Глава 150. Пролог (часть 3)

В глубокой древности жило существо, которое называли «Пруд Воспоминаний». Люди не могли правильно произнести его настоящее имя, поэтому стали звать на свой лад – «Пруд Воспоминаний».

На самом деле, его звали ■■■■■. Но сам ■■■■■ не чувствовал необходимости, чтобы его называли правильно, точно так же, как люди не чувствуют необходимости, чтобы их имена правильно произносили кузнечики. Впрочем, если его имя максимально упростить, оно будет в лучшем случаем похоже на «Хамустра».

— Отличная обстановка. То, как бережно хранятся книги, достойно похвалы.

Хамустра – так люди стали называть «Пруд Воспоминаний».

— Говорю это от всей души, ■■■■■.

Но человек, что стоял перед ним сейчас, отличался.

— Определённо, это лучшая из библиотек, которую я посещал.

Этот человек свободно говорил на языке драконов. Уже только это было удивительным. «Пруд Воспоминаний» с самого начала был любознательным существом, поэтому оказалось достаточно проявить к нему немного добродушия и интереса. До сих пор никто и никогда не приходил в эту библиотеку. Так что этот человек стал её первым посетителем.

— Кто ты?

Человек, что стоял перед ним, источал чересчур много запахов. И это было странно. Чудилась вонь дракона, хотя он определённо им не был. Пробивался аромат Бога, но и Богом он тоже не был. Казалось, существо, что стояло перед «Прудом Воспоминаний», и вовсе не было человеком.

— Как ты сюда попал? — его тон был настороженным, что вполне естественно. — Я никогда тебе не разрешал приходить сюда. Это мой мир. Каковы твои намерения, чужестранец?

— Не переживай, я не вор. Я пришёл сюда не для того, чтобы украсть книги, — человек хохотнул, не в силах сдержаться. — Я пришёл дать тебе своего рода совет. Я делаю это каждый раз, как встречаю существ, подобных тебе.

— Я спросил о твоих намерениях.

— Я строю дом. Скорее, загородный. Я буду его владельцем, и собираюсь убедить тебя переехать ко мне, — человек снова хохотнул.

«Пруд Воспоминаний» разозлился. Он впервые за тысячу лет, а может за период в два раза больший, был так сильно раздражён. Он одинаково любил персонажей из книг, будь то злодей или праведник, неудачник или везунчик, эгоист или альтруист, но с реальными людьми всё было по-другому. «Пруд Воспоминаний» был великим существом. Но у величия есть разные определения. «Пруд» для себя толковал настоящее величие, как возможность забивать до смерти существо, которое тебя разозлило.

— Ты меня раздражаешь. Исчезни.

Сегодня «Пруд» решил быть по-настоящему великим. Показать свою силу – легче лёгкого. В библиотеке у «Пруда» была в руках абсолютная власть. Он мог порвать на клочки и обратить в пыль не только обычного человека, но и преступника с божественными силами. Таким и был «Пруд». До того момента, как он стал великим, он многих обратил в пыль.

— Ох, прошу прощения.

Но с человеком, который стоял перед ним, ничего не произошло.

— Видимо, я подпортил тебе настроение. Но можем ли мы поговорить подольше? Сюда было сложно добраться. Эх, дорога перекрыта, да и условия путешествия ужасные…

«Пруд» был шокирован тем фактом, что его величие не возымело никакого эффекта. Для него это стало огромным потрясением, ударом настолько серьёзным, что «Пруд» попытался сбежать от реальности. Может, он вложил не все силы в атаку? Может, они не сработали? Может, он неправильно их контролировал? «Пруд» закончил искать оправдания и снова напал на человека.

— Раз уж на то пошло, я должен тебе кое-что сказать. Здесь что, нет дверей? Это библиотека или гробница? Тебе нужно приоткрыть окна, а то тут так душно, аж дышать нечем.

С человеком по-прежнему ничего не произошло.

— Может, мне стоит проделать парочку отверстий?

Человек с широкой улыбкой прорубил дыры в стенах библиотеки.

— Ах, теперь хоть немного проветривается.

«Пруд» был ошеломлён.

— Ты охренел?

Впервые за тысячи лет он выругался. Эта библиотека – не просто место, она его тело и душа, поэтому проделывание отверстий в стенах библиотеки было равносильно удару меча в живот. «Пруд» был достаточно умён, чтобы провести такую аналогию. И удар мечом в живот ему определённо не понравился.

