Глава 112.1. Священная война (часть 1)

– Госпожа Золотая Слива, мне нужно Вам кое-что сказать.

– Ого, давненько ты меня так не называл. И каждый раз в такие моменты происходит что-то зловещее. Дай угадаю… – поистине элегантная баронесса медленно подняла чашку чая. – У меня есть тайная сводная сестра или брат?

– Нет.

– Хорошо. Тогда, быть может, моя мать родила внебрачного ребенка от Его Величества Императора? И моя родословная связана с Императорской семьей? Получается, что мы с Его Высочеством наследным принцем испытываем запретную любовь?

– Нет.

– Если у меня нет тайной сводной сестры или брата… Тогда, возможно, меня посвятят в заговор?

– Нет.

– Тогда что, ублюдок?

– Я в скором времени женюсь.

– Ох, женишься… женишься…

Золотая Слива брызнула чаем, который пила. По большей части на мое лицо. От изящества и элегантности не осталось и следа.

– Женишься?!

– Да.

– Же-нишь-ся?!

– Так точно.

– Что за низкосортные шуточки, дворецкий?! Давно по голове не получал?

– Я не шучу, – вытер я лицо платком. – Как я могу шутить с такими вещами? Я действительно женюсь, и меня бесполезно отговаривать. Уже назначен день свадьбы, она состоится через месяц.

– Кто она?

– Герцогиня.

– Ах, вот оно что… Так и знала, что это шутка, – тяжело вздохнула Золотая Слива.

Ее лицо было спокойно. И это выражение означало, что она в жизни не поверит, что мы с Равиэль поженимся. Что ж, вполне нормальная реакция.

– Вы думаете, что я лгу?

– Да. Если это не ложь, то что? Если хочешь меня обмануть, придумай более правдоподобную ложь. А пока что ставлю тебе низкую оценку за творческий подход.

– Но будь это на самом деле, Вы дали бы мне свое позволение?

– Ах-ха-ха! Да я дала бы его тебе сколько угодно раз, дворецкий, будь это правдой. Лично для меня в этом есть огромная выгода – мой слуга будет связан с самой благородной семьей в Империи! Разве класс нашей семьи махом не возрастет на рангов шесть?

– Тогда поставьте здесь свою печать.

– А?

Я подсунул ей заранее подготовленные документы.

– Что это, дворецкий?

– Это разрешение моего хозяина на брак с Равиэль Иванси. Я перестану быть слугой Госпожи Золотой Сливы и стану герцогом-супругом в семье Иванси.

– Ха-ха-ха! – девушка смеялась, держась на живот. – Су-супругом в семье Иванси… Ха-ха-ха! Что это? Шутка? Это что получается, нашего дворецкого будут величать герцогом-супругом Иванси? Не могу этого представить. Да скорее уже я стану Императрицей!

Золотая Слива отсмеялась и улыбнулась совершенно по-другому.

– Что ж, пусть будет так.

Я вспомнил, что Золотая Слива, на самом деле, героиня этого мира. Интересно видеть, какой она была до того, как в нее вселился Следователь Еретик. Откинув, впрочем, раздумья, я спросил:

– Так Вы поставите печать?

Девушка вновь рассмеялась и схватилась за живот.

– О да, с радостью! Мать честная, вот это пополнение темной истории дворецкого. Как великодушная хозяйка, я не могу отказаться от такого.

– Благодарю. Тогда завтра я позову будущую супругу.

– Да-да, герцогиня Иванси. Вторая по яркости Луна Империи. Развлекайся со своей воображаемой подругой.

На следующий день мы вместе с Равиэль предстали перед Золотой Сливой.

– Вот она, Госпожа.

Золотая Слива открыла рот.

– Мы уже знакомы, но представлюсь повторно, – сказала Равиэль, раскрывая веер. – Равиэль Иванси, дочь и преемница герцога Иванси. Его Величество Император даровал мне титул Серебряной Лилии.

– Д-да, конечно, я знаю.

– Мы с Вашим дворецким обручились. Он привязан к Вам, так что без Вашего согласия вступить в брак было бы затруднительно, но Вы с радостью его дали. Благодарю.

– Что?

