Глава 338. Оружие против него

Каэра Денуар

Ночные птицы тихо щебетали на деревьях, пока я бродила по саду за пределами поместья Корбета и Леноры в Центральном Доминионе, будучи освобожденной на короткий промежуток времени после этого неловкого, напряженного ужина, который стал таким из-за того, что Грей так и не появился.

Но я знала, что он не придет, и попыталась объяснить это лорду и леди. Грей, должно быть, раскусил их бестактную попытку манипулирования. В конце концов, чтобы прекратить липовый суд, из всех людей они послали именно Лодена.

Пнув ногой большую шишку, упавшую с ветвей выше, я наблюдала, как она отскочила дальше по тропинке и упала в густую траву под деревьями. Что-то маленькое и шустрое зашевелилось в тени вечернего сумрака, пробираясь сквозь заросли, привлеченное шумом.

Хоть я и знала, что Грей не придет, но все равно расстроилась, и это чувство угнетало меня даже больше, чем сама причина. Прошло три недели, но я все еще пыталась определиться с моими чувствами к нему или же чего я от него хотела.

Возможно, мне следует спросить себя: а что Грей хочет от меня?

Я сделала глубокий вздох, вдохнув теплый ночной воздух, продолжая размышлять об этом.

Отдаленный хрустящий звук шагов по гравию дорожки предупредил меня о чьем-то приближении. Я покрыла себя слоем маны плотно прилегающем к коже, и вгляделась в темноту. Маловероятно, что на меня нападут прямо здесь, но, как говорится, только Верховный Владыка не боится измены.

Как только я закончила мысль, позади меня возникло движение воздуха, и из ниоткуда появилась длинная твердая тень, устремившись к моей шее. Я пригнулась, позволив инерции перевести меня в боковое сальто, когда тень просвистела рядом с моим ухом.

Мой алый меч находился в руке и в одно мгновение загорелся черным огнем души, но я не смогла ни почувствовать кого-либо еще в саду, ни определить источник черного лезвия, которое чуть было не снесло мне голову.

А значит, это мог быть только один человек.

Развернувшись, я описала длинным клинком широкую дугу над головой, и черное пламя вырвалось из него разрушительной волной. Справа от меня в пламени появилась рябь, но к моменту, как я нанесла короткий, резкий удар, она исчезла, и острый как бритва осколок чистейшей черной маны прижался к моей шее сбоку.

— Так-так, — сказала Коса Серис, появляясь словно из своей же тени. — Будь я убийцей, ты была бы…

Огонь души вырвался из моей плоти и побежал по лезвию ее клинка. Весело хмыкнув, она позволила сотворенному оружию исчезнуть, однако огонь души, все еще витающий в воздухе между нами, сгустился в мерцающую стрелу и устремился к ее горлу.

В мгновение ока вокруг нее поднялся туман темной энергии. Атака рассеялась, когда аура жадно поглотила мою ману.

— Твой контроль над огнем души прекрасно прогрессирует, — сказала она, приподняв уголки губ. — Похоже, таинственный Грей смог помочь тебе преодолеть твой застой.

Я убрала оружие и опустила взгляд на гравий у наших ног.

— Вы слишком переоцениваете меня, — спокойно ответила я, игнорируя возникший румянец на своих щеках от поддразнивания Серис. — Именно благодаря вашему обучению и наставничеству я достигла этого уровня.

Она демонстративно закатила глаза и повернулась, ее волосы (обычно жемчужного цвета, но сейчас темно-аметистового от полумрака) закружились за ней.

— Ты никогда не подлизывалась, Каэра. Это одна из вещей, которые мне больше всего в тебе нравятся. Не начинай сейчас.

Прикусив губу, чтобы не улыбнуться, я последовала за своей наставницей, которая направилась вглубь сада.

— Не ожидала вас увидеть сегодня вечером, Коса Серис.

— Меня не будет некоторое время. Хотела, чтобы ты знала.

— Снова на другой континент? — спросила я, сцепив руки за спиной. — Вы когда-нибудь собираетесь…

— Да, — сказала она низким и тяжелым голосом. — На оба вопроса. Но сейчас не время, Каэра.

