Глава 345. Светский лев

Отложив свиток с подробным описанием моих занятий, которые должен буду вести, я вздохнул и откинулся на спинку стула. Это сильно напомнило мне о военной академии, которую я посещал в своей прошлой жизни, и не в хорошем смысле.

Воин, который сидит во мне — человек, являющийся мастером фехтования, королем, Копьем — смотрел на эти упражнения, сосредоточенные на усвоении движений путем повторений и совершенствовании тонкостей стойки, позиций рук и ног, и видел тот железный контроль над тренировками, что подавляет креативность в бою. Эта часть меня знала, что я могу добиться большего, чем просто пускать студентов по штамповке.

Но была и другая часть: брат, друг и сын. Я дикатенец, лишенный дома и окруженный врагами, и меня просят обучить солдат, которые однажды могут использовать эти способности против любимых мне людей, только чтобы обезопасить себя. Хотя и прошло всего два дня, но мне становилось все труднее сосредоточиться, поскольку эта часть меня все продолжала задавать один и тот же вопрос.

Какой в этом смысл? Я спрашивал себя в десятый раз с момента, как Коса Драгот появился в Центральной академии. С тех пор тот гнев прицепился ко мне, окрашивая собой любое общение, отравляя каждую мысль.

Я хотел заниматься чем-то большим, чем просто просматривать бумаги за письменным столом.

Все аргументы Аларика и Даррина казались такими далекими теперь, когда я находился здесь, сидел в кабинете в Центральной академии, готовясь преподавать. Неужели для меня действительно не существовало лучшего способа вырваться из-под политического пресса, которым меня прижало, оказавшись в ловушке меж враждебностью Гранбелей и манипуляциями Денуаров?

Стоит ли все это того?

— Стоит ли все это того? — вмешался Реджис со своего места лежа в углу. — Политическая защита, уровень доступа без-вопросов в реликтомбы и обратно? Или, может, сокровищница мертвых реликвий и учебников, к которым у нас теперь есть доступ?

Я закрыл глаза.

— Ты знаешь, что я имею в виду.

— Просто признай, что ты боишься увидеть в алакрийцах настоящих людей, а не воплощений дьявола, — сказал он с ухмылкой. — Представляю, насколько очеловечивание врагов тяжело для твоего и без того испорченного морального компаса.

Приоткрыв один глаз, я бросил свиток в большой клубок меха и огня. Когда он должен был отскочить от него, его тело вспыхнуло фиолетовым пламенем, поглотив мой снаряд.

Ухмылка Реджиса стала лишь еще шире, а его хвост раздражающе завилял.

— Надеюсь, это было не что-то тебе нужное.

Я уже открыл было рот, чтобы возразить, но меня прервал тихий стук в дверь.

— Хочешь, чтобы я вернулся? — спросил Реджис.

Я покачал головой.

— На данный момент все должно быть в порядке.

— Кто там? — произнес я вслух, слова прозвучали несколько резче, чем я хотел.

Дверь кабинета отварилась внутрь, и вошла женщина, за ней слегка развевались волнистые светлые волосы, как будто ее окружал легкий ветерок.

— Грей! Надеюсь, ты не возражаешь, что я зашла.

Я ответил ей коротким кивком.

— Извините, я немного занят…

— О, тебе нужна помощь в подготовке к занятиям? Уверена, на тебя свалилось много забот, — она мигом пересекла комнату и прислонилась бедром к моему столу, чтобы посмотреть на разложенные передо мной материалы. — Это уже мой третий период преподавания в двух классах, так что у меня все готово. Я была бы рада провести с тобой немного времени… то есть, помочь тебе.

Нахмурившись, я обдумывал, как лучше избавиться от женщины, не сжигая мостов, как тут заерзал Реджис, его пламя вспыхнуло, и Эбби взвизгнув отступила назад.

— Ч-что это? — воскликнула она, ее янтарные глаза расширились от страха.

— Мое призывное существо — беспечно ответил я.

— Ух ты, призывное существо? — ахнув, спросила Эбби, ее щеки покраснели от былого испуга. — Я никогда раньше не видела ничего подобного.

