответил я, стряхивая золотые частицы затвердевшей маны со своего плеча.

Быстро оправившись от своего удивления, женщина в оранжевом издала гортанный рык и бросилась вперед, с появившимися в ее руках двумя пылающими золотисто-красным огнем саблями.

Моя фигура размылась, когда я использовал Взрывной Шаг, сократив дистанцию между нами, что застало ее врасплох. Я ударил ногой по коленям и отправил ее лицо на встречу с землей быстрым ударом по шее.

К тому времени, как остальные наемники пришли в себя от шока и ужаса, я уже стоял на их лидере одной ногой.

Мой взгляд пробежался по двадцати с лишним мужчинам и женщинам с холодным безразличием. Я дал Гранбелям достаточно шансов.

— Реджис, убей остальных, — подумал я.

Теневой волк, охваченный фиолетовым пламенем, вырвался вперед, вызвав шквал бурных ругательств и удивленных возгласов. Однако, будучи закаленными наемниками, наши противники отреагировали с отработанной оперативностью, вокруг них появились светящиеся покровы всех различных элементов. Так же возникли и щиты маны, залив платформу разноцветным светом.

Я воспользовался моментом, чтобы оглянуться на Аларика и Даррина, чьи ошарашенные выражения лиц говорили, что они все еще переваривали происходящее. Хоть у меня и возникла идея освободить их для дополнительной помощи, но в этом не было необходимости… и я хотел, дать им понять какому на самом деле человеку они помогают.

Окутав себя слоем эфира, я сосредоточился на своих противниках, готовый встретить их шквал заклинаний.

Реджис носился словно метеор, разбрызгивая кровь везде, куда попадали его темные когти и клыки, но после убийства нескольких их товарищей нападавшие на нас смогли взять его в кольцо с помощью щитов маны, в то время как заклинатели бомбардировали его заклинаниями.

Покрытый шрамами восходящий с рыжими волосами первым приблизился ко мне, он бросился вперед с гигантским боевым молотом в руке, оставляя с каждым наполненным маной шагом небольшие углубления в земле. — К черту, брать тебя живым! — взревел он. — Умри!

С налитыми кровью глазами, исполненными мести, Нападающий взмахнул своим почерневшим стальным молотом, который словно пульсировал.

Я уперся ногами в землю, направляя поток эфира из своего ядра через руку в кулак, в то же время сохраняя циркуляцию по всему телу для стабилизации.

Мой кулак столкнулся с поверхностью его металлического молота, создав мощную ударную волну.

Наемников поблизости сбила с ног волна кинетической энергии, в то время как молот рыжеволосого разбился на мелкие кусочки, так же, как и силовая клетка, в которую они пытались меня поймать.

Прежде чем мой противник с широко раскрытыми глазами смог оправится, я ударил его в грудь рукой, покрытой эфиром, дабы убедится, что он уже и не сможет прийти в себя.

Тем временем Реджис взял в челюсти круглую голову обладателя топора. Его страшные крики сменились душераздирающим хрустом, когда мой спутник захлопнул пасть и перешел к следующей жертве.

Защитные панели маны могли удержать теневого волка лишь на мгновение, но когти Реджиса заряженные разрушением, медленно дезинтегрировали все, что только могли наколдовать наемники.

Наемники вокруг меня начали беспорядочно метаться, видимо, наконец осознав разницу в силе.

Слева от меня появился Нападающий, заносящий удар большим, окутанным бурными потоками воздуха мечом, но я легко уклонился от громоздкого оружия, игнорируя царапины от острого ветра. Когда лезвие ударилось о землю, я нанес ногой удар прямо по плоской стороне меча. Зазубренное лезвие с металлическим звоном отлетело от рукояти в сторону, проскоблив землю.

У нападающего было всего мгновение, чтобы ошеломленно уставиться на свое сломанное оружие, после чего мой второй удар пришелся ему в бок, отправляя его пробивать стену одного из окружающих зданий.

Круговым движением, я увернулся от электрической дуги, оставляющей после себя след из потрескавшейся земли.

Заклинатель в мантии маниакально засмеялся, направляя рукой электрический поток маны обратно ко мне.

С еще одной серией эфирных вспышек, проходящих по моему телу, Взрывным Шагом я оказался позади заклинателя и проделал дыру в его животе своей окровавленной рукой.

Когда он посмотрел вниз на свою смертельную рану, его смех перешел в истерический крик.

Упав, у восходящего изо рта потекла кровь. Подобрав тело, я развернулся и использовал его как щит, блокируя череду летящих в меня ледяных шипов. Я почувствовал, как тело этого человека содрогнулось от удара шипов, а затем обмякло в моих руках.

