Глава 117. Черная свадьба (часть 3)

Загнанный в угол человек внешне будто бы становится меньше. Но мысли в его голове мелькают с бешенной скоростью. Именно поэтому человек либо сбегает, либо цепляется за последнюю надежду. И Золотая Слива ничем не отличалась от обычного человека.

– Точно, а взамен… Взамен я отдам тебе свою жизнь! Нет, я устрою в этом мире хаос, как Вы и желали! Разрушение, погром, побоище! Мутия, разве Вы не любите такое? Я все сделаю! Ну же!

Я сделал шаг вперед.

– Ик!

Когда Золотая Слива услышала меня, она не придумала ничего лучше, чем отступить. Сделав шаг назад, она сразу же посмотрела на алеющий закат, будто оттуда вот-вот должно прийти спасение.

– Я все сделаю как нужно, Мутия! Я сотру всех в порошок!

Но ответа не последовало.

– Это… – молитва быстро перешла в сетования. – Это нарушение договора!

Я сделал еще один шаг.

– Вы должны были даровать мне силы, чтобы я могла творить новую судьбу! Но почему?! Почему в моем теле эта стремная, психованная сучка? Верни его! Верни мне мое тело!

– Ой, тут-то ты и не права, – сказал Следователь Еретик, ярко улыбаясь. – Если ты говоришь обо мне, то… мне очень жаль, но чисто технически я мужчина, так что ты использовала неправильное слово. Не «стремная, психованная сучка», а «стремный, психованный сукин сын» или как-то так. Да. А вообще, лучше бы исправить это выражение до более приемлемого слова «сумасшедший». Грамотная речь – залог психического здоровья*, госпожа Эванейл!

(П.п.: В оригинале слова Следователя Еретика – это видоизмененное выражение «в здоровом теле – здоровый дух».)

– Гребаный мудак! – злобно зашипела Золотая Слива… нет, Сильвия Эванейл. – Это неправильно! Неправильно! Это нарушение договора… Я должна была стать Императрицей. Я должна была получить статус выше, чем у Равиэль. Именно так и должно быть! Это судьба! Это моя судьба! Поэтому… нарушение договора… я…

И еще один шаг.

– Ой!

И тогда Сильвия Эванейл перестала смотреть на небо. Я был настолько близок, что она больше не могла меня игнорировать.

– Чудовище!

Сильвия Эванейл взмахнула молотом, который тут же встретился с моим Священным Мечом. Девушка беспорядочно махала молотом, но я без труда парировал ее удары и продолжал наступать, отчего она все более сердилась. А сердитого человека легко победить.

– Ах!

Я выждал момент, когда Сильвия взмахнет своим огромным молотом, и перерубил ей руку.

– А-а-а!

Естественно, ран не было. Как и брызг или пятен крови. Сильвия душераздирающе кричала не от открытых ран, а от душевных страданий. Она выпустила из рук молот и тот с громким стуком упал на землю.

– Ау-у…

Наши взгляды пересеклись. В тот момент, когда молот упал на землю и поднял в воздух кучу пыли, я сказал ей:

– Выбирай.

– В-выбирать?

– Ты все равно уже потеряла свое место в этом мире. Даже если ты сбежишь, то уже не будешь баронессой Золотой Сливы. Ты просто апостол созвездия. Я даю тебе шанс.

Сильвия Эванейл впилась в меня взглядом, поглаживая свое запястье.

– Хорошо. Можешь остаться слугой созвездия и попытаться убежать, я отпущу тебя. Но если ты скучаешь за этим миром и хочешь остаться здесь, то откажись от благословения созвездия, с которым ты заключила договор.

– И тогда?

– И тогда ты умрешь от моего меча, – указал я взглядом на свой клинок. – Должно быть, ты наблюдала за недавней битвой. Я могу призывать тех, кто умер от моей руки, и я оставляю им воспоминания об их прошлой жизни. Сильвия Эванейл, если ты сдашься, я призову тебя в этот мир, чтобы ты снова могла жить как Золотая Слива. Конечно, прежней твоя жизнь уже не будет. Например, тебе запрещено причинять вред моей возлюбленной Равиэль Иванси. Но на этом все. В остальном – делай что хочешь. Можешь выйти замуж за наследного принца, можешь не выходить. Поступай, как знаешь.