Сделав несколько неуверенных шагов в обратном направлении от Реджиса, который с трудом сохранял серьезный вид, она уселась на мой стол, закинув одну ногу на другую.

— Это действительно впечатляет. Однако не возражаешь, если спрошу, — ее губы изогнулись в дразнящей улыбке, — держать призыв активным, ты чувствуешь себя в опасности или что-то в этом роде?

Реджис нахмурился, наблюдая, как Эбби наклонилась ближе ко мне, явно наслаждаясь моим дискомфортом. У меня было искушение отозвать его словесным сигналом, о котором мы с Реджисом заранее договорились для подобных случаев, но мой спутник покачал головой теперь, когда Эбби перевела с него свое внимание.

— Мне нравится вид отсюда, если ты не против, — сказал он с довольной улыбкой. — И видеть, как ты ежишься, делает его еще лучше.

Я покачал головой, встретился взглядом с Эбби и мягко улыбнулся в ответ.

— Может, я просто хотел произвести впечатление на коллегу.

— О-о, — у застигнутой врасплох светловолосой профессорши расширились глаза. Глаза Реджиса сделали то же самое.

После короткой паузы я подмигнул ей.

— Просто шучу, мисс Редклифф. Хотя, уверен, вам не привыкать отшивать навязчивых поклонников.

— Ну ты и выдал, — засмеявшись сказала она, ее уши ярко горели, а сама она отвела взгляд. — И, пожалуйста, зови меня Эбби.

— Хорошо, — я встал и обошел стол, прислонившись к нему рядом с ней.

Я протянул руку. Ее пальцы едва коснулись моих, когда она ответила на мой жест.

— Рад снова видеть тебя, Эбби.

— И я рада, — ответила она, слегка сжав мою руку.

Отстранившись, я бросил взгляд на своего спутника, у которого отвисла челюсть, прежде чем снова обратить внимание на мою гостью.

— Надеюсь, я сижу не слишком близко. Разговаривая с тобой из-за моего стола, появляется ощущение, будто я разговариваю со своими студентами.

— Нет, мне тоже так нравится, я имею в виду… в конце концов, я же не студентка, — сказала она, качая головой.

— Хорошо, радостно слышать, — посмеялся я, после чего с меня спала улыбка. — Хотя, возможно, нам придется оставить наш сегодняшний разговор.

Эбби сохраняла беспристрастное выражение лица, но ее плечи поникли от моих слов.

— А? Я так понимаю, у тебя есть планы на остаток дня?

— Я планирую насладиться прекрасным свиданием с этими стопками бумаг, — сказал я с усталой улыбкой.

— Как я уже говорила, буду рада помочь тебе подготовиться к занятиям, Грей, — сказала она.

— Дело не столько в моих занятиях, как таковых, — я почесал щеку, отводя взгляд, изображая пристыженность. — Не бери в голову, мне немного неловко говорить это вслух.

— В чем дело? — янтарные глаза Эбби блеснули от любопытства, она наклонилась ближе ко мне. — Обещаю, что никому не скажу.

Я вздохнул.

— Ну, я из довольно отдаленной области Сехз-Клара, поэтому до ужаса не осведомлен о многом из того, что здесь считается общеизвестным.

Лицо Эбби просветлело от осознания.

— О! Ты обратился по адресу!

Я приподнял бровь, бросив на нее робкий взгляд снизу-вверх.

— Что ты имеешь в виду?

Моя коллега лукаво улыбнулась.

— Понимаешь ли, я знала большинство других профессоров здесь задолго до того, как сама заняла преподавательскую должность, и многие из нас любят поболтать.

Я наклонился ближе к Эбби, ровно настолько, чтобы наши плечи соприкоснулись.

— О, правда?

Она бросила взгляд на наши плечи, прежде чем снова поднять глаза.

— И общая тема сплетен, которую мы все разделяем, касается здешних студентов, особенно тех высшекровных, которых лучше остерегаться.

— Мне завидно, — я издал кроткий смешок. — Я действительно хочу сделать это место своим домом и вписаться в общую картину, но просить тебя поделиться со мной столь многим будет обременительно для тебя.

— Совсем не обременительно! — она загорелась, как Ксайрус под Созвездием Авроры. — Ох, с чего же мне начать?

