Глава 72. Те, кто принимает смерть

Есть ли слово, более неподходящее для описания моих врагов в этом мире, чем «зомби»? Знаю, вопрос дурацкий. Но этот мир захватили зомби, и прямо сейчас я боролся с одним из них в попытках освоить боевые искусства. Мертвец стоял прямо напротив меня, вгоняя в ужас. Естественно, эти твари теперь занимали все мои мысли. И именно поэтому я только что осознал, насколько слово «зомби» не подходит этому существу.

— Гха-а-а-а!

Он был настоящей занозой в заднице. Зомби в черном тобоке соединил руки и выстрелил в меня Хадукеном.


Я сейчас не шучу. Серьезно. Он запустил в меня Хадукен. Нет, я повторюсь: зомби, который всю жизнь прожил в мире боевых искусств, кричал и пулялся в меня Хадукеном!

— Да ты псих!

Хадукен слегка меня задел. Я болтался в воздухе, как щепка в проруби. События, что разворачивались до сих пор, настолько выбили меня из колеи, что я чуть с ума не сошел. Но, к сожалению, этим все не закончилось. Зомби оттолкнулся от земли и взлетел. Какая удивительная техника, эта легкая поступь. Его тело взлетело в воздух, словно бесплотное или наполненное гелием. Через мгновение он был уже прямо передо мной. Псих…

— Подожди, нет! — я поспешно замахнулся мечом.

Но прежде чем лезвие коснулось зомби, раздался голос:

— Эй, не махай мечом как попало! — крикнула Дьявольская Луна, наблюдавшая за мной сверху. — Что я тебе говорила? Голод! Подумай о муках голода. Вспомни это чувство и сконцентрируйся на нем! Без этого Умение Бога Дьявола просто пустышка.

— Но…

Прямо перед моим носом зомби распахнул свою пасть. Твою ж мать! Я едва смог уклониться и избежать его зубов, но такой маневр провернуть было не так-то просто, поэтому я сразу же рухнул на землю. Возможно, зомби разозлился еще больше из-за того, что я уклонился, но зарычал и яростно бросился на меня.

— Но сейчас я не очень-то и голоден!

— Тупица! — раздраженно крикнула Дьявольская Луна. — Разве ты не можешь думать о слоне, хотя его нет перед тобой? Даже если сейчас ты не голоден, это не значит, что ты не можешь оживить в памяти это чувство!

Зомби не дал мне передышку на то, чтобы послушать Дьявольскую Луну, так что мне попутно пришлось уворачиваться от его острых когтей. Если он заденет меня, то это конец. Я заражусь вирусом и реально превращусь в зомби.

Со скрежетом когти зомби столкнулись с моим мечом. Я даже не мог нападать, ведь приходилось постоянно защищаться. Сейчас я не особо настроен умирать.

— Тебе кажется это невозможным, потому что ты еще не привык. Сложно вспомнить чувство голода на полный желудок. Но любой, кто изучает Умение Бога Дьявола, должен уметь свободно пробуждать свои чувства!

Чувство голода. Нужно вспомнить о голоде.

— Вспомни самые голодные годы своей жизни. Подумай о своих чувствах в тот момент. Где ты тогда был? Чего тебе хотелось отведать больше всего? Как долго ты голодал?

— Самое долго — три-четыре дня…

— Что? Три-четыре дня? — для Дьявольской Луны это было абсурдное число. — Ты не голодал больше трех дней за всю свою жизнь? Что за бред… Мир уже давно погрузился в хаос. Как так получилось, что ты, не будучи ребенком из знатного рода, не голодал больше трех дней?

— Мы жили среди плодородных лугов и полей…

Очевидно, Башня была куда богаче, чем эта страна, где жили мастера боевых искусств. К тому же мы могли наслаждаться почти всеми благами современной цивилизации. Думаю, есть немало охотников, которые не голодали и двух дней.

— Ох… — вздохнула Дьявольская Луна и цокнула языком. — Что ни говори, а голод — самое острое чувство. Это боль, которая преследует тебя в течение всего дня. Это боль, с которой не все могут справиться. Император чувствует голод точно так же, как и обычные крестьяне. Как ты освоишь Умение Бога Дьявола, не зная этого?

