Глава 62. Тысячелетний король немертвых

Битва началась.

Цинь Тянь прятался за кучей обломков и внимательно следил за Ян Ханом и остальными. Мао лежал позади него, и взгляд его кроваво-красных глаз перескакивал с места на место, словно высматривая врага, хотя он был просто очень взволнован.

Кажется, обе группы людей пришли с одной и той же целью.

Они определённо сильно друг друга недолюбливали, так как уже сражались, едва обменявшись парой реплик. Это лишь доказывало, что их ненависть друг к другу была глубока, как океан. Глядя, как Ян Хан атакует, он думал: «Очиститель духа пятого ранга, очень силен. Всего лишь обычная атака, кажется, способна сдвинуть с места небеса».

— Сражайтесь, сражайтесь дальше, лучше всего, если все погибнут.

Цинь Тянь ликовал, глядя на неудачу других, и не собирался раскрывать себя. Он прятался в тени, выжидая и наблюдая, что будет дальше.

— Я повторю ещё раз: катитесь отсюда, если вы в своём уме, иначе,.. — проговорил с холодной усмешкой Ян Хан. — Иначе не обижайтесь, что Лаоцзы убьёт вас всех одного за другим…

Едва проговорив это, он встряхнул своим веером. Его белые одежды внезапно встопорщились, показывая серьёзное намерение убивать. Люди оцепенели от испуга. Ученикам секты Таньцзи запрещено убивать друг друга. Если это происходило тайно, но становилось известно блюстителям закона, тому человеку было сложно избежать своей кары, кем бы он ни был.

Это и было причиной, почему Ян Хан много лет не осмеливался убить их. Однако здесь, на горном хребте Куньлунь, бушуют монстры. Это место чрезвычайно опасно, и смерть нескольких человек — в порядке вещей. Но также он и не мог гарантировать, что его люди не предадут его, особенно Нангуан Ян. Иначе он бы уже поднял руку на Линь Яня и остальных.

Линь Янь, разумеется, знал о законах секты Таньцзи. Благодаря чувству, которое так и излучал Ян Хан, он знал, что тот и вправду поступит так, и был вынужден стать более осторожным.

Не дожидаясь, пока Линь Янь заговорит, Чанг Фенг рявкнул:

— Сделайте это, если кишка не тонка! Лаоцзы никогда тебя не боялся, и что с того, что ты — ученик фракции Яростного неба? Не верю, что вы все сможете скрыть, это всё равно что пытаться закрыть небеса рукой! Убейте нас! Не верю, что вам всем удастся избежать наказания.

Фанг Ку и Сюэ Диншань начали собирать Цигун в своё оружие. Если Ян Хан будет атаковать, в драке они приложат все усилия. Даже если это будет означать для них смерть, они будут биться, пока не победят или погибнут.

Они оглянулись вокруг, внезапно осознав, что Юи Циньхань исчезла.

*Хлюп, хлюп, хлюп…*

*ГРОХОТ*

Земля задрожала, и из трещин внезапно выполз кровавый туман. Потоки трупного запаха разлились в воздухе, следуя за вздыбившейся и осевшей землёй. Казалось, сила под землёй постоянно рвалась наружу, будто что-то внутри пыталось освободиться.

— Нехорошо.

— Кто тронул породу? — крикнул Ян Хан и немедленно отступил на десять футов. Он задержал дыхание и впился взглядом в щель.

— Циньхань, Циньхань!..

Линь Янь взволнованно кричал. Он видел, что прочность породы уменьшается, и сдерживаемый Тысячелетний король Немёртвых может появиться в любой момент. Потеряв Юи Циньхань из поля зрения, он, как лидер команды, испытывал беспокойство.

Внутри породы вспыхнул красный свет, сквозь щели всё было отлично видно. Он слегка приподнял голову и взглянул на Цинь Тяня, прячущегося в тени. В его глазах читалось бесконечное желание убивать.

Немного ранее она хотела проломить породу, пока никто не обращал на неё внимания, выпустить Тысячелетнего короля Немёртвых и сбежать. Она не ожидала, что под её ногами появится корень, обездвиживая её, и кроваво-красный туман закружится вокруг её ног. Её лицо выражало тревогу.