***

Я на секунду нежно положил руку ей на плечо и томно улыбнулся Эбби.

— Ты спасительница, Эбби. Ты мне сильно помогла.

Сияя, она соскользнула со стола и присела в реверансе, придерживая свою белую боевую мантию, словно подол платья.

— К вашим услугам, профессор Грей. Пожалуйста, — ее медовые глаза смотрели на меня с горячим вниманием, — не стесняйтесь обращаться ко мне снова, хорошо? Может, выпьем в следующий раз?

Я пошел за ней, провожая ее к двери, слегка прикоснувшись к ее спине и сопроводил это действие улыбкой.

— Позволь мне проводить тебя.

— Ты вполне себе джентльмен, по крайней мере, для столь не склонного к общению человека, как ты выразился, — сказала Заклинатель с застенчивой улыбкой, прежде чем выйти из моего кабинета.

Когда я закрыл дверь за Эбби с развеивающимися на ветру волосами, который, видимо, она сама создавала вокруг себя, мои плечи опустились, и я тяжело вздохнул. Затянувшаяся злость наконец-то выплеснулась наружу, но оставила после себя холодную отстраненность.

Обернувшись, я столкнулся с ошарашенным Реджисом, он уставился на меня непонимающими глазами.

— Что? — выпалил я.

— Кто ты такой и что ты сделал с моим асоциальным, очаровательным-как-сварливое-бревно-хозяином? — спросил он со смесью подозрения и восхищения, просачивающейся в мою голову.

— То, что я предпочитаю быть сдержанным, не значит, что я не могу проявить очарование, когда необходимо, — возразил я, опускаясь обратно в кресло.

Реджис последовал к моему месту и положил морду на стол.

— А ты не боишься, что эта раскатившая губу мисс расскажет другим профессорам все о вашем разговоре?

— Я рассчитываю на это, — устало ответил я, откидывая голову назад. — Моя легенда станет намного правдоподобнее, если ее расскажут чужими устами.

— Должен ли я бояться твоего сверхъестественного мастерства в искусстве обольщения?

— Ты говоришь так, будто я только что продался ей или что-то в этом роде, — усмехнулся я.

— И то, как ты уклонился от ее последнего вопроса, положив руку ей на спину… Ты вычитал это из учебника или что-то в таком роде? Если да, то я тоже хотел бы почитать его, — сказал он, качая головой.

Я проигнорировал своего спутника, закинув ногу на стол, уперевшись каблуком ботинка прямо в центр стопки пергаментов.

— Разве тебе не нужно все равно поработать с ними? — указал Реджис.

— Конечно, но только если предположить, что у меня имеется интерес учить этих детей чему-либо. — встав, я вышел из кабинета. — Пойдем, давай немного воспользуемся этим тренировочным объектом до начала занятий.

Реджис поковылял за мной.

— О, битва за бросающую вызов гравитации красотку?

— Вытащи свою голову из канавы. Она не предмет, — парировал я. — И, кроме того, я думал, ты неравнодушен к Каэре.

— Почему мне должна нравиться лишь одна? — серьезно спросил Реджис.

Я закатил глаза, направляясь к панели управления.

— Иди потянись или что-нибудь в этом роде, чтобы не винить в проигрыше потянутый эфирный пах.

После возни с несколькими переключателями с низким гулом возник защитный барьер. Затем внутренне ухмыляясь, я увеличил гравитацию внутри кольца настолько, насколько позволяла система.

— Я покажу тебе эфирный пах, — съязвил Реджис, вскакивая на платформу и тут же спотыкаясь под тяжестью собственного тела. — Эй, подожди чертову секунду!

Я хихикнул, запрыгивая следом. Сила повышенной гравитации чувствовалась подавляющей — возможно, раз в семь больше нормальной, — но ничего такого, с чем я не совладал бы с помощью эфира, наполняющим мои мышцы и кости.

— Что случилось, щенок? — дразнился я, начав подпрыгивать на носочках, пока приспосабливался к новой среде.

Реджис издал низкое рычание и прошелся взад и вперед по своему концу платформы, тоже пытаясь приспособиться.