– Это приглашение, – Равиэль протянула письмо.

Кайма отделана серебряной нитью, сам конверт запечатан красным воском с оттиском печати герцогини. Золотая Слива, нахмурившись, взяла конверт.

– Вы первая, кто получил приглашение на свадьбу. Это скромный подарок для той, кто заботился о дворецком.

– Дворецкий, это что, шутка?

– Как невоспитанно! С сегодняшнего дня этот мужчина больше не Ваш дворецкий, а мой жених. Не могу поверить, что Вы думаете, будто семья Иванси ниже Вас по статусу. Отныне будьте вежливы, когда обращаетесь к моему жениху.

– Же-жениху?

Золотая Слива посмотрела на меня. Ее лицо было таким, будто она перед ней разрушился мир. В ее взгляде читалось отчаяние. Она глазами просила меня не соглашаться с этими словами, но я вежливо поклонился.

– Для меня было большой честью служить Госпоже. Но с этого момента зовите меня герцогом-супругом и обращайтесь ко мне в вежливой форме. Пойдем, Равиэль?

– Да. И ты впервые сам назвал себя «герцогом-супругом».

– Если честно, жена, я все еще не могу привыкнуть.

– Мой муж такой немощный. Но я люблю тебя, в том числе и за это.

– И я тебя люблю.

Мы бок о бок вышли. А через некоторое время я услышал за спиной слабый крик:

– Что-о-о?!

Весной цвела магнолия. Приближался день свадьбы.

***

Если Равиэль сказала, что свадьба состоится через месяц, то она действительно состоится через месяц.

– Я заточила отца в загородном доме, – как ни в чем не бывало сказала Равиэль. – У него есть последователи, но в семье их меньшинство. На них можно не обращать внимания. Я провела переговоры с Императором, и он официально признал во мне преемника, так что я уже являюсь полноценной герцогиней Иванси.

– Эм…

Что она сделала с моим тестем? Мы с ним может и не знакомы, но разве это не аморально?

– Теперь ты жених герцогини Иванси, – Равиэль посмотрела на меня. – Ты станешь мужем главы самой высокопоставленной семьи, после императорской, разумеется. За исключением Его Величества Императора, Императрицы и наследного принца, нет никого, перед кем ты должен склонять голову первым. По крайней мере, не в этой Империи. Независимо от статуса и возраста, все жители Империи обязаны склонять перед тобой голову. Даже там, где не живут члены Императорской семьи, к тебе будут относиться с величайшим почтением.

Равиэль была серьезна. После того, как я ее выслушал, я осознал, что происходит нечто грандиозное. До сих пор я думал о свадьбе как о любовном союзе. Для меня это была сплошная романтика, но для Равиэль брак был чем-то большим.

– Но я же простолюдин…

– Конечно, грубияны из светского общества будут судачить. Гон Джа, твое происхождение подобно подолу неудобного платья – куда бы ты ни пошел, оно будет следовать за тобой. Но я уже предприняла кое-какие меры.

– Какие?

– Для начала, ты станешь приемным сыном обер-камергера* Императорской семьи, – Равиэль протянула мне документ. – Обер-камергер уже давно служит Императорской семье и является уважаемым человеком. Он получил титул дворянина. Его личная жизнь чиста, и он человек высоких моральных принципов. Других детей у него нет. Ты будешь усыновлён им и повысишь тем самым свой статус.

(П.п.: Обер-камергер – в данном случае глава слуг при Императорском дворе.)

Боже мой. Нет, правда, Боже мой!

– Я могу это сделать?

– Можешь, я надеюсь.

Даже в этот момент Равиэль просматривала гору документов. Ее перо непрерывно двигалось. Мне даже трудно представить, что это за документы и какое политическое влияние они оказывают.

– Я опустила все докучливые процедуры, просто подпиши этот документ. Тогда тебя признают приемным сыном обер-камергера Императорской семьи.

Да. Брак стал реальностью. Тесть, с которым я ни разу не встречался, заточен. Обер-камергер, с которым я ни разу не встречался, стал моим приемным отцом. Я запоздало осознал, когда подписал бумаги об усыновлении, насколько же это грандиозное событие – стать мужем герцогини Иванси.