Глава 130. Земляк (часть 3)

Следователь Еретик продолжал меня выгонять, и в итоге мне пришлось покинуть библиотеку. В голове было пусто. Я не придумал, что ему ответить, как уже через секунду дверь библиотеки закрылась за мной.

– Э-эм…

В школе было тихо.

Гранитный пол пепельного цвета был очень скользким. Он отражал отблески заката. Никто не бегал по коридорам и не кричал. Вдалеке на спортивной площадке было слышно, как ученики пинают футбольный мяч.

– Что вообще происходит? – я ходил как лунатик.

– Скорее всего, сегодня президент студсовета будет ждать у школьных ворот. Вам не стоит злить Вашу подругу!

Я не ходил в старшую школу, но около двух лет учился в средней. Внутри эта школа была примерно такой же, как и моя.

– Пойду для начала к школьным воротам.

Утопающие в сумраке стены коридора были выкрашены в зеленый цвет. Но этот цвет не отличался красотой, он напоминал незрелый фрукт. Впрочем, эта простоватая и неестественная цветовая гамма была мне привычна.

– Лестница, где-то рядом должна быть лестница. А… Это она?

В тот момент, когда я вышел на лестничную площадку, мне показалось, что там кто-то был, поэтому я пошел следом, но оказалось, что лестница вела на крышу.

Прямо перед железными дверьми стоял ученик – ребенок невысокого роста. Он смотрел на двери, которые невозможно открыть, смотрел на железную цепь и замок, повешенные на ручке двери. Мальчик почувствовал, что рядом с ним кто-то стоит и поднял голову. Наши взгляды встретились. Я видел его впервые. Ученик поклонился, потом прошел мимо меня и молча, ни говоря ни слова, спустился по лестнице.

Я кинул взгляд на его рубашку – белоснежный ворот потемнел от въевшейся грязи. Я почувствовал знакомый запах грязи и пота. Запах бедности. Конечно, это было лишь предположение после увиденной на секунду сцены.

Ученик скрылся в другом конце коридора.

«Веди себя достойно ♪»

«Чтобы жизнь была весела ♪»

«А на душе – отрадно ♪»

После того, как ученик ушел, я заметил повешенный у лестницы красочный плакат с лозунгом. Слова были похожи на мантру, поэтому я не решился произносить их вслух. Но проблема не только в словах, это в целом был неудачный плакат. Он выглядел зловеще. Совершенно бесполезный, ни на что не годный плакат, который отчаянно пытался это спрятать за написанным ярким цветом лозунгом. Мне потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя после увиденного.

– Ладно, мне тоже нужно идти.

Я пошел к школьным воротам, перед ними стоял черный лимузин. Погодите-ка, лимузин? Я не мог сообразить, что я сейчас вижу перед своими глазами. Я спустился по простенькой лестнице, миновал простенькую спортплощадку, дошел до простеньких школьных ворот. Откуда тут взялся роскошный черный лимузин, какой можно увидеть только в кино?

– Хм, ты сегодня немного опоздал.

У лимузина стоял самый дорогой мне человек.

– Равиэль?

– Добрый вечер, Гон Джа, – как всегда хладнокровно сказала моя возлюбленная. – Так приятно видеть твое лицо в лучах заходящего солнца. Кажется, будто закат сам краснеет, чтобы скрыть твои зардевшие щечки.

На спортплощадке стояли ученики, которые еще не ушли из школы. Ученики, играющие на баскетбольной площадке, ученики, вышедшие прогуляться перед вечерними курсами, ученики, пинающие футбольный мяч – все они перестали заниматься своими делами и уставились в нашу сторону.

– Смотрите, это же сонбэ!

– О, а это девушка из семьи чеболей…

(П.п.: Чеболь – богатый человек. В Корее это слово используется по отношению к владельцам конгломерата или крупного бизнеса, а также к членам его семьи.)

– Я так завидую…

– Во время фестиваля он признался в любви у всех на глазах…

С ума сойти.

– Что такое, Гон Джа? Конечно, глуповатое выражение лица – неотъемлемая часть твоего обаяния, но сейчас ты кажешься сильно растерянным. Ты решил очаровать меня еще больше?

– Равиэль… Равиэль из семьи чеболей?

В голове была каша. Что, черт возьми, эта дурацкая травма пытается мне показать? Возможность увидеть Равиэль в школьной форме – это какой-то подарок? Я должен ее сфотографировать! Как сохранить этот образ навсегда? Есть ли способ перенести фотографии из травмы в реальность?

