Глава 75. Песнь Света и Тени

— Умение Бога Дьявола состоит из девяти мечей, — пояснила Дьявольская Луна после того, как увидела мой боевой стиль. — Голодная Смерть, которую ты представил, его первая форма. Знай это.

— Хорошо.

— После Голодной Смерти идет Смерть от Жажды.


— Это когда в горле пересохло и хочется пить?

— Правильно, дикарь. Ты очень хорошо справился с Мечом Голодной Смерти. Теперь нужно двигаться вперед и тренировать…

— Постойте, — меня вдруг осенило. — Секундочку!

От смущения я едва мог поднять руку, чтобы ее прервать. Мне показалось, будто прямо перед моими глазами треснула стена, что разделяла меня и человека напротив. Раньше эта стена была недосягаемой.

— Чего тебе?

— Что вы сейчас сказали? «Очень хорошо»? Я очень хорошо справился?

Дьявольская Луна поджала губы, а я продолжил:

— Простите, но мне кажется, что я справился, как минимум идеально, а для вас это всего лишь «очень хорошо». Черт, вот теперь я сказал это вслух и, кажется, моя самооценка вновь упала ниже плинтуса и уверенность куда-то испарилась. У меня внутри будто что-то оборвалось…

— Ты… — губы Дьявольской Луны дрогнули. — Ладно, признаю, ты продемонстрировал Меч Голодной Смерти весьма умело. Откуда бы ты ни пришел, но ты смог освоить эту форму Умения Бога Дьявола.

— Что? Как вы это назвали? «Умело»?

— Ты долго еще к словам придираться будешь? — спросила Дьявольская Луна. — Ты будешь доволен только когда поклонишься мне девять раз? Я даже не знаю, на каком ты уровне! Учителем я никогда не была, так что просто делай все сам, как и другие последователи Школы Дьявола!

Хорошо, приманка сработала. Я тайком улыбнулся, ощущая себя рыбаком, ожидающим, когда моя добыча, наконец, клюнет.

— То есть, вы сейчас признали меня последователем Школы Дьявола? Теперь я ваш официальный ученик, а не просто какой-то дикарь?

Дьявольская Луна не сразу нашла, что ответить. Прошла секунда, потом еще одна. Наконец, после этой небольшой паузы, она открыла рот:

— Пожалуйста, не доставай меня. Да, хорошо, с этого момента я буду обучать тебя техникам Школы Дьявола.

«Отлично. Как я и думал».

Дьявольская Луна просто проигнорировала мои слова. Эта стойкость продиктована упрямством, а упрямство — искренностью. Я знал, что она все еще колеблется.

«Видимо, недостаточно даже умереть, чтобы она признала меня своим учеником».

Это особая связь между учеником и учителем. Дьявольская Луна уже видит во мне ученика, пусть и не хочет признавать это вслух.

Бывают моменты, когда ты чувствуешь свое несовершенство, но не можешь ничего с этим поделать. Дьявольская Луна считает, что между учеником и учителем должна быть тесная связь, которой у нас пока что нет.

«Тесная связь… У нее, порой, ужасные последствия».

Именно поэтому Дьявольская Луна пока не торопится объявлять о наших узах. Она колеблется. Для нее я дикарь, человек с южных краев. Ранее она никогда не видела дитя, рожденное за стеной. Может ли она впустить чужеземца в свое сердце? Может ли она доверять мне? Со Пэк Хян, глава Школы Дьявола, колебалась.

— Слушай внимательно: если ты достигнешь уровня мастера с Мечом Голодной Смерти, зная об учениях Школы Дьявола лишь понаслышке, то сможешь украсть и другие техники, но…

Внешне она была абсолютно спокойна, но я знаю, как проверить, что она чувствует на самом деле. Я активировал сканирование личности и перед моими глазами предстала совершенно другая картина:

«Это хорошо, — улыбнулся я про себя. — Подумать только, она переживает! Дьявольская Луна переживает, — для меня это было хорошим знаком. — Стоит подбодрить ее, сказать что-то вдохновляющее».

