Глава 122. Утопия (часть 1)

Системное сообщение [Приказ возрождения злых духов.]

Ранг: SSS

Действие: Существа, которых Вы сами убили, становятся монстрами. Умершие люди не продолжают иметь свои способности, которые были у них при жизни. Если Вы захотите, Вы можете не убирать их воспоминания. Гоблин или орк, зомби, скелет и так далее, они просто становятся монстрами.

※ Можно создавать только один раз в неделю.

Действие: Вы можете призывать людей, умерших от Вашей руки. Умершие не наследуют способностей, что были у них при жизни. Но по Вашему желанию умершие могут наследовать память и облик, что был у них при жизни. Если Вы этого не пожелали, сможете призвать обычного монстра.

※Но использовать навык можно только один раз в неделю.

Здесь есть важный момент: «По Вашему желанию умершие могут наследовать память и облик, что был у них при жизни». Другими словами, если я захочу, я могу вызвать монстров, у которых нет ни памяти, ни облика из прошлой жизни. Прямо как сейчас.

– Гро-о-о!

Моя тень расползалась. Из земли поднимались белые скелеты. Пять тысяч скелетов. Хотя я их давненько не видел, на сердце не было радостно. Они – доказательства моей смерти.

– Но теперь мне нужны эти ребята.

На нас хлынули апостолы, что следовали за Бессмертным счастливым проповедником. Пока они шли, они пели:

– Ла, лу-ла. Лу.

– Ла-ла.

Их мелодия заставляет слушателей погрузиться в самые счастливые воспоминания. Даже бойцы, прошедшие психологическую подготовку, с трудом противостоят этой атаке. Даже ученики Школы Дьявола в свадебном зале бессильно падали под ее воздействием. Но…

– Гро-о-о! – как ни в чем не бывало загудели скелеты.

На нашей стороне всего пять тысяч скелетов, но они накинулись на миллионную армию врагов. И не потому, что они были чересчур храбрыми или не боялись ментальной атаки.

– Ого! Вот это да! – сказала стоявшая рядом со мной Графиня.

– У них нет «воспоминаний», поэтому ментальная атака не работает.

Так и есть. Песни Апостолов Бессмертного счастливого проповедника, безусловно, очень сильны. Однако они действуют только на людей, у которых есть воспоминания. А так это ничем не отличается от простого пения.

– Ла.

А у обычных песен нет никаких сил. Поэтому скелеты убивали апостолов. Они резали их кинжалами, кусали, царапали. Апостолов просто смели, ведь против физических атак они бессильны.

Созвездие, что наблюдало за битвой с воздуха, кусало губы. Хотя всюду разливалась мелодия, до моих ушей долетело каждое слово созвездия. Наверное, его голос раздавался прямо у меня в голове.

– Сопротивляться бесполезно! Мы подавим тебя числом.

Я послушно согласился:

– Да, так и есть.

Даже если у них нет физических сил, сто тысяч – это сто тысяч, а миллион – это миллион. Такое количество само по себе представляет грозное оружие. Вот почему Бессмертный счастливый проповедник был так уверен, когда мы начали атаковать.

– Кстати, ты уже показал мне, как победить тебя.

– Что? – отреагировало созвездие, прочитав движения моих губ.

– Количество – не главное. У твоей армии есть один недостаток. Они не знают, что такое боль и страдания. Они постоянно излучают счастье.

Скелетов подавляло количество противников. Однако полностью сломить их еще не получилось. Они продержатся совсем немного, минуту-две, но нам этого вполне достаточно.

– У меня есть свой метод, – я крепко схватился за Священный Меч. – Хозяйка Черного Дракона.

– Говори громче, я ничего не слышу из-за этой песни!

– Подними зеркала, – я усилил свой голос с помощью Оро.

Хозяйка Черного Дракона подошла прямо ко мне и в ответ на мою просьбу разложила вокруг шесть зеркал.

– Готово. Но что ты собираешься с ними делать?

– Помнишь, как мы сражались с Дьяволом Осеннего Дождя? Когда он использовал свой луч, ты выставляла зеркала, чтобы отразить или ослабить его атаку. А наша атака, наоборот, усиливалась. В этот раз используем ту же тактику.

Хозяйка Черного Дракона поняла, что я собираюсь сделать.

– Ты хочешь выстрелить своим Оро как лучом? Неплохая мыль. Но ты уверен, что сможешь сделать свою атаку такой же мощной, как у Дьявола Осеннего Дождя? Если она будет слабой, мои зеркала не смогут ее отразить.