— О-хо-хо. Ты такой везучий, ведь я скорее всего перестал бы существовать, разорви я тебя Разрушением прямо сейчас.

Сдерживая ухмылку, я начал наносить пробные удары руками и ногами в воздух, ощущая дополнительный вес своих ударов, затем перешел к серии движений, которым научился у Кордри. На заметку: точные движения, необходимые для реализации большинства боевых навыков асур, стали значительно сложнее из-за большого веса моих конечностей.

Реджис потянул шею с громким треском, и все его тело задрожало в предвкушении — или, может, так он старался устоять в условиях повышенной гравитации.

— Ты готова к этому, принцесска?

Собравшись, я сфокусировал свое внимание на теневом волке, так, что пропали едва различимый гул щита и звуки голосов студентов, которые время от времени доносились со двора снаружи.

Задние лапы моего спутника напряглись, и в следующее мгновение он пронесся по воздуху, словно болт баллисты, но я уже отошел в сторону, подняв ладонь, чтобы отразить его защелкивающиеся челюсти.

Когда он пролетал мимо, я схватил его другой рукой за одну из задних лап. Простого нарушения инерции в сочетании с возросшей гравитацией стало достаточно, чтобы он крутанулся так, что тяжело рухнул на мат, приземлившись на спину и сильно ударившись о щит.

— Ты не мог… включить подавление ударов? — фыркнул Реджис, с трудом поднимаясь на ноги.

— Ты уже закончил? — спросил я с насмешливым разочарованием.

Пламя вокруг тела Реджиса вспыхнуло, окрасив класс всполохами фиолетового света. Как только он снова оказался на ногах, он приготовился к очередному прыжку, видимо, на этот раз ему не о чем было говорить.

Напряжение его тела стало еще заметнее во время второго прыжка, но вместо того, чтобы броситься прямо на меня, он сделал ложный выпад вперед всего на несколько футов, ожидая, пока я отойду в сторону, а затем перенаправил свою атаку.

Я поднял облаченные в эфир руки, намереваясь поймать Реджиса в воздухе, но его форма изменилась, став эфирной, и он исчез в моем теле. Я развернулся, понимая, что последует дальше, но с моим отягощенным телом я оказался недостаточно быстр, и его челюсти сомкнулись на моей икре и с силой потянув, заставили меня грузно рухнуть на пол.

Увитая огнем голова теневого волка ухмылялась, смотря сверху вниз.

— Один-один, босс.

Приподнявшись на локте, я задумчиво оглядел своего спутника.

— Использовать эфирную форму, чтобы перехитрить меня, было довольно умно.

Реджис выпятил грудь. — Я буквально являюсь оружием, созданном божеством, ради Вритры. Думаешь, я… — Реджис остановился, уставившись на меня широко раскрытыми глазами.

Я посмотрел в ответ с кривой улыбкой, приподняв одну бровь.

— Для Вритры?

— Тьфу ты, извини. Что-то от Уто проскочило. — он сел и озорно ухмыльнулся. — Кстати, этой части очень понравилось опрокидывать тебя на задницу.

Я с трудом поднялся на ноги.

— Давай посмотрим, сможешь ли ты сделать это снова.

***

Мы продолжали тренироваться, пока наши ноги не задрожали от напряжения, и мое сердце не заболело от количества эфира, потребовавшегося, чтобы укрепить тело против повышенной гравитации. Реджис кружил вокруг меня, выжидая подходящего момента перед новой атакой. Хотя он и пытался скрыть свои мысли, но я знал, что в данный момент его физическая сила на исходе.

Вот почему я думал, что застигну его врасплох, если использую Взрывной Шаг, чтобы пересечь дуэльный ринг и оказаться на его спине, но прежде чем его ноги смогли подогнуться от нагрузки, теневой волк исчез, благополучно переместившись в мое тело, в то время как я ударился о землю достаточно сильно, чтобы сотрясти всю платформу.

— У настут гости, — прозвучал голос Реджиса у меня в голове. — Ты позаботишься об этом парне. Я собираюсь хорошенько вздремнуть в твоем эфирном ядре.

— Напомни мне начать запирать эту дверь, пока мы находимся здесь, — проворчал я.