Она стояла на перепутье, но разве я не указал ей на правильную дорогу? Неужели для главы Фракции Чести и Дьявольской Луны не было никакой надежды на хорошую концовку? Ученик продолжит дело мастера и защитит доктрину Школы Дьявола. Какой же путь поможет ей сбежать от бессмысленной смерти?

«Не сдавайтесь, продолжайте жить» — слишком простые слова. Бесполезные и пустые. Такими словами разбрасываются только несерьезные люди, которые даже не пытаются взять на себя хоть долю ответственности.

«Живите. Даже если ваш мир будет разрушен и вы останетесь одни, я хочу, чтобы вы продолжали жить. Чтобы вы прожили долгую и счастливую жизнь»… Как же все это бессмысленно и глупо. Неважно, сколько слов сказано, главное, какой вес они имеют.

«Я хочу, чтобы у вас появилась причина прожить немного дольше» — тоже пустые и напрасные слова, поэтому я не сказал их вслух.

Дьявольская Луна не объявила о нашей связи ученика и учителя по той же причине, по какой и я ничего не произнес. Легкомысленные слова, что ничего не значат, будут висеть тяжким грузом, когда придёт пора за них отвечать. Слово не воробей, вылетит — не поймаешь. Поэтому я и сам не очень-то старался облечь свои мысли в слова.

«Еще не пришло время принимать решение», — увидел я в мыслях Дьявольской Луны.

«Она еще не определилась», — подумал я про себя.

Дьявольская Луна и я встретились взглядами.

— Кажется, ты в облаках витаешь. Ты слушаешь, что я говорю?

— Да, разумеется, — я приосанился. — Я весь во внимании.

— Правда?

— Конечно. Могу поклясться кому угодно, хоть Нефритовому Государю, хоть Йаме.

Мы обменялись взглядами. В отличие от прикосновений, когда пересекаются взгляды, ты в любом случае увидишь своего спутника. Глаза — это зеркала души.

Дьявольская Луна несколько раз просто открывала и закрывала рот, а потом наконец сказала:

— Хорошо. Я вижу, что ты уверен в себе и полон сил, поэтому прямо сейчас можно перейти к следующему экзамену, — она посмотрела на меня, а потом встала и куда-то направилась. — Не ходи за мной. Я буду занята, — бросила она и ушла.

Дьявольская Луна не шла, а плыла по снежному полю, словно тень скользя по льду. Такой была ее походка, не оставляющая следов. Я уже видел эту технику, в первый день, когда попал сюда.

И пока я смотрел на Дьявольскую Луну, из-за спины внезапно раздалось:

— Ладно, сдаюсь, я хочу остаться в этом мире, — заговорил Королевский Меч. — Чесное слово, она хороша, и я хочу с ней сразиться.

Я по инерции обернулся в его сторону:

— Что?

— Тебе уши заложило? Я хочу сразиться, чтобы сравнить наши стили.

Я впервые увидел у Королевского Меча такое необычное выражение лица.

— Ну ладно, хорошо, — Королевский Меч вздохнул. — Знаешь, Зомби, в мире, где я родился, тоже были последователи Школы Дьявола, но они были такими слабаками, я этих сказочных дебилов просто на завтрак избивал! И в общем, среди них был один парень, который называл себя «Дьявольская Луна», но я ему однажды глаз на жопу натянул так, что ему пришлось сменить имя на «Дьявольское Солнце». Вот лох! Да и не только он, я сотни таких слабаков положил! Всем этим отбросам пришлось поменять имя после встречи со мной — великим мастером! Клянусь тебе, это чистая правда!

Могу поспорить, что, когда я проиграл, его лицо выглядело по-другому. Тогда он пытался выглядеть обиженным, но сейчас что-то отличалось. Его выражение лица…

— Боже, я прям завидую главе Фракции Чести, потому что он родился в этом мире!

