Глава 128. Земляк (часть 1)

Ким моргнул. Пустошь превратилась в руины, и Ким рассеянно стоял посреди них с мечом в руках.

– Что здесь…

– Вы только что вели ожесточенный бой, – послышался голос из меча.

Это был голос Богини – созвездия, которое его призвало. Хотя он смог узнать Богиню, в голове у Ким стоял туман. Как он сюда попал?

Память, казалось, была покрыта копотью. Пытаться воскресить в памяти произошедшее – все равно что копаться в саже. Воспоминания просачивались сквозь пальцы черным песком.

– Воин… Вы попали в ловушку врага, – печальным тоном промолвила Богиня. – Вас застали врасплох, Вы не могли с ними справиться, а сражение было неизбежно… Поэтому Вы применили силу Меча Спасения.

– Спасения…

– Да. Если Вы что-то отдаете, получаете взамен силу, равную тому, что отдали. Вы отдали свое имя.

И только тогда Ким осознал «сущность» сажи.

– Да, точно. Так оно и было.

Он навсегда избавился от своего имени. Теперь Ким уже не сможет вспомнить, как его звали. Никогда.

Перед ним открылся пейзаж. От нанесенного удара вся местность превратилась в руины, а от группы врагов, что хитростью заманили его в эту ловушку и атаковали исподтишка, и следа не осталось. Он в очередной раз выжил.

– Все будет нормально? – пробормотал Ким. – Мне все равно даже не нравилось мое имя. Зато я получил столько сил, отдав какое-то там слово.

Ким был слегка удивлен, что его имя того стоило. Не только его имя, но и жизнь, которую он прожил до того, как попал в другой мир, ничего не стоили. По крайней мере, Ким так думал.

– Хвия?

– Да, воин…

– Я смогу спасти этот мир немного быстрее.

Затаив дыхание, он осмотрел пейзаж, который подарил ему ценный урок. Ким уже знал, что ему нужно делать.

– Но сначала я создам себе новое имя.

Репарт Айгим. Слово «репарт» в старину означало «человек из пустоши». Ким никогда сам не называл себя Репартом, но в какой-то момент люди сами стали его так называть. И так Ким стал человеком из пустоши.

***

Земля, куда пришли волшебники, стала пустырем. Это место превратилось в руины, овеваемые ветром.

Мужчина с серебряными волосами спокойно смотрел на меня.

Первая форма Умения Бога Дьявола – Меч Голодной Смерти.

В меч был вложен жест ребенка, умершего от голода. Это были когти, что царапают небо. Самым простым жестом, самым простым криком я попытался разрубить голову Убийце Небесной Звезды.

– Максимальное усиление чувств. Отдаю один час.

Убийца Небесной Звезды схватил меч. Наши клинки столкнулись. Он легко остановил мою атаку и невозмутимо посмотрел на меня своими голубыми глазами.

– Удивительное искусство меча, – в другой руке он держал дневник. – Это боевое искусство, в котором ты используешь Оро в качестве духовной энергии? Истинные приверженцы Мурима используют только духовную энергию. Значит, ты научился искусству меча не во Фракции Чести, а во Фракции Зла. Ты говорил, что ты из Школы Дьявола…

(П.п.: Фракция Зла – альянс, который противостоит «светлым» фракциям Мурима. Школа Дьявола – лишь одна из школ Фракции Зла.)

Я взмахнул мечом.

Вторая форма Умения Бога Дьявола – Меч Смерти от Жажды.

В пустоши подул сухой ветер. В воздух поднялись пыль и песок. Смерть от Жажды. Посреди целого моря человек умирает от жажды, ведь не имеет возможности выпить и глотка воды. И весь мир вокруг него – пустыня. И я создал эту пустыню вокруг Убийцы Небесной Звезды.

– Усиление защиты. Взамен отдаю память о вкусе воды.

Убийца Небесной Звезды повернулся лицом к ветру пустыни и моргнул. И снова он, играючи, заблокировал мой меч.

– Такой бой никуда не годится, Король Смерти, – раздался сухой голос. – Ты справедливый человек. Твоя правда построена на определенной логике, ты…

– Барая, – читал я молитву. – Барая.

Единственную молитву, которую знал. Красное Оро плакало. Моя кровь кипела. Воспоминания, что я собрал, смерти, которые я видел – все они отвечали на мою молитву.

– Агабарая.

Простой человек погиб в морской пучине. Он захлебнулся водой и утонул. Есть так много разных способов умереть. Например, в переулке, где я однажды попался на глаза не тому человеку. Практически в каждом месте на этой земле кто-то да умер. Поэтому сущность мира – смерть.

Третья форма Умения Бога Дьявола – Меч Смерти от Утопления.