– Почему…

– Потому что ты хотела прожить новую жизнь.

Красный цвет заката постепенно сменялся на фиолетовый. В Империи свадьба начинается, когда закат погаснет. Как я и предполагал, у нас осталось около тридцати минут.

– Я… как я могу тебе довериться? А вдруг ты предашь меня и заставишь меня быть твоей рабыней? Я ведь не смогу отказаться или сопротивляться.

– Подумай сама, – я посмотрел на нее, – почему ты и твой дворецкий стали нашими сосудами?

– Что?

– Ты все отдала созвездию, чтобы твое желание сбылось. Твоя память, твое тело – все перешло к созвездию. Место, которое ты занимала в этом мире, опустело.

Кто угодно мог занять это место, кто угодно мог ее заменить. Видимо, поэтому Директор Библиотеки смог поместить меня и Следователя Еретика в эти «сосуды».

– Ты должна понять, что ты потеряла свое место.

Но…

– Ты когда-нибудь задумывалась, почему то же самое случилось и с твоим дворецким?

Сильвия Эванейл подняла глаза.

– Не знаю всех подробностей, но я побывал в шкуре дворецкого. Я полностью погрузился в его жизнь. И тогда я понял, что этот мужчина сделал бы все ради тебя, Сильвия Эванейл, – предположил я. – Готов поспорить, что если бы ты даже стала Императрицей, ты не была бы счастлива.

– Что?

– Ты сказала, что должна была стать Императрицей не потому, что любишь наследного принца, а потому, что хочешь получить статус выше, чем у Равиэль Иванси. Если ты станешь Императрицей по этой причине, будет ли твоя жизнь счастливой? – покачал я головой. – Ты весьма способная, но не лучше Равиэль. У тебя нет благородства и власти, которые даны статусом Равиэль от рождения. У тебя нет способностей управлять толпой, как это делает Равиэль. Даже если бы ты стала Императрицей, ты была бы опорочена тем, что народ всегда сравнивал бы тебя с Равиэль. Всегда.

А что если… Давайте представим, что есть один дворецкий. Он всю жизнь наблюдал за мучениями своей хозяйки.

– Дворецкий, которого я знаю, отдал бы все, чтобы помочь тебе.

Дворецкий подумал бы: «Если бы госпожа не стала Императрицей, она могла бы быть счастливой».

– Думаю, так и было.

– Дворецкий… Мой дворецкий, он вернулся во времени?

– Нет.

Дворецкий не вернулся во времени.

– Ты молилась за себя. А дворецкий – нет. Он молился за тебя. Он не хотел возвращаться во времени. Он хотел, чтобы лишь ты вернулась.

– О чем ты говоришь?

– Ты… ты помнишь, как зовут твоего дворецкого?

– Что? – Сильвия Эванейл нахмурилась. – Конечно. Моего дворецкого зовут…

Но Сильвия не смогла назвать его имя. Она еще больше нахмурилась, а потом растерянно уставилась в пустоту.

– Почему я не могу вспомнить?

Я спокойно наблюдал за ней.

В этом мире дворецкого никогда не звали по имени. Сильвия никогда не звала своего дворецкого по имени. Хотя он был ее единственным другом, она звала его просто «дворецкий». Даже тогда, когда они были в комнате только вдвоем и не нужно было придерживаться этикета.

«Дворецкий».

Даже Равиэль никогда не звала его по имени. Хотя через ее руки проходила вся информации Империи, она не знала имени приближенного баронессы.

«Дворецкий».

Тот, чье тело я занял. Слуга баронессы, имя которого стерли из этого мира. Потому что он действительно все отдал созвездию.

И даже я… даже я, который полностью погрузился в эту роль, даже я не знаю его имени. Я не мог вспомнить, как бы ни пытался.

Выражение лица Сильвии резко изменилось.

– Значит… – казалось, будто весь ее мир рухнул. – Дворецкий… исчез насовсем?

– Да.

Скорее всего, этот мир трижды возвращался к исходной точке.

Сначала Сильвия Эванейл молила высшие силы, желая вернуться. Откликнулась Корова, что следует за разрушением. Созвездие, руководящее сферами разрушения и воссоздания, дало Сильвии Эванейл еще одну жизнь. Поэтому Сильвия обошла Равиэль и стала Императрицей.