Его выражение лица было таким страстным, эмоциональным, энергичным.

— Эх, будь я на его месте, я бы такую битву тут устроил! Не на жизнь, а на смерть. Только интересно, чья это была бы смерть! После этого я бы взобрался на горную вершину и залпом опрокинул чашу тхакчу*! Ха-ха, мне хватило бы и одного глотка, чтобы напиться. Вот он, вкус настоящей жизни!

(П.п: Тхакчу (탁주) — традиционный корейский алкогольный напиток, вино крепостью около 7%, изготавливаемое из ферментированного риса. Другие названия напитка: макколли (막걸리), нонджу (농주), чэджу (재주), хведжу (회주))


Я чувствовал его жажду победы, его сильную волю, его мощный боевой дух. Он жаждал крови.

— Я ведь настоящий и не всегда был призраком!

Хоть я и приоткрыл рот, я не издал ни звука. Я даже не понял, как это произошло, но меня охватила жуткая агония. Я схватился за голову: в ней было так много мыслей, что приходилось держать ее руками, чтобы она не взорвалась.

— Эй, Зомби! Почему ты больше не возмущаешься, что я называю тебя «Зомби»? На «Зомби» ты не реагируешь, а когда я зову тебя «птенчиком», то строишь из себя обиженку. Как же мне тебя называть?

— Вот оно.

— Ты о чем?

— Вот оно, — я поднял голову. — Фармацевт создаст лекарство от вируса, я буду признан официальным учеником Дьявольской Луны. Звучит прекрасно, мне все нравится… Но я никак придумать не мог, каким же сделать финал. И ты только что натолкнул меня на отличную идею.

— А?

— Хорошая работа, господин Мечник, — я рассмеялся.

По какой-то причине он странно посмотрел на меня и отступил на шаг назад.

— Что случилось? Почему ты отошел?

— Ничего, просто… В последний раз, когда ты себя так вел, ты решил умереть от армии мертвецов. Кажется, этот день тоже не предвещает ничего хорошего. Не приведи Господь ты собрался опорочить мое доброе имя.

— Ну что ты! Разве ты не знаешь, как сильно я тебя уважаю и восхищаюсь тобой? Ты навсегда в моем сердце!

— Спасибо, конечно. А теперь можно я проблююсь от твоих слащавых речей? Так, — я выпрямился и посмотрел на небо. — У нас есть один не выплаченный долг.

Королевский Меч остановился.

— Долг? Какой долг? Я никогда не жил в долг. Эй, Гон Джа, ты что, собираешься расколдовать Злого Духа? Стой, не надо! Не делай этого! Да у тебя крыша поехала! У тебя что, шило в одном месте?

— Давай поспорим, сколько раз я умру до того, как вернусь на девятнадцатый этаж? Ты опять поставишь на то, что будет больше ста раз, а я на то, что будет меньше ста.

— Нет…

— Точно? — я еле унял свой смех.

— Нет, все это уже в прошлом.

— Если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь, мы закончили на девяносто седьмом разу. Я, конечно, не силен в математике, но если я все верно посчитал, то девяносто семь — это все же меньше ста. Правильно, достопочтенный Королевский Меч?

— Почему ты делаешь это со мной…

— Будь любезен, выполняй свое обещание.

И Королевский Меч ударился в слезы:

— Вот же засранец! Еще будет на моей улице праздник…

Это была безоговорочная капитуляция.

***

Дьявольская Луна вернулась. Покидала она меня в одиночку, но вернулась «в компании»: она несла на спине одного зомби. Подобно тому мертвецу, что стрелял Хадукеном, на этом тоже была черная униформа.

— В нашей школе есть элитный отряд, который зовется «Армия Кровавых Призраков». Его формируют наши лучшие солдаты. Они существуют только для того, чтобы исполнять приказы главы Школы Дьявола и служить ему.

Другими словами, это и есть мой второй оппонент. Я вынул свой меч и стал в позицию.