– Об этом не волнуйся. Просто сделай так, чтобы моя атака распространилась на как можно более широкую область.

– Не особо понимаю, что ты задумал… Но хорошо, я попытаюсь.

Зеркала взлетели в воздух. Восток, запад, юг, север… Луч света, попадая на одно из зеркал, отражался в других, освещая всю равнину.

– Достаточно, – кивнул я и распространил свое Оро на рукоятку меча.

И в ту же секунду красное, как кровь, Оро зажглось на лезвии.

– Я не настолько силен, как Злой Дух. Я не могу разрубить мир, как мой Мастер.

Но эти апостолы – мои враги. А товарищи – моя надежная армия. И я точно смогу использовать непобедимую божественную силу.

«Что случится, если только голод будет управлять моим мечом?»

Потому что именно такие боевые искусства я и унаследовал.

«Тогда ты сможешь победить противника, который никогда не голодал. Вот почему половина Фракции Чести деградировала до врага, которого можно победить за одну секунду».

Апостолы, что знают только счастье, никогда не будут мне противниками. Я взмахнул мечом в сторону зеркала, поднятого Хозяйкой Черного Дракона.

Первая форма Умения Бога Дьявола – Меч Голодной Смерти.

Вражеская армия раскололась. Умение Бога Дьявола взорвалось красным Оро. Зеркало отразило Умение: раз, два, три, четыре, пять, шесть раз. Каждый раз, отражаясь от зеркала, красное Оро разделяло пустырь на две части.

По сравнению с ударом Дьявола, он был совсем слабеньким. По сравнению с ударом Мастера, он был просто смехотворным. Несмотря на это, апостолы счастья, слегка задетые красным Оро, исчезали.

– Что? – вздрогнуло созвездие и испуганно оглядело долину.

Тысячи, а может и десятки тысяч апостолов буквально испарились от моего удара. Несколько мгновений назад равнина кишела апостолами, но теперь там, где прошлось красное Оро, было пусто.

– Хозяйка Черного Дракона, продолжаем!

Конечно, я не собирался довольствоваться одной атакой.

– Поменяй положение зеркал!

– Боже мой… Твои навыки и прислужники этого созвездия прямо противоположны друг другу! – удивилась Хозяйка Черного Дракона, но тут же ловко поправила зеркала.

Независимо от того, насколько мощным выйдет мой удар, атака полностью уничтожит врага, просто коснувшись его. Именно поэтому так важно было отражать мою атаку и расширять зону воздействия.

– Не обращай на меня внимания, продолжай атаковать! Король Смерти, я возьму зеркала на себя!

Зеркала парили в воздухе. Хозяйка Черного Дракона была таким человеком, который если уж берется за что-то, то доводит дело до конца. Поэтому я доверился ей и ударил снова.

Десятки тысяч вражеских солдат были уничтожены людьми, что знали боевые искусства. Охотниками, которые занимали второе и третье место в рейтинге башни. Объединив усилия с Хозяйкой Черного Дракона, мы буквально раздавили армию созвездия.

– Ах-ха-ха! Потрясающе! Захватывающее зрелище! – Следователь Еретик применил Святую Магию, чтобы защитить нас от ментальной атаки.

– Заканчиваете быстрее, два моих счета на экстренный случай уже опустели!

Графиня вложила астрономические суммы в поддержку Следователя Еретика.

– Ядовитый Змей, противник с той стороны! Разберись с ними! – Святой Рыцарь вышла на поле боя и раздавала указания.

– Ну опять вся слава уходит Школе Дьявола! – Ядовитый Змей расправлялся с мелкими сошками вражеской армии, которых не смогли остановить скелеты.

– Мы сможем! – нас было всего шестеро. – Вместе мы непобедимы!

Мы вшестером смогли сокрушить мощь одного из миров.

– Смотрите.

Жители башни соберутся на площади, чтобы увидеть наш бой. Они будут записывать эту сцену и транслировать ее во внешнем мире. Сцену того, как всего шестеро человек отражают атаку миллиона Апостолов.

– Смотрите!

Восторгайтесь. Убедитесь своими глазами, что в башне нет ничего невозможного. Не мир нас сломает, а мы сломаем его. Просто смотрите. И верьте.

– Это… – исказилось лицо созвездия. – Это нечестно! Кто дал вам право вторгаться в утопию, которую я создал? В этом мире нет ни несчастий, ни печальных воспоминаний!

Созвездие сделало беспорядочный жест рукой и на небе появилась голограмма. На ней виднелись фигуры апостолов, живущих в этом мире.

