Глава 75. Намерение убить разлито в воздухе

Лю Дун умер.

Умер, не имев возможности контратаковать, умер, не поняв, как он умер.

Мимо пронёсся холодный ветерок, и, глядя на иссушенный труп, окружающие невольно содрогались. Их накрывало серьёзное намерение убить, и, казалось, одно-единственное движение — это всё, что ему понадобилось, чтобы забрать его жизнь.

Гордый ученик Цинь Чжаньтяня умер. Гнев рос внутри него, его глаза наливались кровью. Он свирепо глянул на Цинь Тяня, крича:

— Убить его!

Великий старейшина обладал высшим авторитетом в отсутствие патриарха и мог даже представлять его интересы, раздавая приказы остальным. Все в клане Цинь были обязаны повиноваться. Если кто-то ослушивался, его поведение считали предательством клана, что каралось смертью.

Следуя приказу Цинь Чжаньтяня, ученики, окружившие Цинь Тяня, выглядели беспомощно, их лица выражали нежелание. Однако приказ есть приказ. Как ученики клана Цинь, они были обязаны слушаться приказов клана. Они немедленно окружили Цинь Тяня, да так, чтобы даже капля воды не могла сквозь них просочиться.

— Цинь Тянь, прости нас, мы не смеем ослушаться приказа великого старейшины.

— Да, пожалуйста, признай свою неправоту для начала. Подожди, пока патриарх вернётся и тебя выслушает, тогда всё будет хорошо.

***

Многие из учеников клана Цинь восхищались Цинь Тянем, так как он три года назад позволил им почувствовать удовлетворение. То, что он смог провести в Куньлуньских горах три года и вернуться живым, также увеличивало их восторг. Сильного нужно уважать.

Однако в мыслях они не допускали, чтобы Цинь Тянь мог соперничать с Цинь Чжаньтянем, как бы силён он ни был. Ведь какой бы чудовищной мощью он ни обладал, он не мог пробиться в царство Очистителей духа. А Цинь Чжаньтянь уже его достиг полмесяца назад, увеличив свою силу.

Они не хотели видеть, как Цинь Тянь пытается противостоять ему, вынуждая Цинь Чжаньтяня принять меры, которые приведут к падению гения их клана. Цинь Тянь слабо улыбнулся, он был немного тронут. Но позволить унижать себя? Невозможно!

— Лучше бы вы все ушли, я не хочу ранить никого из вас. Вы уже должны были увидеть мою силу. Ребята, подождите, пока я не убью Цинь Чжаньтяня, тогда не нужно будет слушаться этих приказов.

Произнеся такую речь, Цинь Тянь не двинулся с места, как и ученики. Убить Цинь Чжаньтяня? Что за шутка! Очиститель духа уже был одним из лучших в городе Циньхэ. Слыша, как Цинь Тянь говорит об этом, словно о каком-то пустяке, они не могли в это поверить. Потратить всего три года, чтобы войти в царство Очистителей духа, начав с четвёртого ранга в царстве Формирования духа? Даже гений, одарённый богами, не смог бы. Что уж говорить о Цинь Тяне?

Они начали размышлять, но не ушли. Некоторые даже стали смотреть с презрением.

— Вы на самом деле не собираетесь отойти? — Цинь Тянь повторил снова.

Лица людей в толпе стали увереннее. Цинь Тянь холодно улыбнулся:

— Что ж, раз так, прошу меня простить…

Внезапно нити Цигуна, невидимые невооруженным глазом, появились в воздухе. Цигун содержал серьёзное намерение убить и огибал учеников.

Они были элитой клана Цинь, его будущая надежда, поэтому он не хотел убивать их. Хотя он и ненавидел клан, и убийство было для него чем-то несущественным, он не был хладнокровным королём демонов. Тех, кто должен умереть, он убьёт, но тех, кто к этому не имеет отношения, он не тронет.