— Понял, бросаю белый флаг. Чего ты хочешь от меня?

— Я хочу твои…

— Лучше просто убей меня!

— Вот как? Я должен тебя убить?

«Пруд» был достаточно сообразительным. По крайней мере, у него хватало ума понять, что перед ним безумец.

— Ты ведь не хочешь умирать? Конечно же, ведь жизнь драгоценна. Слушай, я хочу тебе помочь. Подпиши здесь, чтобы спасти свою драгоценную жизнь.

«Пруду» не повезло, что этот безумец обладал силой, выходящей за рамки разумного.

— Что это?..

— Контракт.

— Могу я спросить, что это за контракт?

— Да, естественно. Я же не какой-то бандит.

Может бандитом он и не был, но всё равно похож на хулигана. Впрочем, указывать на это не стоило. Как уже говорилось ранее, «Пруд» был умён. Он знал, что можно делать, а что нельзя.

— Я строю башню.

Башню…

— И я зову туда таких существ, как ты. А ещё я разрешу входить туда существам, которых ты считаешь ничтожеством.

«Пруд» внимательно читал контракт. И чем дольше он читал, тем больше менялось выражение его лица. Сначала он думал, что человек, стоящий перед ним, это хулиган, пришедший разграбить библиотеку. Но он не был вором. Контракт оказался полон заманчивых предложений.

— Ты хочешь дать мне право подсматривать за всеми мирами? Правда?

— Все миры – это слишком много. Только за теми, куда я смогу вмешаться.

— А эти засекреченные пункты?..

— Их обязательно нужно охранять.

Беспокойство длилось недолго. На смену пришло любопытство.

— Почему ты решил этим заняться?

— Мне было интересно.

— Зачем? Какая тебе от этого выгода?

— Никто не рождается тем, кем хочет, — человек улыбался. — У любого должен быть шанс на ещё одну жизнь. Вероятно, он и её не проживёт так, как хочет, но он должен хотя бы получить такую возможность.

«Пруд» не мог понять, почему человек улыбался.

— И ты тоже однажды получишь новую жизнь, господин Директор Библиотеки, — сказал он.

***

Директор Библиотеки ошарашенно посмотрел на меня. Разве он уже не понял, о чём я говорю? Может, у него от такого предложения голова пошла кругом? Как бы то ни было, я ждал ответа.

— Давай подниматься в башне вместе с такими, как ты.

Спустя какое-то время Директор Библиотеки пробормотал:

— Я… Я необычное созвездие. Я отличаюсь от твоего призрака или Священного Меча. Я созвездие, которое отвечает за локации. Цена за это будет слишком высока, ведь моя связь с башней особая – я принадлежу ей. Если я… то тогда…

— Что тогда произойдёт?

— Не знаю. Понятия не имею. Это беспрецедентный случай в истории башни, — плечи Директора Библиотеки вздрогнули. — Порой созвездие было так очаровано воином, что становилось его слугой. Таких случаев полно в истории. А ещё бывали случаи, когда воин пожинал созвездие. Подобно тому, как ты поглотил Дьявола Осеннего Дождя с помощью Приказа Возрождения Злых Духов. Но… я никогда не слышал, чтобы созвездие становилось Охотником…

— Значит, ты станешь первым. Хамустра, не живи в таком месте.

Я огляделся. Он жил в гробнице из книг, наполненной следами прошлых миров. Вот и всё. Здесь не течёт время, а просто хранятся истории других людей.

«Знакомо».

Отсюда с завистью смотрят на жизнь других.

«Такое место мне хорошо знакомо».

Я вспомнил комнатушку, в которой жил до того, как вернулся в прошлое. Её стены были оклеены многочисленными фотографиями Огненного Императора и вырезками из его интервью. Если сравнить с Библиотекой, то масштаб, конечно, другой…

«Но суть та же».

Так что я мог сказать:

— Пора подниматься.

Ты должен убираться отсюда.

— Живя в таком месте, ты сходишь с ума.

— Ч-что?..

— В Апокалипсисах записана жизнь человека. Когда ты её читаешь, то чувствуешь, что знаешь всё на свете. Но это не так, Хамустра. Знаешь ли ты, что было написано про уничтожение мира «Хроник Небесного Дьявола»?

В книге смерть Мастера описывается так: «Дьявольская Луна неожиданно умерла от неизвестной болезни».