Минуту или две мы просто шли молча, а мои мысли вернулись к войне. Денуары одни из немногих высшекровных, кто не претендовал на землю в зачарованном лесу Дикатена. Звезда Корбета и Леноры взошла еще выше, так как пострадало множество других кровей, некоторые из которых оказались полностью уничтожены тем неожиданным опустошением.

Конечно же, мои приемные родители послали на войну изрядное количество солдат. Держись они подальше от боевых действий, это заставило бы их выглядеть слабыми, даже где это и было выходом. Но когда Корбет увидел, как названная кровь и еще несколько высшекровных наперегонки стали претендовать на земли и рабов Дикатена, он лишь встретил их волнение тихой улыбкой, настаивая, что «в Алакрии уже есть все необходимое крови Денуар».

Время, как оказалось, доказало его мудрость, как бы мне ни было неприятно это признавать. Если бы Лоден занимался строительством поместья Денуар, во время нападения асур, то сердца моих приемных родителей оказались бы разбиты. Не то чтобы я сильно возражала…

— Кажется, суд над Восходящим Греем был тем еще зрелищем, — сказала Серис, нарушив тишину.

— Это должно было быть простой задачей, — сказала я с оттенком горечи. — Честно говоря, мне стыдно признавать, что наша правовая система может так сильно выйти из строя.

Коса Серис в ответ элегантно засмеялась.

— Высшекровные поколениями старались склонить систему к своей выгоде, настолько, что теперь большинство из вас уже почти и не замечают этого. Твое удивление — лучшее тому подтверждение.

Ускорив шаг, чтобы поравняться с ней, я встретилась взглядом со своей наставницей.

— Почему Владыки не вмешиваются?

— Вопрос получше — зачем им это? — спросила она, приподняв одну бровь. — Они тщательно разработали систему, согласно которой чистота крови имеет первостепенное значение, не так ли? Они позволяют высшекровным безнаказанно совершать убийства, если это не мешает их собственным махинациям. Не за чем, правда в том, девочка, что Владык мало волнует, что низшие делают друг с другом, пока это делается с должным почтением к правителю каждого доминиона.

Коса Серис открыла было рот, чтобы продолжить, как вдруг бросила на меня проницательный взгляд.

— Умная маленькая полукровка. Ты заставила меня сменить тему.

Я выпрямилась, практически маршируя, как на военном параде.

— Вы просто снова дразните меня. Мы обе знаем, вы не собираетесь рассказывать мне, что вам известно о Грее, поэтому я и спрашивать не буду.

Это вызвало еще один деликатный смешок у моей наставницы.

— Если ты хочешь, чтобы он доверял тебе — действительно доверял тебе — это знание, которое тебе нужно получить самостоятельно, Каэра. Я не дам тебе никаких коротких путей.

— Но вы хотите, чтобы я оставалась рядом с ним, так? Вы намекали на это, — я смотрела прямо перед собой, но чувствовала, что она изучает меня. — Мне нужно стать вашим шпионом, Коса Серис?

— Так и есть, — подтвердила она. — Но не думай, что ты предаешь его. В конце концов, мальчик мне очень многим обязан.

Я приостановилась от тяжелого хрустящего звука шагов, быстро идущих по тропинке позади нас. Как бы то ни было, мой разговор с Косой Серис только еще больше сбил меня с толку и привел в замешательство, так что я почти почувствовала облегчение, когда меня прервали.

Мы с моей наставницей наблюдали, как из мрака появилась фигура моей помощницы, Нессы.

— Леди Каэра, я …

Глаза Нессы комично расширились, когда она заметила рогатую Косу рядом со мной, и бедная девочка бросилась на гравий у наших ног.

— Пожалуйста, простите меня, Коса Серис Вритра! Я не отдавала отчет своим действиям!

Моя наставница властно посмотрела сверху вниз на перепуганную служанку.

— Будьте внимательнее в будущем, — несмотря на тон, я заметила то же, едва заметное подергивание в уголках ее губ. Затем, не сказав мне больше ни слова, она повернулась и исчезла в ночи.

— Теперь ты можешь встать, Несса, — сказала я.

Пошатываясь, моя служанка поднялась на ноги.

— Леди Каэра, еще раз, я понятия не имела, прошу прощения за мою…

Я отмахнулась от ее извинений.