Я бросил труп на землю.

Стряхнув кровь с руки, я осмотрел поле боя, там один из наемников бросился к порталу. Мощный порыв ветра смазывал его облик, он был всего в шаге от побега, одной рукой уже внутри светящегося портала.

С расширением моего восприятия, мир переменился, вокруг появились потоки эфира. Позволив потокам спатиума передавать мне информацию, я смог найти маршрут ведущий к беглецу.

Затем я сделал шаг.

Фиолетовые молнии завиваясь потрескивали вокруг меня, а моя точка обзора перенеслась в место прямо позади мага ветра. Схватив его сзади за ворот брони, я дернул на себя.

— Куда это, по-твоему, ты направляешься? — спросил я.

Вопреки моей мягкой улыбке, лицо восходящего исказилось от ужаса.

— К-как… — прохрипел он, прежде чем его голова врезалась в землю.

Я прочувствовал отсутствие богатой эфиром атмосферы более глубоких зон реликтомб и отметил снижение своих запасов от одного единственного Божественного Шага, понимая, что не могу так беспечно тратить эфир в пустую.

Я повернулся обратно к побоищу, где увидел Реджиса, подобравшегося к своей следующей жертве, огромный теневой волк без труда разодрал броню с плотью.

Пока я возвращался назад к оставшимся вражеским бойцам, прямо передо мной в воздухе промелькнула тень. Я поднял левую руку как раз вовремя, чтобы поймать руку, держащую кинжал, мерцавший при движении, как и его владелец. Напавший на меня человек — девушка с короткой стрижкой, каким-то образом замаскировала себя и свое оружие, сделав ее практически невидимой на фоне окружающего нас хаоса.

— Тебе стоило сбежать, пока был шанс, — сказал я, хватая ее за запястье.

— Пошел ты! — закричала замаскированная восходящая и развернулась на месте, замахиваясь другой рукой с еще одним кинжалом.

Но кинжалу было не суждено добраться до меня. Кончиком пальца, превратившемся в острый коготь, я разорвал ей горло.

С брызгами крови и неразборчивым бульканьем она упала на колени.

Позади нее я заметил, как Реджис набросился на Нападающего с копьем, он зажал древко копья в челюстях и сломал его пополам, а затем повалил мужчину. Из-за угла соседнего здания, куда отступала пара наемников, продолжали появляться вращающиеся диски белого света пролетая мимо теневого тела Реджиса

Я уловил движение и мое внимание вернулось к восходящей с кинжалами, которая, сжимая одной рукой разорванное горло, сумела собраться с силами, чтобы вонзить один из своих кинжалов мне в ногу.

Выдергивая кинжал, я поморщился, скорее от раздражения, чем от боли.

Восходящая застыла, не в силах ничего поделать, умирая смотрела, как рана, которую она с таким отчаянием нанесла, начала заживать у нее на глазах.

Наконец, враг нарушил построение, когда двое мужчин попытались бежать. Реджис уже убил одного из них и собирался напасть на второго, но один из белых дисков попал ему в плечо.

Моего спутника охватил гнев, но он проигнорировал его, сначала убив беглеца.

К тому моменту, как я прикончил нескольких оставшихся нападавших, Реджис снова обратил свое внимание на заклинателя, который ранил его светящимися белыми дисками. Он укрывался за седой женщиной в стальных пластинчатых доспехах.

Когда они, спотыкаясь, зашли в переулок, подальше от преследующего их теневого волка, женщина сотворила коробку из мерцающей маны вокруг себя и заклинателя. Вторая и третья коробки появились поверх первой, после чего она глубоко вздохнула, ее жесткие взгляд устремился на Реджиса, а успокоившийся заклинатель позади нее начал вызывать еще больше обжигающих белых дисков.

С каждым шагом, моего спутника по направлению к двум оставшимся наемникам, его когти светились все ярче и зловеще наливались разрушением, а затем с легкостью прошли через каждый из трех сотворенных барьеров. И я скажу, что мой спутник наслаждался своими двумя последними жертвами.

Оставив Реджиса разбираться, я подошел к Даррину и Аларику, они оба смотрели на меня широко раскрытыми глазами покрытые золотой аурой, удерживающей их.

Артефакт силовой клетки светился на том же месте, где его и бросили, проецируя эфирные золотые цепи, опутавшие моих спутников. Без лишних слов, я с силой наступил на развернутую пирамидку, и она хрустнула под моим ботинком, сровнявшись с землей.