Когда он выпустил свой Цигун, ученики почувствовали давящую на них могущественную силу. Только Цинь Тянь сделал шаг вперёд, их ноги сдвинулись на шаг назад. Все они были ошеломлены, никто из них и представить не мог, что Цигун Цинь Тяня достиг такого уровня. Они постоянно использовали Цигун, испускаемый их Даньтянями, чтобы противостоять ему, но всё было тщетно. Разница между ними и Цинь Тянем была слишком велика, просто невероятно велика.

В этот момент ими овладели сомнения, какого же царства культивации он достиг?

С каждым шагом вперёд его ухмылка становилась шире, и вместе с тем намерение убить всё усиливалось.

Несколько старейшин, стоявших за спиной Цинь Чжаньтяня, были поражены:

— Культивация Цигуна этого ребёнка в несколько раз выше, чем у его сверстников. У клана Цинь никогда не было такого поразительного гения. Он определённо сможет достичь высот в будущем, и, может, даже войдёт в настоящий мир культивации.

— Его культивация Цигуна поистине великолепна, но с такой дикостью, высокомерием, безрассудством и поспешностью он также был бы катастрофой для клана. Он даже может привести клан к уничтожению.

— Эй, не говори так, давай сначала дождёмся возвращения патриарха…

— Предатель клана Цинь, который тайно давал высокоранговые книги умений другим, разжигая войну между кланами. Он заставил клан понести тяжёлые потери. Такого преступника другие бы уже убили, почему мы должны ожидать патриарха? — фыркнул Цинь Чжаньтянь, выпуская свою ауру. Вокруг его кулака собрался Цигун.

Стоявшие вокруг него ничего больше не говорили. Культиватор ранга очистителя духа имел абсолютное право, так как они были всего лишь культиваторами ранга собирателей духа. Для них было бы слишком сложно пробиться в царство Очистителей духа за всю свою жизнь, поэтому они боялись его и не осмеливались с ним спорить.

Властный. Только те, что имели силу, могли быть такими. Сильному не нужно подчиняться никаким законам. Их слово и есть закон. Изначально жёлтое имя стало тёмно-красным. Цинь Чжаньтянь, по мнению Цинь Тяня, атакует в ближайшее время, и он надеялся, что это произойдёт побыстрее.

Ярость внутри него тоже не могла больше ждать, нужна была кровь Цинь Чжаньтяня, чтобы погасить её.

*ГРОХОТ*

Цинь Тянь перенёс силу в ногу, и мощь древнего слона вырвалась наружу. Цигун вокруг сильно завибрировал. Невероятная мощь за секунду заставила окружающих учеников почувствовать головокружение. Они не могли сопротивляться, некоторые едва дышали. Затем все они упали на землю.

Всего лишь вибрация его Цигуна заставила учеников клана Цинь царства Формирования духа упасть в обморок. Сильный, чрезвычайно сильный! Некоторые из старейшин, стоявших за Цинь Чжаньтянем, чуть было не зааплодировали. Они не могли сдержать своего восхищения культивацией Цигуна Цинь Тяня.

Видя, что сила Цинь Тяня настолько велика, Цинь Чжаньтянь не мог больше сдерживать гнев, скрывавшийся глубоко внутри него, и выпусти его наружу. Он щёлкнул пальцами, и в его руках появился огненный молот.

Конденсирует Цигун в оружие?

Цинь Тянь был потрясён, и у него потяжелело на сердце:

— Подумать только, ты достиг царства Очищения духа…

При взгляде на Цинь Тяня выражение лица Цинь Чжаньтяня стало ещё яростнее.

— Очиститель духа должен умереть, ради Лаоцзы…

— Сила благодетели дракона!

Следуя за мыслью, древний слон вырвался из его Даньтяня, образуя бесформенную энергию. В это же время его тело испускало белый газ, словно он был в огне, согревая окрестности.

Намерение убить!

Намерение убить, столь сильное, что сотрясало землю, разлилось в воздухе…