— В прошлый раз меня ждал перспективный ученик, а в этот — солдат из элитного отряда. А уровень сложности-то сильно вырос!

— Не волнуйся. Я привела дитя, что должно соответствовать твоему уровню.

Возможно, Дьявольская Луна действительно нашла идеальную пару для меня. Я даже представил, как она шла сквозь снежное поле, просматривая сотни зомби. Она заботилась обо мне, это было искренне. Я оценил этот своеобразный комплимент.

— Этот экзамен ничем не отличается от того, что был утром. Тебе нужно побить этого зараженного, но в этот раз используй жажду. Тобой должна руководить только жажда.

— Хм…

Дьявольская Луна улыбнулась.

— Да, все верно. Ты не должен другим мыслям и чувствам, кроме жажды, давать взять над тобой верх.

— Хорошо, — я в предвкушении ринулся в бой. — В этот раз я вам продемонстрирую…

— Ничего себе он сильный!

Все, что я смог сделать — это умереть. Это была самая быстрая смертельная атака во Вселенной. Ладно, будь что будет!

— Фармацевт, Король Лекарств, вот в таком направлении должно двигаться исследование по созданию лекарства от зомби-вируса…

— Ох, черт! Оно выглядит так, будто я сама его сделала! Нет, мое исследование было бы не таким ярким и систематизированным… Такое чувство, будто кто-то взял мое исследование и «причесал» его.

— Это что? Эй, мальчик, Король Смерти или как тебя там, ты что, тоже из Силиконовой долины? Ты все систематизировал именно так, как это обычно делаю я…

Как всегда, я сначала обновил данные по результатам исследований, а теперь…

— Приказ Возрождения Злых Духов!

В этот раз я обосновался для тренировок на вершине снежной горы. Именно здесь я и отдал приказ Злому Духу и своим скелетам. Я приказал им снова собрать для меня мертвецов. Хотя в этот раз мне нужны трупы, что страдали от жажды, а не от голода, но в целом приказ не слишком отличался от предыдущего.

— Разойдитесь и соберите трупы людей, которые томились от жажды.

— Да, мой король. Повинуюсь.

— Но… У меня есть еще одна просьба.

Вот здесь и крылись отличия. Злой Дух склонил голову:

— Что прикажете?

— В окрестностях бродит много людей, что используют боевые искусства.

Я говорил сейчас не столько о «лесе трупов», что увидел в первый же день, когда попал в этот мир. Последние три года Дьявольская Луна и глава Фракции Чести в одиночку сражались в своей войне, но пока они это делали, один за другим они теряли своих учеников.

Каждый день землю сотрясала сильная метель, но в конце концов, день уступал место длинной ночи. Именно в это время исчезали лучшие ученики Школы Дьявола и Фракции Чести. Об этих пропавших зараженных я и говорил.

— Найди их, — сказал я. — Найди тех, что носят черный тобок. А также ищи тех, на ком белые одежды. Будь их сто или триста, пусть скелеты их обязательно найдут и свяжут… Нет, лучше нарисуй карту и отметить на ней места, где находятся эти трупы.

Выражение лица Злого Духа показывало, насколько странным находит он этот приказ.

— А что вы собираетесь делать с ними, мой король?

— Есть два человека, которые продолжают воевать, в то время как мир вокруг них рушится. Я хочу написать для них хороший финал. К сожалению, пока что для меня все сводится к простой и грустной игре в солдатики.

Я посмотрел вверх. По ночному небу плыла луна.

— Раньше я планировал посмотреть только на одиночную битву. Но теперь, думаю, мне нужно подготовиться к чему-то по-настоящему масштабному.

— Вы имеет в виду настоящую войну?

— Да, — мои губы сами собой растянулись в улыбку, я чувствовал себя Санта-Клаусом, который готовит рождественские подарки. — Я собираюсь подготовить настоящую Великую Битву Чести и Дьявола.