— Что это? У меня просто нет слов…

— Ты никогда не узнаешь, какие слова произнесла Мастер в конце. Или как кричали ученики Школы Дьявола. Или с каким трудом дети на берегу реки копали глину. Ты не узнаешь, если будешь просто читать книгу.

— Н-но! — попытался возразить Директор Библиотеки. — Я могу! Я могу подсмотреть! Я могу это увидеть!

— Да, — покорно согласился я. — Ты можешь сам войти в мир и посмотреть. Когда умерла Мастер, ты, наверное, так же, как и я, чувствовал печаль. Я не сомневаюсь в этом.

— З-значит, проблемы…

— Однако ты чувствовал печаль не сильнее меня. Должно быть, ты затаил дыхание, когда Мастер в последний раз использовала Умение Бога Дьявола. В тот момент, когда они столкнулись лицом к лицу с Королевским Мечом, ты, наверное, чувствовал благоговейный трепет. Но то, что ты чувствовал, это просто «душевный отклик».

Я схватил Директор Библиотеки за руку и притянул ещё ближе к себе.

— Ты ведь тоже любишь Равиэль. Она тебе нравится, и ты это знаешь. Но ты никогда не сможешь полюбить Равиэль так же сильно, как люблю её я. Ты по-прежнему просто сидишь здесь. Ты осел в мире этой Библиотеки. Ты просто зритель, что ни разу в своей жизни не поднимался на сцену. И, если представление тебе нравится, ты, зевая, аплодируешь. Вот и всё.

— Я…

— Живи с нами.

Директор Библиотеки съёжился.

— Я… Я связан условиями контракта. Если любой, кто вошёл в башню, нарушит её правила… Он определённо будет наказан «башней». Скорее всего, я потеряю способности созвездия… В итоге я буду ни на что не годен. Тебе от меня не будет никакой пользы.

— Это не так. Ты же знаешь, Хамустра.

Я смотрел прямо на человека, что стоял передо мной.

— Это же была твоя мечта – однажды умереть от рук Убийцы Небесной Звезды. Откажись от этой мечты – я дам тебе новую. Путь к ней не всегда будет весёлым, иногда это будет сущим кошмаром. Ты захочешь бросить этот путь множество раз. Но если ты хочешь… Если ты действительно хочешь, я подарю тебе новую мечту, — сказал я. — Живи своей жизнью вместе с нами. Ты выйдешь на сцену в моей истории. Я появлюсь в твоей истории. И мы вместе сможем познать друг друга.

Губы Директора Библиотеки дрожали. Но ещё больше дрожала его левая рука, которую он протягивал мне. В ней был том книги, что выглядела ещё более ветхой и зачитанной, чем Героический эпос о Репарте Айгим.

+

■■■■■

+

Заголовок мне прочитать не удалось. Он был написан на языке из внешнего мира, который я даже не мог прочесть. Директор Библиотеки, нет, Хамустра медленно передал мне книгу, где описывалась его жизнь.

— Король Смерти…

— Да.

— Как читатель я дам тебе последний совет. Я твой самый преданный фанат, так что послушай и хорошо запомни.

— Я слушаю.

— Не злоупотребляй такими выражениями, тебя могут неправильно понять. Используй их только с герцогиней Иванси. Если будешь со всеми так флиртовать, то однажды умрёшь от её рук.

— Я и так уже умер, но приму к сведению.

— Король Смерти…

— Да?

— Каково это – быть человеком? — испуганно спросил Директор Библиотеки.

— То ещё дерьмо, — улыбнулся я и схватил «■■■■■». — Но если как следует это дерьмо разжуёшь, тебе понравится. Ты можешь сломать зубы, но я тебе помогу.

— Вот чёрт… — скривился Директор Библиотеки. — И это последняя реплика в моей книге?

Директор Библиотеки подхватил свои книги, а я – его обложку.

— Жизнь никогда не бывает лёгкой. Но я справлюсь.

И мы открыли Последний Апокалипсис.

— Король Смерти и Директор Библиотеки. Количество персонажей, которые отправятся в «■■■■■», – более двух человек. Уровень сложности этого Апокалипсиса – не определён. Когда откроем глаза, окажемся в этой публикации… — громко прозвучал голос Директора Библиотеки, в котором смешались страх и трепет.

— То есть, когда мы откроем глаза, то будем здесь же.

— Да, — Директор Библиотеки посмотрел на меня и тут же сказал: – Я объявляю эту локацию зачищенной.

Нас окутал белый свет.