— Не имеет значения. Могу лишь предположить, что тебя послали мои приемные родители, так?

Быстрое, затрудненное дыхание Нессы замедлилось, она сложила руки перед собой и изменила выражение лица на менее испуганное. Наконец, прочистив горло, Несса заговорила снова.

— Да, леди, тебе… вам нужно немедленно встретиться со своими родителями в кабинете лорда. Мне потребовалось несколько минут, чтобы найти вас, так что вам лучше идти.

Громкое уханье неподалеку заставило Нессу подпрыгнуть, и она шагнула ближе ко мне.

— Нам лучше пойти вместе, — пробормотала она, пристально вглядываясь в темные деревья.

***

Когда я подошла к двери в кабинет Корбета, то обнаружила ее слегка приоткрытой. Ленора говорила быстро, низким и глубоко расстроенным голосом.

— Какая наглость, Корбет, можешь себе представить? Восходящие выстроились бы в очередь на улицах лишь за шанс поужинать с нами, и все же у этого человека хватило наглости идти вопреки нам?

— Безусловно, — сказал Корбет, единственное слово было холодным и острым, словно битое стекло. — Можно подумать будто у Восходящего Грея вообще нет чувства приличия или такта.

— Вероятно, Каэра не так важна для него, как мы думали, — продолжила Ленора. — Если бы мы только знали, что именно Коса Серис Вритра хотела от восходящего…

— И все же, скажу еще раз, твоя информационная сеть оказалась бесценной, — сказал Корбет, его тон несколько смягчился. — Это не твоя вина, любовь моя, а его. Клянусь Вритрой, если бы только этот восходящий не был так высоко оценен нашим покровителем, я бы бросил его на гору Нишант.

Услышав достаточно, я легонько постучала в дверь и вошла. Ленора, которая расхаживала взад и вперед перед богато украшенным столом Корбета, остановилась и выпрямилась. Корбет сидел за столом, держа одной рукой пустой хрустальный бокал. Он смотрел вдаль, словно все еще представляя, как швыряет Грея в кальдеру действующего вулкана.

Я оглядела кабинет. Стеллажи с книгами занимали почти каждый дюйм пространства у стен, охватывая всю комнату, за исключением пространства для двери, большого окна позади стола и кирпичного камина. Во многих домах высшекровных подобная коллекция знаний стояла бы только для вида, но несмотря на все его недостатки, Корбет очень начитан.

Надо мной перила из черного железа огибали узкий проход, где был еще один набор книжных стеллажей. Помимо книг, на них был выставлен на показ широкий ассортимент памятных вещей и сокровищ, которые Корбет собирал на протяжении многих лет.

— Каэра, дорогая, — сказала Ленора, одарив меня своей ослепительной улыбкой. — У нас есть кое-какие новости о твоем друге, Грее.

Я стояла неподвижно, сцепив руки перед собой. Используя трюк, показанный мне одним из многих наставников, что у меня были за годы: подождать два вдоха, перед ответом, чтобы не показаться слишком заинтересованной.

— А? Он прислал свои извинения за пропущенный ужин?

Ленора издала звонкий смешок.

— Нет, боюсь, мы ничего не слышали от самого Грея, но я получила письмо от моего старого друга — администратора Центральной академии — с парой странных новостей.

Я слегка нахмурилась.

— Какое это имеет отношение к Грею?

— Вот и новости, — объявил Корбет сквозь стиснутые зубы. Откинувшись на спинку стула, он покрутил в руке пустой бокал. — Похоже, в академии произошел довольно необычный прием на работу.

Ленора кивала в такт словам Корбета.

— Три дня назад кто-то протолкнул найм безымянного, неопытного восходящего на должность тренера по начальной подготовке. Весьма необычно, ты так не думаешь?

— Да, — медленно ответила я. Даже поняв куда клонит Ленора, кое-что не сходилось в ее словах. — Особенно, если этого восходящего судили за убийство…

— На самом деле это довольно умно, — сказала Ленора, прислонившись к столу и положив руку на полированную поверхность. — Полное изменение имиджа и защита от Гранбелей в придачу. Хотя, признаюсь, я сама удивлена, что у него есть необходимые для этого связи.