– Звучит как-то странновато… Да, милый, это я. Равиэль из семьи чеболей. Я была чеболем с рождения и до сих пор им являюсь.

С ума сойти! Равиэль назвала меня милым! Она назвала меня милым! Как же быть? Нужно это записать на видео! Но как это сделать? Может, сделать фотографию? Есть ли в этом развитом мире науки и техники какой-то способ, чтобы отправить видео или фото в реальность? Чем вообще занимаются ученые? Разве это не отлынивание от их обязанностей?

– Равиэль, а сколько тебе сейчас лет?

– Я учусь на втором курсе старшей школы Синсо.

(П.п.: Синсо – реальное название школы, расположенной в Сеуле.)

– А я?

– Дворецкий, немедленно запиши его на прием к психиатру. Похоже, у моего парня легкая форма амнезии. Но я все же отвечу на твой вопрос. Конечно же, ты учишься со мной на втором курсе.

– Боже мой, я могу встречаться с Равиэль, пока мы учимся в старшей школе… Получается, я могу провести с Равиэль школьные годы? Да это же манна небесная! Я самый счастливый парень в мире!

– Дворецкий, отменяй запись. Он как обычно.

Мы обнялись и поцеловались перед школьными воротами. Как же я счастлив. Спортплощадка взорвалась воплями и улюлюканьем, но мне плевать. Если верить словам Следователя Еретика, мы официально были школьной парочкой.

– Равиэль, я буду любить тебя, даже если ты родишься в другом мире…

– Я буду любить тебя и в прошлой жизни, и в следующей. Я хочу заменить слово «любовь» на твое имя, Ким Гон Джа. Но сначала давай проживем эту жизнь. Садись в машину, я подвезу тебя домой.

Дом… Моим домом был сиротский приют. Она меня туда везет? Но этот мир травмы определенно отличается от реальности из внешнего мира. Я никогда не ходил в старшую школу. Я даже не слышал о Синсо. Какой дом у меня здесь?

– Слышала, у вас вчера у вас произошел инцидент, – сказала Равиэль, когда мы сели в лимузин.

Салон автомобиля был просторным и комфортным, но мы все равно уселись поближе друг к другу.

– Что? Инцидент?

– Еще какой инцидент. Если честно, дорогой, он тоже меня жутко бесит… Но семья есть семья. Я уже обо всем позаботилась, скажи своей матушке и отцу, чтобы они не волновались. Нет, лучше я сама им это скажу.

Я не понимал, о чем она говорит. Вероятно, что-то случилось, а Равиэль все уладила. Но меня больше потрясли слова «матушка» и «отец».

«Родители…»

В детстве я звал директора сиротского приюта отцом, а каждую взрослую девушку, которая приходила к нам работать – мамой. Но все это было вызвано детской глупостью и озорством. Родители, о которых говорила Равиэль не такие.

«В этом мире у меня есть дом и родители, – правда, неизвестно где. – В день свадьбы Равиэль представила мне приемного отца, но…»

Сейчас все иначе. Это настоящие родители.

«Не знаю, что это за чувство…»

Лимузин остановился. В окне виднелся небольшой ветхий домишко в старинном районе.

– О, – кто-то стоял с метлой перед домом. – Ты вернулся?

Длинноволосый, грозный мужчина засмеялся.

– Ого, твоя подруга подвезла тебя на лимузине. Повезло тебе с ней, сынок. А все благодаря внешности, которую ты унаследовал от меня. Почитай своего отца, что дал тебе жизнь!

Это был Королевский Меч. У меня закружилась голова.

– В этом мире… ты мой отец?

– Божечки, мисс, не нужно кланяться. Девушка моего сына не должна склонять передо мной голову. А вот сын у нас бестактный. Добрый, конечно, но тот еще дурачок…

– Нет, все в порядке. Я ценю в Гон Джа каждую мелочь.

– Ах-ха-ха! Вот как, юная леди? Эх, птенчик, лучше бы тебе кланяться перед ней! Дорогая, если этот дурак будет к тебе плохо относиться, я его имя сотру из родословной нашей семьи!

Равиэль и Королевский Меч любезно болтали. Эта сцена реальна. Они болтали. Я сейчас в обморок упаду.

– Кхм, – Равиэль легонько меня толкнула. – Отец, Гон Джа сегодня такой странный. Он спрашивал, сколько мне лет.

– Он всегда был с придурью. Может, это после того, что случилось с ним в пять лет… Ах, кстати, не останешься с нами на ужин? У нас сегодня потрясающий салат с моллюсками.