Нет, конечно, я голодал, ведь я жил как охотник F-класса более десяти лет. Снаружи, перед тем, как как купить порцию токпокки*, я считал, сколько в ней гарэтоков. Я покупал токпокки только в том магазине, где клали на четыре штучки больше.

(П.п: Токпокки — корейское блюдо из рисовых палочек, гарэток, в очень остром соусе.)

— Это моя вина, — Дьявольская Луна отвернулась. — На секунду у меня появилась надежда, но в итоге ты простой воришка, который только и умеет, что красиво говорить.

Я находился на самом дне огромной ямы, поэтому даже не заметил, как спина Дьявольской Луны исчезла из поля зрения. Я едва смог увернуться от зубов и когтей зомби и сразу после этого крикнул в ту сторону, куда удалилась женщина:

— Уважаемая Дьявольская Луна!

Ответа не последовало.

— Дьявольская Луна?!

И опять тишина. Она не вернулась обратно.

— Нет, подождите! Боже, я ведь не какой-то голодающий птенчик! Разве это вообще важно для освоения боевых искусств?

Зомби вновь запустил в меня Хадукеном. Ох, черт бы побрал этот экзамен…

Системное сообщение

— Да ну черт!

Я вернулся на день назад и яростно топнул ногой. После смерти я увидел карты навыков зомби, получил его травму, а также подтвердил статус сохранения его личности. Но теперь это не имело значения.

— У меня, знаете ли, тоже была трудная жизнь! Я страдал не меньше других! — кричал я.

Я был в ярости, я жаждал победы. Эти две эмоции горели в моем сердце красным и синим огоньком. Они не тлели, а пылали ярким пламенем.

— Ух ты, — Королевский Меч мирно стоял рядом. — Вот оно, совершенство традиционного образования, обучающего на практике правильному взгляду на вещи. Зомби сожрал зомби. Ты то, что ты ешь…

— Хорошо! Значит так, да?! — я покинул пещеру с горячими источниками, игнорируя бред Королевского Меча. — Думаете, я просто так сдамся? Боль я, видите ли, не знаю… Да меня сжигали! Я заживо, мать вашу, сгорел! Но голод?!

— Эм… — Королевский Меч выглядел на редкость смущенным. — Зомби, ну зачем тебе все это, а? Скажи Дьявольской Луне, что не будешь у нее учиться. Хочешь я тебя сам боевым искусствам обучу? Поверь, я не буду давать тебе такие сложные задачи и сильно придираться… Честное слово!


— Если голодать, то где лучше это делать?

— Батюшки, да у тебя точно крыша поехала… — пробормотал Королевский Меч. — Тебе гнев совсем мозг затуманил? Какой же ты идиот, я не могу, десятки дней потратить просто ни на что… Официально заявляю, что я попал в ад.

«На этой стадии мне нужно найти кое-какие предметы для моих спутников».

Я отправился как можно дальше от пещеры с горячими источниками и застрял на этой заснеженной горе. Я ничего не делал. Просто торчал здесь все это время.

— Ты псих.

— Знаешь, что я пытаюсь сделать?

Королевский Меч бросил на меня холодный взгляд:

— Ты собираешься голодать, пока не умрешь? Угадал?

— Ну, в общем-то да.

— Господи помилуй! — Королевский Меч застонал от разочарования. — Самое ужасное, что никто, кроме меня, не знает, какой ты идиот! Вот почему после смерти моя душа оказалась связана с этим остолопом? — Королевский Меч говорил на повышенных тонах. — Зомби… Нет, Гон Джа, ради всего святого, молю тебя! Я сыт по горло твоими тренировками. Тем более я не имею к ним никакого отношения. Так почему я должен и дальше за всем этим безобразием наблюдать, а?

— Ой, не ори.

— У меня только один вопрос: сколько дней все это будет продолжаться?

Я сидел в маленькой пещере на заснеженной горе. Она отличалась от той, где остановилась компания Дьявольской Луны. Естественно, тут не было никаких горячих источников с орешками. Это была просто темная и холодная пещера.

— Не знаю. Но для начала мне нужно продержаться 112 дней.

— Сколько?

— Я видел это в травме Дьявольской Луны. Однажды ей пришлось голодать 111 дней. Так что мне нужно продержаться чуть больше — 112 дней.