— Этот кроваво-красный туман кажется странным.

Цинь Тянь осторожно сделал несколько шагов назад, наблюдая за борьбой Юи Циньхань.

— Похоже, внизу скрывается сильный монстр; нужно быть осторожным.

Все тело Мао дрожало, и он спрятался за Цинь Тянем, боясь смотреть в сторону трещин в породе.

— Спаси… спаси… меня…

Лицо Юи Циньхань было бледным. Вены на её теле пульсировали, в то время как кровь приливала к её ногам, и она постоянно испытывала всплески боли в ступнях. Глядя на Цинь Тяня, она не имела другого выбора, кроме как отбросить своё ледяное высокомерие и позвать на помощь.

Кроваво-красный туман продолжал распространяться. Теперь уже все руины были покрыты кроваво-красной дымкой; было совершенно невозможно разглядеть, что происходило внутри неё. Помимо могущественной силы, что постоянно становилась ещё могущественнее, враждебность, испускаемая туманом, была до безумия пугающей.

— Спасать или не спасать?

Благодаря своей ауре хищника, он мог чётко ощутить изменения в кровотоке Юи Циньхань. Также ему теперь было ясно, что монстр крепко держал обе ноги Юи Циньхань и вытягивал из неё свежую кровь.

— Я с ней даже не знаком, зачем её спасать?

Только Цинь Тянь собрался уходить, как его остановил Мао, скулящий и кусающий его за штаны. Его намерения Цинь Тяню были, естественно, понятны. Он хотел, чтобы он спас ту девушку.

— Я даже себя от этого не могу защитить, но ты хочешь, чтобы я её спас? Если ты можешь, сам иди и спаси её…

Его аура хищника была неспособна ощутить монстра внизу, и это означало, что монстр был так силён, что мог даже сопротивляться попыткам обнаружить его. Собиратель духов четвёртого ранга, как бы он её спас?

Безопасность важнее.

Мао яростно взглянул на Цинь Тяня. Словно сойдя с ума, он кинулся туда… Только что напуганный до дрожи, теперь бесстрашный и решительный. Из-за того ли, что ему сильно приглянулась такая красивая девушка, и поэтому он хотел помочь дамочке в беде; или из-за того, что ему было её жаль? Цинь Тянь был озадачен.

— Бред! Какой смысл для такого низкоуровневого монстра вроде тебя кого-то жалеть? Чёрт побери. Однажды я из-за тебя помру.

Цинь Тянь стиснул зубы и сделал шаг. Со своей аурой хищника ему было легко передвигаться, пока он не оказался рядом с Юи Циньхань. В это время Мао уже запрыгнул ему на руки, чтобы спрятаться; в глубине души Цинь Тянь сильно на него ругался.

Это было не геройство, а стойкое мужество сродни мужеству чёрного медведя.

Во время активации Священного Писания Небесного Дракона можно было слышать мягкие рыки Древнего Дракона; и присутствие Древнего Гигантского Слона сдержало монстра внизу. Благодаря долгой серии драконьих рыков и топоту слона-колосса большая часть тумана рассеялась.

С Цигуном, циркулирующим в обоих руках, он применил силу дракона и слона и сделал выпад ладонью под ноги Юи Циньхань. Сила дракона и слона проникла под землю, и корень из красного тумана, обвивавший ноги Юи Циньхань, исчез. В тот же момент Цинь Тянь подхватил её и убежал так быстро, как только мог.

*БАБАХ*

Когда Цинь Тянь послал свою ладонь вниз, чтобы спасти Юи Циньхань от корня, он разрушил и центр породы. Порода с разрушенным центром исчезла, и Тысячелетний король Немёртвых вырвался из-под земли…

Громкий вой и кроваво-красный туман, окутывавший руины, быстро впитался в тело Тысячелетнего короля Немёртвых.

И тут же Тысячелетний король Немёртвых стал вспыхивать тёмно-красным светом; его тело наполнилось неудержимой силой.

Отбежав на несколько сотен метров, Цинь Тянь обернулся и сказал:

— Дерьмо! Как я и думал, босс!