Мужчина с серебряными волосами взмахнул мечом.

– Усиление защиты. Отдаю память о запахе моря.

– Как думаешь, сколько ты еще сможешь отдавать?

– Пока не умру.

Я крепко стиснул зубы.

– Понятно.

Я нанес серию ударов, но каждый из них был заблокирован. Я уставился на сереброволосого мужчину и вдруг осознал:

– Такая концовка могла бы ждать и меня.

Он отточил свое мастерство до предела. Королевский Меч 150 лет назад столкнулся с этим воином, и…

«Я собираюсь научить его, как стать счастливым».

Теперь я понял, почему Королевский Меч сказал так, когда сражался с моим Мастером. Вот что случается с человеком, который просто отбрасывает себя. Королевский Меч видел это своими глазами.

Если бы у меня не было Королевского Меча, если бы я не встретил Равиэль, если бы я думал, что могу пожертвовать своими воспоминаниями… Я бы стал таким же, как и мужчина передо мной.

– Репарт Айгим! – взмахнул я мечом.

Четвертая форма Умения Бога Дьявола – Меч Смерти от Холода.

Убийца Небесной Звезды взмахнул мечом:

– Отдаю память о теплых и холодных ветрах.

Наши мечи скрестились.

– Ты сказал правду?

– Я сказал правду.

Наши взгляды встретились.

– Если это правда…

– Ты не можешь угрожать моей жизни.

– Ты!

– Я!

Зазвучали наши голоса.

– Сказал!

– Сказал.

Наши голоса перекрывали друг друга. Мой голос был подобен бушующим волнам.

– Так что означает твоя правда?

Голос Репарта Айгим был подобен шуму дождя, что заглушал мой крик.

– Моя правда в том, чтобы уничтожить все созвездия.

– Почему?

Репарт Айгим не мог ответить. Однако, как и предсказывал Королевский Меч, у него сейчас не было другого выбора, кроме как, разговаривать. Поэтому он сказал, чтобы растянуть время, а потом отдать его:

– Созвездия лишают людей свободы выбора.

Это правда.

– Добро основывается на моральных принципах. Следовательно, созвездия, что нарушают моральные принципы – зло.

Он говорил про добро и зло.

– Ты сказал, что победил Бессмертного счастливого проповедника. Тогда ты должен знать. Люди, что жили там, были отравлены созвездием. Они не имели права выбора. Они вынуждены были быть счастливыми.

Он говорил о правах человека.

– А что насчет Боевого коня вечных равнин? Под его копытом мир становится полем боя, ареной боевых действий. Даже разговоры, которыми обмениваются люди в повседневной жизни, превращаются в жестокие споры. Здесь нет места свободе.

Он говорил про свободу.

Я попытался перекричать голос, похожий на дождь.

– Ты сказал, что люди должны быть свободными!

– Да.

– Если так, – взмахнул я мечом, – то кто ты?

– Я…

– Ты робот, двигающийся так, как записано в дневнике! Разве это свобода?

– Ты правильно подметил, – Убийца Небесной Звезды размахивал мечом в правой руке, а левой держал дневник.

Он равнодушно просматривал его.

– Но вот, что я скажу. Если я должен пожертвовать свободой одного человека ради свободы всех остальных… Я должен это сделать. Я принял такое решение сам. Это была свобода выбора, поэтому…

– Не смеши меня!

Пятая форма Умения Бога Дьявола – Меч Смерти от Яда.

– Чем ты отличаешься от этих созвездий?

Убийца Небесной Звезды резко остановился. Но он не просто замер, он быстро контратаковал мой удар, наполненный ядом этого мира.

– Я отдаю воспоминания об аромате всех цветов.

– Целую неделю вдыхать аромат цветов, любоваться закатом, пить, есть чувствовать ласковое дуновение ветерка… И все ради того, чтобы просто выбросить эти воспоминания!

– Созвездия пагубно влияют на мир. Они навязывают людям свои мысли и образы. Только так они становятся единым целым с людьми. У них нет выбора.

Убийца Небесной Звезды зачитывал строки из дневника.

– Я хочу дать людям свободу выбора, которую созвездия…

Седьмая форма Умения Бога Дьявола – Меч Смерти от Болезни.

– Отбирают…

Седьмая форма Умения Бога Дьявола – Меч Смерти от Избиений.

– Я спросил, чем ты отличаешься от них? Ты избавляешься от всех тех мечтаний, что были у тебя за неделю. Избавляешься от страданий и душевных ран. От утреннего, дневного, вечернего и ночного пейзажа… Ты просто делаешь так, как записано в дневнике! Да созвездия даже лучше тебя! Созвездия, по крайней мере, осознают, что они делают. А ты же действуешь по инструкции!