Вскочив с мата, я оглядел помещение и увидел, что по лестнице ко мне медленно спускается мужчина, слегка прихрамывая на каждой ступеньке. Он выглядел лет на десять старше меня, но что-то — может быть, то, как он держался, слегка мягкие черты лица или юношеское веселое выражение лица, — подсказало мне, что он моложе, чем кажется.

Как только он увидел, что я смотрю в его сторону, он слегка помахал рукой, на что я ответил не сразу. Его рука потянулась к каштановым волосам, взъерошив их так, что они выглядели еще более растрепанными, чем раньше, но мое внимание было приковано к другой руке — точнее, к ее отсутствию, поскольку она заканчивалась обрубком у локтя.

— Привет. Грей, да?

— Да, — сказал я с отдышкой. — Чем могу помочь?

Он с любопытством наклонил голову, прежде чем вежливо улыбнуться мне.

— Нет, ничего такого. Мой класс находится прямо по коридору, я просто хотел зайти и представиться. Я Кайден из Крови Афелион.

В ответ я кивнул, отчего новая волна пота покатилась по моим щекам и носу. В моей голове Реджис сказал:

— Даже Уто слышал об Афелионах. Высшекровная семья военных.

Хмурое выражение промелькнуло на его лице на долю секунды, но также быстро разгладилось, и он захромал к дуэльной площадке.

— Вы столь же немногословны, как говорят слухи, что является приятной переменой для этих мест.

— Ваш тон наводит на мысль о нелюбви к сплетням, но, похоже, ты сам довольно склонен к слухам, — ответил я, приподняв бровь.

— Я предпочитаю слушать, а не принимать участие, но признаю небольшое лицемерие, — сказал он со смешком, продолжая осторожно спускаться по лестнице. — В любом случае, мне удалось застать то последнее движение, и я должен сказать… Ваша скорость почти так же впечатляет, как и контроль маны. Даже сейчас я не чувствую, утечки из вас и капли маны.

Только когда он переступил за границу платформы, я понял…

— Лично я провожу не столь много времени, сколько сл… уф!

Он будто шагнул с края обрыва, Кайден рухнул, его раненая нога сразу же отказала при контакте с платформой, когда его вес увеличился в семь раз.

Не обращая внимания на Реджиса, который покатывался со смеху, я спрыгнул на пол и нажал кнопку управления, чтобы сбросить все настройки. Щит маны исчезая потрескивал, и высшекровный алакриец смог подняться в неудобное сидячее положение.

— Рога Вритры, как ты вообще здесь стоял? — спросил он, уставившись на меня. Затем он неожиданно искренне рассмеялся. — Ну конечно же, человек, разорвавший сдерживающие цепи прямо перед судейской коллегией, пытающейся казнить его, тренировался бы именно так.

— Извините, — сказал я, но в глубине души меня интересовало, сколько людей здесь вообще знали о суде. — С вами все в порядке?

— Ничего страшного, — сказал он с усмешкой. — Бывало и хуже.

— Я… не сомневаюсь в этом, — ответил я, глядя на его обрубок руки.

После короткой паузы Кайден сдержанно усмехнулся.

Я нахмурился.

— Что-то не так?

— Нет, ничего особенного. Он махнул рукой, все еще улыбаясь. — Просто я видел, как многие люди смотрели на то, что осталось от моей левой руки, но ты единственный, чье выражение лица не стало жалостливым.

— Кто я такой, чтобы жалеть вас, когда это может являться знаком почета или символом самопожертвования, — сказал я.

Беззаботность Кайдена исчезла, когда он уставился на меня так, словно у меня только что выросли крылья, прежде чем взять себя в руки и покачать головой, бормоча:

— Я действительно рад, что принес это.

Используя рубашку, чтобы вытереть вспотевшее лицо, я смотрел за тем, как мужчина сел и скинул ноги за край дуэльной платформы. Он вытащил ярко-белый сверток из своего пространственного артефакта, простого золотого браслета на оставшемся запястье.

Он небрежно протянул сверток. Когда я заколебался, он понимающе ухмыльнулся.

— Не волнуйся, у меня нет привычки дарить подарки, которые могут навредить получателю.