– Благодарю за приглашение, не откажусь.

– Ну какая же ты замечательная! Гон Джа, ты почему еще не на коленях? Мне помочь тебе их согнуть?

Я вошел в дом.

– С возвращением, – на диване сидела Мастер. – Как дела в школе, сынок?

Я был в шоке.

– Охо-хо, ты даже привел свою девушку к нам. Добро пожаловать, мисс Иванси.

– Мама, зовите меня просто Равиэль. Мне так будет удобнее.

– Правда? Хм, хорошо. Не знала, что у молодежи так принято.

Мама. Мама. Ма-ма…

– Милая, по-твоему Гон Джа насколько смелый, чтобы пригласить свою девушку домой? Это я ее позвал. Соблазнил салатом с моллюсками.

– Ты прав, дорогой. Глупо было ожидать от нашего сына такой смелости. Кстати, мисо-суп уже закипел…

Милая. Дорогой. Ми-ла-я. До-ро-гой. Ми-и-илая? Дорого-о-ой?

– А теперь к другим новостям. Инцидент, произошедший вчера с популярным певцом Ю Су Ха, поверг в шок многих граждан, – раздался голос диктора из включенного в гостиной телевизора. – В сети быстро набрало популярность видео нападения со стороны певца Ю Су Ха на своего поклонника. Но сегодня утром было получено сообщение о том, что видео сфабриковано. К всеобщему удивлению, в этом признался человек, который и распространял видео.

Я тупо уставился в экран телевизора. Там появилось фото красавца с длинными волосами, забранными в конский хвост.

– Он заявил: «Я выложил видео в шутку. Не думал, что все так получится. Приношу свои искренние извинения перед всеми людьми, которого шокировало или оскорбило мое поведение»…

Следом на экране появились фотографии Злого Духа и Золотой Сливы. А потом их совместные фотографии с Огненным Императором.

– Другие участники группы Ю Су Ха, Эсдэль и Сильвия, воздержались от комментариев.

На экране появилось видео, где они танцевали. Злой Дух и Огненный Император танцевали, а Золотая Слива пела.

– Тем не менее в связи со скандалом на некоторое время в графике группы произойдут изменения. Так, например, концерт, который должен был состояться через десять дней, перенесен…

С ума сойти. Разве это не безумие? Я сошел с ума? Я спятил!

– Хм, – Мастер слегка кивнула и отложила газету, а затем бросила на Равиэль серьезный взгляд. – Нам будет о чем поговорить за ужином. Гон Джа, позови своего старшего брата. Давайте сегодня впервые за долгое время поедим все вместе. Вы не против, мисс Равиэль?

– Конечно.

Старший брат? У меня есть не только мать и отец, но и старший брат?

– Старший брат… А где он?

– В своей комнате.

Мастер указала взглядом на комнату. Я почувствовал не пойми откуда появившийся страх. Мой папа – Королевский Меч. Моя мама – Мастер. Кем же тогда окажется мой старший брат?

Я медленно и осторожно открыл дверь.

– А?

Мужчина в кровати хрустел картофельными чипсами. В одной руке у него были чипсы, а во второй – томик манхвы из проката. Мужчина посмотрел на меня и быстренько помахал мне в знак приветствия рукой, перепачканной чипсами.

– О, давно не виделись. Ты видел новости? Меня вчера просто задолбали, честное слово! Какой-то дурацкий сталкер ко мне прицепился, меня это выбесило, ну я его и стукнул. Моя карьера чуть не пошла под откос, – это был Огненный Император. – Хорошо хоть утром этот придурок сбежал, поджав хвост, а то мама бы меня, наверно, прибила… Эй, алле? С тобой все норм? Ты чего-то аж позеленел. Гон Джа? Братан?

– Сдохни! – я бросился к кровати. – Сдохни! Сдохни! Сдохни, придурок!

– Ты чего? Успокойся!

– Как я могу успокоиться, когда ты назвал Мастера мамой? Ублюдок! Сдохни! Извинись перед ней и сдохни!

– Какого хрена? Ты давно такой силь… Аргх!

Я душил Ю Су Ха. Искренне. Я смирился, что Королевский Меч появился тут в качестве моего отца, но с этим я не смирюсь. Это придурок – мой старший брат? Этот гребанный псих?

– Сдохни!

– Мам! – крикнул Ю Су Ха, задыхаясь. – Ма, Гон Джа меня бьет!

Чистое безумие.