– Ла-ла.

– Лу-ла.

Апостолы не жили в домах. Не было необходимости строить фермы, деревни, города. Здесь отсутствовало само понятие голода. Чтобы жить, не нужно было добывать ресурсы. Поэтому апостолы в облике детей радостно пели всегда и везде.

– Кья-я-я!

Но сердцем этого мира было невинное дитя, чье тело пронзал меч.

– А-а-а!!!

Я не мог понять, как крик невинного ребенка вырабатывает энергию. Возможно, дело в мече, который пронзал его грудь.

– Мир, который я создал, намного лучше вашей свалки! – закричало созвездие, перекрывая своим голосом детский крик. – Какие же вы лицемерные. Я следовал за Репартом Айгим и видел множество миров, но крики не умолкали ни в одном из них. Кричали сотни тысяч! Миллионы! Десятки миллионов! Сотни миллионов! – заплакал меч по имени «Жертва». – В моем же мире кричит только один человек. Всего один! Сделав одного человека жертвенным агнцем, остальные живут, не зная страданий и боли. Если я допустил всего одну жертву, то вы отворачиваетесь от сотен миллионов. Вы – мусор! Да как вы смеете презирать мой мир?

Я понимал его. Чтобы изобрести такое устройство, созвездие наверняка проходило через множество повторяющихся страданий. И это было из благих намерений. Если дорога в ад вымощена благими намерениями, то это был ад, выбранный Бессмертным счастливым проповедником.

– Этот мир – пример отчаяния.

Думаю, проблемы, которые нам предстоит решать при управлении башней, ничем не будут отличаться от того, что происходит здесь. Когда мы столкнемся с нехваткой еды и ресурсов, мы также принесем в жертву человека, ответственного за управление башней.

– Ха-ха-ха! – увидев, что я молчу, созвездие рассмеялось. – Если у тебя еще осталась совесть, не пори здесь эту чушь собачью. Не можешь ответить – проваливай. Я никогда не признаю в тебе своего хозяина!

– Нет, у меня есть ответ, – я сделал шаг вперед.

– Ответ? Ха! И какой же у тебя ответ?

Легко сказать «такая жертва – это неправильно». Однако это заявление – лишь громкие слова, которые нужно доказать делом. Только если ты способен взять на себя ответственность за эти слова… Только если у тебя есть способность осуществить это… Только тогда ты можешь так сказать. И я не забыл об этом.

– Я убью вас всех.

– Что?

– Я убью вас всех и сделаю злыми духами.

Созвездие, похоже, не поняло моих слов.

– О чем ты сейчас говоришь?

– Все, кто умрет от моего меча, становятся злыми духами. Если захочу, могу призвать вас, оставив воспоминания об этой жизни нетронутыми. После того, как всех вас убью, я призову вас, и вы снова сможете жить в этом мире.

Я поднял Священный Меч.

– Если хотите жить долго и счастливо, я позволю вам так жить. Если вы не хотите страдать, а хотите просто петь и танцевать как сейчас, я сделаю это. Злым духам не нужно есть, чтобы жить. Я дам тебе тот мир, которого ты желал.

Все просто. Нужно убить миллион апостолов, а после убийства призвать их обратно в этот мир. Если оставить им воспоминания о прошлой жизни, для них ничего не изменится.

– Я обращаюсь не только к тебе, – заявил я для жителей мира, что устремили свои взоры к нам. – Есть злодеи, которым я не позволю одержать верх. Неисправимые грешники. Даже если они захотят снова жить, я не дам им такой возможности. А теперь я приведу в исполнение собственные слова.

– Приведешь в исполнение?

– Я убью их, но не стану возрождать в качестве злых духов. Они будут изгнаны в мою тень, чтобы вечно нести свое бремя.

Песня, что эхом раздавалась до горизонта, резко остановилась. Песня, что звучала в небе и земле и никогда не замолкала, стихла.

Созвездие посмотрело на меня, но в глазах его плескалось недоверие к моим словам.

– Ложь… Вы все подлецы и маразматики. Никто не может этого сделать…

– Проповедник, утопия, который ты так гордишься… Я могу сделать то же самое. Но мне для этого не нужен крик невинного ребенка.

Прежде чем мы вошли в этот Апокалипсис, Хозяйка Черного Дракона спросила меня, готов ли я стать королем.

– Все очень просто.

Да. Если мир – это ад, я должен создать ад побольше.

– Мой ад лучше, чем твой.

И я выбрал стать королем.