Восьмая форма Умения Бога Дьявола – Меч Смерти от Сожжения Заживо.

– Ты не тот, кто убивает небесные созвездия!

Убийца Небесной Звезды.

– Ты созвездие, убитое небесами!

Убитая Небесная Звезда.

– Если убийство созвездий – твоя единственная миссия и обязанность, сначала должен умереть ты сам! Созвездие Убитой Небесной Звезды!

Девятая форма Умения Бога Дьявола – Меч Собственной Смерти.

Мой меч пронзил Убийцу Небесной Звезды, но не рассек не его тело. Он уперся в дневник. Старый блокнот, от которого он никак не мог отвести взгляд – лезвие пронзило дневник насквозь. Бессчетное количество страниц взлетело в воздух. И его «дни» осыпались, как лепестки.

– Отдаю секунду, – пробормотал Убийца Небесной Звезды.

Он вел жестокий бой с пауками из магической башни, а теперь сражается со мной. Его воспоминания, накопленные за неделю, были исчерпаны. Наконец, силы начали покидать руку Убийцы Небесной Звезды.

– Отдаю одну секунду.

Несмотря на это, Убийца Небесной Звезды по-прежнему продолжал работать. Ему еще есть, что отдать. Нет, он постоянно продолжал отдавать.

– Отдаю… одну секунду.

Секунду за секундой. Убийца Небесной Звезды жертвовал настоящим. За счет этого он смог поднять меч и использовать Оро ради своей защиты.

– Отдаю одну секунду.

Хорошо.

– Отдаю одну секунду.

Это твой предсмертный крик.

– Отдаю одну секунду.

Бог Дьявол – это клинок, который отвечает на предсмертные крики.

– Отдаю одну секунду.

Я следовал за предсмертным криком сердца посреди вечно заснеженных равнин. Предсмертным криком ребенка. И в конце концов, твоим предсмертным криком.

– Отдаю одну секунду, – пробормотал Убийца Небесной Звезды и взмахнул мечом.

В его тоне не было эмоций, поэтому он казался холодным. В его глазах не было отблеска воспоминаний, поэтому они казались безразличными. Холодный и безразличный мужчина отбросил свои серебряные волосы и продолжил блокировать мой меч.

– Отдаю… – мой меч ранил его плечо. – Одну секунду.

Но он не останавливался.

– Отдаю… – не прерываясь, он взмахнул мечом.

Из плеча хлынула кровь. А потом кровь пошли и из голени. Каждый мой взмах меча окроплял серую пустошь красной кровью.

– Одну секунду…

Я нацелился в грудь Убийце Небесной Звезды, и тот не смог защититься от моего натиска. Убийца Небесной Звезды еле смог отмахнуться и упал. Я с высоко поднятым мечом навалился на него всем телом.

– Репарт Айгим.

– Отдаю…

– Я пожну твой предсмертный крик, – и я пронзил сердце Убийцы Небесной Звезды.

Из его губ вытекла струйка крови. Кровь перекрывала его глотку. Убийца Небесной Звезды не мог произнести и слова, но смотрел на меня своим равнодушным взглядом. Он попытался шевелить губами, но голоса не было.

– Одну…

Это и было его предсмертным криком. С каждым ударом сердца Убийцы Небесной Звезды изо рта вместо слов вытекала кровь. Мало-помалу кровь растекалась вокруг. Его волосы, цвет которых варьировался от белого до серого, покрылись кровью. Медленно он закрыл глаза.

Системное сообщение [Ваше существование стало отчетливее на один уровень.]

Зазвенел тихий голос.

Системное сообщение [Король Смерти повысил уровень.]

[Появилось еще одно место для навыка.]

[Теперь Вы охотник ранга C.]

[Да пребудет с Вами удача.]

Но этим все не закончилось.

Системное сообщение [Ваше существование стало отчетливее на один уровень.]

[Король Смерти повысил уровень.]

Один за другим прозвучали и другие объявления:

Системное сообщение [Появилось еще одно место для навыка.]

[Теперь Вы охотник ранга B.]

[Да пребудет с Вами удача.]

Голос умолк. Я тихо вынул меч из его сердца. Труп Убийцы Небесной звезды был податливым. Его глаза были закрыты, будто он с самого начала знал, что ему суждено умереть. Он лежал в луже собственной крови, а лицо все так же не выражало никаких эмоций.

И в этот момент…

Системное сообщение [«Одинокий искатель правды» испуган смертью Убийцы Небесной Звезды.]

[«Око лабиринта» предупреждает Вас о непредвиденных последствиях.]

[«Боевой конь вечных равнин» изумлен смертью Убийцы Небесной Звезды.]

Весь мир был поражен.