Затем дворецкий молил высшие силы, желая вернуться. Откликнулся… неизвестно, кто откликнулся. Дворецкий посвятил всего себя Золотой Сливе, и в результате мир опять вернулся к исходной точке. В предыдущей временной линии баронесса вышла замуж за наследного принца. Поэтому он попросил вернуться в прошлое, где еще ничего не решено.

И наконец, Равиэль вернула мир к исходной точке. И ей откликнулся осколок Богини Защиты.

В результате всего этого мир оказался в ловушке десяти дней, что вечно повторялись. Так было до этих пор.

– Мы не узнаем имя дворецкого. Никогда. Что было у него на сердце, когда он посвятил тебе свою жизнь, о чем он думал, когда пожертвовал всем ради твоего возвращения. Мы не узнаем никогда. Он исчез.

Тем не менее…

– Дворецкий хотел, чтобы ты прожила другую жизнь. И я хочу исполнить его желание. Сильвия Эванейл, человек, которого ты не помнишь, человек, чьего имени ты не знаешь… этот человек пожертвовал всем ради тебя. Этот человек любил тебя сильнее, чем кто-либо. Этот человек хотел быть вместе с тобой сильнее, чем кто-либо. И этот человек отказался от всего. Ради тебя.

Вот как сильно любил безымянный дворецкий.

– Живи снова.

Еще не поздно.

– Живи снова, как он того и хотел.

Сильвия ничего не ответила. Ее руки дрожали, она хватала ртом воздух, из горла вырывались стоны. Она содрогалась от этой жизни. Этой проклятой жизни. Тот факт, что кто-то настолько сильно хотел, чтобы она жила, был слишком жесток.

Сильвия Эванейл медленно уронила голову. У нее больше не осталось сил смотреть прямо. Постепенно все ее тело начало излучать свет. Благословение созвездия исчезло.

– Хорошо.

Я высоко поднял меч, заменил Меч Сострадания на Меч Идол.

В лучах алеющего заката мой меч отбрасывал длинную тень. И тень взмахнула мечом.

Системное сообщение [Апостол «Коровы, что следует за разрушением» уничтожен.]

Солнце почти зашло. Все апостолы из других миров покараны. Существа, что угрожали этому миру, исчезли.

Системное сообщение [Локация зачищена.]

Зазвенел голос уведомления. Возможно, это был голос, который слышали только мы со Следователем Еретиком.

Системное сообщение [Сегодня…]

[Была зачищена локация двадцать пятого этажа!]

Это был голос башни.

Системное сообщение [Повторяем всем еще раз!]

[Сегодня была зачищена локация двадцать пятого этажа!]

[Выполняется определение вклада в атаку…]

[Определение выполнено.]

[Будут объявлены три завоевателя.]

Растрепанные люди начали открывать глаза: Злой Дух, ученики Школы Дьявола, гости. Один за другим вставали люди, что были погружены в сладкие грезы песней апостола.

– М-м…

– Что происходит?

Над головами этих самых людей появился текст:

Системное сообщение [Расчет вклада участников…]

Первое место: Король Смерти

Второе место: Следователь Еретик

Третье место: никто

Я молча смотрел на текст. На прохождение этой локации было отправлено два человека. Из всех Охотников Директор Библиотеки отправил только меня и Следователя Еретика.

Однако при расчете вклада участников башня отметила трех человек.

«Никто».

Среди нас не было третьего участника, чье имя так и не появилось.

Какое-то время я просто смотрел в пустоту. Ко мне подошла Равиэль и взяла меня за руку. Мы опирались друг на друга. А потом Равиэль медленно окинула взглядом гостей.

– Я, герцогиня Иванси, хочу выйти замуж за этого мужчину.

Гости, которые только проснулись, остолбенело уставились на нас с Равиэль.

– Кто-нибудь возражает этому браку?

Никто не вымолвил и слова. Возможно, кто-то и возражал, но все это ушло в прошлое. Потому что объявились существа из других миров, чтобы захватить этот. И гости своими глазами увидели, как я всех победил. Поэтому гости молча согласились со словами Равиэль. Она все так и задумала, когда назначала день свадьбы…

– Хорошо, – Равиэль, моя невеста, кивнула. – Тогда я объявляю нас мужем и женой.