Я подавила желание пройтись по кабинету в раздумьях. Выпрямившись, я заложила руки за спину, чтобы скрыть нервное перебирание пальцев. По правде говоря, я обнаружила, что сама удивлена не меньше Леноры. Сначала знаменитый восходящий, Даррин Ордин, появляется, чтобы защитить его, и теперь Грея внезапно принимают на работу в одну из самых престижных академий в Центральном доминионе?

Кто же ты на самом деле? Я задумалась, представляя золотые глаза Грея, смотрящие из-под свисающих светло-русых волос.

Я перестала ерзать, когда меня осенила мысль. Если Грей будет в Центральной академии, то я могла бы легко поговорить с ним без необходимости выслеживания его по медальону, который я поклялась себе использовать только в случае крайней необходимости.

Но сначала мне нужно сбежать от Корбета и Леноры.

Я посмотрела на своих приемных родителей. Они хотели, чтобы он был обязан Высшекровным Денуар только по той причине, что Серис интересовалась им, хотя они понятия не имели, почему. Я знала, что это мне пригодится.

— Ленора… Мама, — сказала я, зная, что мое использование этого обращения обрадует ее, — как ты собираешься следить за Греем, если его укрывает академия?

Если бы я могла убедить их отпустить меня к Грею…

Как я и ожидала, Ленора радостно улыбнулась мне.

— Что ж, вот тут-то в дело и вступаешь ты.

Корбет прочистил горло и поставил свой бокал на квадратный поддон на столе.

— Мы уже договорились, что ты возьмешь на себя должность в Центральной академии. Ты будешь ассистентом профессора Афелиона. Я уверен, что ты его помнишь.

Я моргнула.

— Что?

Ленора оттолкнулась от стола, подошла ко мне и положила руки на мои плечи.

— Это важно, Каэра. Я знаю, что тебе не нравилась академия, когда ты была студентом, но речь идет о крови.

Я натянуто улыбнулась ей и сделала шаг назад, освободив себе немного пространства. Хоть я и была в восторге от того, что покидаю поместье Денуар, чтобы провести время в Центральной академии с Греем — и без каких-либо возражений со стороны моих приемных родителей -, но я также знала, чего они от меня ожидают.

— И вы, конечно же, хотите получить отчет о его деятельности, — сказала я, с той же улыбкой. — И чтобы я убедила Грея… кстати, в чем именно?

— Требуется нечто большее, чем праздная фантазия, чтобы привлечь внимание Косы, — сказал Корбет, вставая, после чего обошел свой стол и задержался перед пустым камином.

— Коса Серис… ничего не сказала тебе, не так ли? — осторожно спросила Ленора. — Об этом восходящем.

— Конечно, нет, — сердито сказала я. Тебе известно все, что известно мне, — конечно, это была ложь, но не существенная. Я не сказала лорду и леди об использовании Греем эфира, но в остальном я рассказала им все, что знала о нем.

Что, как оказалось, не так уж и много, подумала я, снова вспомнив о его странном приеме на работу в академию.

— Он особенный, — продолжила я, — но я понятия не имею, чего хочет от него Серис, если вообще чего-то хочет, — это была правда, хотя, возможно, не вся. Серис каким-то образом знала Грея, но она не пожелала предоставить мне больше информации при нашем последнем разговоре.

Ленора шагнула ближе к Корбету, взяв его под руку, и мои приемные родители молча смотрели на меня в течение нескольких очень долгих секунд.

Наконец Корбет заговорил.

— Мы надеемся, что ты произведешь впечатление на этого восходящего, как сильно мы хотели бы встретиться с ним, возможно, даже поработать с ним в будущем. Если ты напомнишь ему о той роли, которую мы сыграли в его освобождении, — я почувствовала, как у меня дернулась мышца на виске, но я сдержалась, чтобы не закатить глаза, — будет намного лучше.

— И, конечно, — добавила Ленора, положив голову на плечо Корбета, — ты должна сообщить нам, если узнаешь что-нибудь… интересное, работая с Греем.

— Хорошо, — сказала я, встретившись взглядом со своей приемной матерью. — Я сделаю это.

Но я не позволю вамиспользовать меня против него, добавила я про себя.