— Да ты рехнулся…

Призрак еще около минуты материл меня, на чем свет стоит, но все это не имело смысла. Какие бы оскорбления в мой адрес он ни выплевывал, это бы не подорвало моей решимости. Я уже сидел в позе лотоса.

— Да ты и ста дней не вытерпишь! — кричал Королевский Меч. — Посмотри только на погоду! Сейчас холодно, охренеть как холодно, если ты не покроешь свое тело Оро, ты замерзнешь до смерти прямо на месте! И как ты собираешь проворачивать этот фокус больше ста дней без перерыва? Даже если ты потратишь все свои силы, тебя максимум хватит дней на двадцать!

Ответа на эти упреки он не дождался, поэтому Королевский Меч продолжал поносить меня дальше, в попытках переубедить.

— Но черт с ним с холодом, Гон Джа, тебе нужно больше ста дней не умереть от голода! Ты когда-нибудь пытался столько голодать? Если нет, то с тобой и говорить нечего.

— А ты столько голодал, значит?

— Конечно. Я с пеленок много тренировался и постился целыми днями, как буддийские монахи. Первые несколько дней тебе кажется, что от голода ты протянешь ноги, а потом боль притупляется и ты почти ничего не чувствуешь. Дело не в голодании, а в духе. Нужно тренировать свой дух!

— Вот тебе и ответ, — равнодушно сказал я. — Мне нужно голодать только пятнадцать дней, а потом вернуться и повторить эти пятнадцать дней…

Королевский Меч был раздражен.

— Что?!

— Я не буду ничего есть пятнадцать дней. Мне нужно продержаться, пока голод не достигнет своего пика. Потом я буду совершать самоубийства, пока не вернусь на пятнадцать дней назад. Чувство голода будет таким же сильным, — я посмотрел на Королевского Меча. — Я буду повторять эту процедуру, пока в сумме не пройдет 112 дней. Как тебе?

Беспроигрышный вариант. Ведь я буду продолжать чувствовать голод. Это идеальное решение.

— Это… это безумие, — Королевский Меч был поражен. — Просто учись у меня, этой странной тетке все равно на тебя плевать. Разве мои техники боевых искусстве не лучше? Если тебе так нужен учитель, то вот он, перед тобой! Что, черт возьми, творится в твоей голове?!

— Я хочу безупречно освоить Умение Бога Дьявола, — мое сердце пылало. — Знаешь почему Дьявольская Луна потеряла надежду? Почему ее хроника закончилась? Потому что в ее жизни больше не было смысла.

Пришел момент, когда глава Фракции Чести слег, а Дьявольская Луна пробормотала в одиночестве, что мир рухнул. Вот и все. Если посмотреть на этот мир, как на книгу, то эта фраза была последними словами на последней странице.

Все бессмысленно. Неважно, что персонаж говорит. Персонаж движется, куда-то идет, живет и чувствует, но это тоже уже не имеет никакого значения. Даже если действие растянуто на еще несколько сотен реплик диалогов или тысячу строк — все безрезультатно. Это лишь чистые страницы, белая бумага. Книга закончилась. Мир рухнул. Директор Библиотеки называл это «остановкой выпуска». Но я не хочу, чтобы этот мир погиб так. Не хочу, чтобы судьба персонажа по имени Дьявольская Луна сложилась таким образом.

Я выглянул из пещеры. Вокруг раскинулось снежное поле.

— Я стал бы прекрасным бандитом, ведь я лучший воришка в этом мире. Я должен одержать победу, потому что у меня есть и навыки, и сила. Охотники и другие люди не смогут этого сделать, боясь остаться инвалидами на всю жизнь, но мне не нужно беспокоиться о своей заднице. Мне нужно просто поставить перед собой цель и идти к ней. Я сделаю это, несмотря ни на что. А теперь можешь смеяться надо мной, — я остановился и повернулся всем корпусом.

— Великолепный план, Зомби.

«Циничная улыбка не привлекает, но цинизм конкретного человека может подкупать».

Я голодал.

«Справедливые доводы подкупают, но люди, которые по ним живут — нет».

Я голодал день.

«Я тоже человек. Я должен жить».

Я голодал два дня.

«И ответ, как мне жить, очевиден».

Я голодал три дня.

Голодал и снова голодал.