Когда угас золотой свет, оба мужчины оступились на месте.

Массируя колени, Аларик пробежался глазами по окровавленному полю битвы, прежде чем в них отразилась моя фигура.

Неловко откашлявшись, он бросил взгляд на Даррина и снова посмотрел на меня.

— Ты… э-э… не ранен?

— Все могло кончится быстрее, если бы вы присоединились, — сказал я, пожимая плечами.

— Казалось, ты держал все… под контролем, — пробормотал Даррин, его изумрудно-зеленые глаза все еще смотрели на окружающее нас зрелище.

На земле, слева от места, где мы стояли, зашевелилась фигура.

Аларик и Даррин взглянули на меня, но я покачал головой. Она пришла в себя и со стоном оторвалась от земли. Некогда оранжевая броня окрасилась в багряный цвет, но большая часть крови принадлежала не ей. Если не считать протяженной через лицо царапины и, скорее всего, сильной головной боли, то она не сильно пострадала.

Я подошел к ней и молча ждал пока она, наконец, рассмотрит окружающее ее зрелище.

— Нет… — прошептала она, ее глаза покраснели и наполнились слезами.

Восходящая, дрожа повернулась в моем направлении.

— Пожалуйста… не убивайте меня, — прохрипела она.

— Я оставил тебя в живых не просто для того, чтобы показать это месиво, — ответил я размеренным голосом, — у меня есть для тебя работа.

Она энергично кивнула. — С-сделаю все, что захочешь.

— Сообщи человеку, который тебя нанял, что это, — я обвел взглядом платформу портала, теперь заваленную трупами, — было моим последним актом милосердия.

У наемницы сжались скулы, но она снова кивнула в согласии.

— Если он решит пренебречь последними крохами здравомыслия, которые у него остались, и снова придет за мной, я позабочусь о том, чтобы Ада осталась единственной из Крови Гранбель, оплакивать ее кровь, — сказал я, холодно улыбнувшись ей. — В конце концов… Я знаю, где они живут.

Кивнув в последний раз, она поплела прочь, едва сумев пройти через портал.

Я направился к Даррину и Аларику, которые наблюдали за моим разговором с женщиной в мрачном молчании.

— Вы возражаете против того, как я разобрался с ситуацией? — спросил я.

— С исходом? Нет, ни в малейшей степени, — ответил Даррин, а затем посмотрел вдаль. — А вот метод…

— Итог был бы лучше, вытащи ты нас из силовой клетки, не разбивая ее, — проворчал Аларик, бережно подбирая обломки артефакта. — Ты хоть представляешь, сколько она стоила?

— Продай ты ее, и она снова оказалась бы в руках кого-то вроде Гранбелей, — невозмутимо ответил я.

— Ну, конечно, — пробормотал он, — но зато я стал бы значительно богаче! — я презрительно фыркнул, а Даррин беспомощно пожал плечами.

Реджис выбрал этот момент, чтобы вернутся из переулка. Он подбежал ко мне, вся его пасть стала красной от крови, и я заметил, как тревожно на него смотрел Даррин.

Встряхнувшись, Реджис послал в воздух множество теплых красных капель, покрыв Аларика, Даррина и меня маленькими пятнышками крови. Даррин отпрянул назад, закрыв лицо рукой, в то время как Аларик с лицом в красных пятнах, не обращая внимания, смотрел вдаль.

— Я чувствую себя намного лучше, — подумал Реджис, набок высунув язык. — А теперь пойду вздремну.

Даррин и Аларик с трепетом наблюдали, как исчезал Реджис, возвращаясь в мое тело.

— Твоя магия и… призыв… — Даррин замолчал, словно пытаясь подобрать нужные слова. Он открыл рот, но поколебавшись снова закрыл его. В конечном итоге он лишь беспомощно покачал головой.

— Мне больше любопытно то, как ты самостоятельно вырвался из силовой клетки, — признался Аларик, пытаясь закрыть одну из треугольных панелей. — Это должно быть невозможно. –Ты правда хочешь знать? — спросил я, встретившись взглядом с Алариком.

Он секунду смотрел на плотно утрамбованную землю, после чего пнул лежащий камень. — Нет, думаю, не хочу.

Даррин сказал через плечо:

— Что ж, я, определенно, хотел бы знать, и надеюсь, что однажды ты будешь достаточно доверять мне, чтобы посвятить в свой секрет, Грей.

— Какой из? — весело добавил Реджис.

Оставшись без ответа, на лице Даррина возникла неуверенная улыбка, и он отвернулся, поведя нашу группу наружу из реликтомб.