Я взял подарок из его ослабевшей хватки. Он был мягким на ощупь. Я встряхнул его так, чтобы сверток развернулся, раскрыв сверкающий белый плащ с капюшоном, с прослойкой из белого меха. Он был изящно отделан блестящим серебром, которое ощущалось металлическим на ощупь.

При ближайшем рассмотрении на капюшоне я заметил вышитые, почти невидимые руны.

— Магия? — спросил я с подозрением.

Мужчина ухмыльнулся.

— Я подумал, что если принимать все во внимание, то вы наверняка оценили бы некоторую анонимность, путешествуя за пределами территории академии.

Я потер пальцами белую на белом нить, образующую руны.

— Какое-то заклинание сокрытия?

Кайден кивнул, а его брови поползли вверх.

— В частности, плащ скроет вас от внимания окружающих, делая так, что их взгляд будет пропускать ваше лицо. Только когда капюшон надет, и только когда они смотрят не слишком пристально. — он прочистил горло — Надеюсь, я правильно понял ситуацию…

Нахмурившись, я взглянул на мужчину, который пристально наблюдал за мной. Я нашел себя уставившимся на руны, размышляющем о том, что подразумевал его подарок — и его слова.

— Это дорогой подарок, — сказал я, складывая плащ обратно и протягивая обратно. — Я не могу принять его.

Выражение лица Кайдена смягчилось, но он не пошевелился, чтобы забрать плащ обратно.

— Я понимаю, почему вы так думаете, но это ничего не значит, честно. Решите ли вы использовать его или выбросить, делайте с ним, что хотите.

Немного поколебавшись, я кивнул, принимая волшебный плащ.

— Примите мою благодарность, — сказал я официально, слегка поклонившись другому профессору.

Кайден отмахнулся от моего жеста, прежде чем несколько неуклюже слезть с платформы.

— Было приятно познакомиться с вами, Грей, — он заковылял к лестнице, затем остановился и сказал через плечо.

— У каждого здесь есть свои демоны, Грей. И большинство людей не смогут увидеть твои за своими собственными.

Улыбаясь, мужчина осторожно поднялся по лестнице и вышел из аудитории.

— Странный чувак, — отметил Реджис. — Но все же он принес подарки, так что я его прощаю.

— Большинство людей не увидят твои за своими собственными, — повторил я, находя успокоение в этих словах.

— Точно, перестань быть таким параноиком. В принципе то же самое я тебе и говорил, — добавил Реджис.

Я посмотрел вниз на изысканный белый плащ.

— Сколько дней до начала занятий?

— Да. Просто да, — сказал Реджис, прочитав мои мысли.

***

— И вы уверены, что хотите пойти туда один? — снова спросила меня женщина. Она была средних лет, с намеком на седину в каштановых волосах. Левую сторону ее лица покрывал шрам от ожога. — Есть много групп, которые ищут…

— Я уверен, — сказал я с непоколебимой улыбкой.

Клерк, наконец, смягчилась, пожав плечами, когда она что-то записала на свитке перед собой.

— Профессор Грей из Центральной академии, одиночное восхождение. Ваша личность подтверждена. Все реликвии и награды должны быть зарегистрированы при вашем выходе. Пусть ваше восхождение будет плодотворным.

Отойдя от кабинки, я снова натянул капюшон с меховой подкладкой, чтобы скрыть свои черты, и огляделся.

Несколько десятков восходящих собрались перед массивным порталом восхождения, либо выстроившись позади меня, либо готовясь войти. Я просмотрел знамена с символами многих высших и названных кровей, свисающих с белых стен, и еле сдержал смех, когда увидел, что кто-то испортил знамя Гранбелей.

Неподалеку стояла группа парней и девушек подросткового возраста, и один из них попытался привлечь мое внимание. Он держал артефакт, который выглядел как простой черный ящик с прикрепленным к нему кристаллом маны.

— Эй, извините, что беспокою вас, — сказал он, смущенно улыбнувшись, — но не могли бы вы нас сфотографировать? Это наше первое восхождение без главного…

— Нет, — ответил я, проходя мимо удивленной группы прямо в золотисто-белый свет портала.