Глава 96.2. Злодейка (часть 3)

— А потом внезапно наступил день, когда ночью никто не умер.

Мы долго приводили все в порядок и наконец, поставили точку. В ту ночь Глава Черного Дракона плакала навзрыд, а Святой Меч сказал…

— Я возьму всю ответственность на себя и уйду в отставку.

Святой Меч в то время был главой гильдии Самоохраны.

— И я никогда не буду упоминать эту ситуацию. Я одобрил все эти зверские убийства и сам принимал в них участие. Я сделал это, хотя знал, что не должен. И за это решение я буду проклинать себя до конца своих дней. Но если бы я этого не сделал, я бы ненавидел себя еще больше.

И он ушел в отставку. С тех пор должность главы гильдии Самоохраны навеки осталась вакантной.

— После этого Святой Рыцарь приняла руководство над гильдией Самоохраны.

Святой Рыцарь – заместитель главы гильдии Самоохраны. Она всегда представляется как заместитель, и ее все так и называют.

— Святой Рыцарь пожалела об этом.

Я вдруг вспомнил ночь, когда Святой Рыцарь вместе с Фармацевтом преградили путь Святому Мечу. Это случилось из-за едва различимой, но еще не угасшей войны между ними.

— Но я не жалею! Это была необходимая жертва, — Следователь Еретик беззвучно рассмеялся. — Возможно, это результат погружения в Золотую Сливу, но я чувствую себя немного странно…

— Что такое?

— Король Смерти, думаю, все сложилось бы иначе, будь ты тогда с нами.

— Интересно. Я никогда раньше об этом не задумывался.

Следователь Еретик поднял голову. Он перестал нашептывать мне на ухо, переведя взгляд на магнолию, что цвела над нами.

— «Если бы я тогда так сделал», «Если бы я поступил по-другому»… Невольно задаешься всем этим, блуждая в мыслях и воспоминаниях. А с тобой часто такое бывает?

— Часто.

Пятый в рейтинге Охотник тяжело вздохнул и проговорил:

— Ох… Ты такой замечательный и милый.

— Следователь Еретик…

— Если бы я был таким же, как ты… — его слова на несколько мгновений замерли. — Хорошо.

А потом он продолжил:

— Мне тяжело, дворецкий. С каждым мигом я все больше хочу остаться в этом мире.

В тот момент, когда Следователь Еретик улыбнулся, я услышал голос:

Системное сообщение [Происходит погружение в персонажа…]

[В настоящее время погружение завершено на 11%.]

И я понял. Я не могу убить его. Я не могу убить человека, который умеет сожалеть.

— Госпожа?

— Да.

— Когда приходит весна…

Следователь Еретик помахал рукой. Исчезнувшая перчатка, расшитая цветочным узором, вновь вернулась на его ладонь. На губах Следователя Еретика заиграла милая улыбка.

— Весна – это прекрасно. Не хочешь прогуляться со мной?

И в этот момент мне показалось, что время остановилось. Я не знал, какое у меня выражение лица, но Следователь Еретик спокойно посмотрел на меня и закричал:

— Попался!

А затем схватился за живот от смеха.

— Ах-ха-ха! Король Смерти, видел бы ты себя! Ты вмиг настолько позеленел, что я думал, ты умрешь!

— Ты… ты играешь с огнем…

— Прости, я только хотел немного пошалить! Ой, теперь я понимаю, что чувствую, когда нахожусь рядом с тобой. Будто за мной присматривает надежный старший брат!

— Ты ведь из первого поколения, разве ты не старше меня?

— Без комментариев! — затем Следователь Еретик перевел тему: — На самом деле ясно, что я слишком быстро погружаюсь в персонажа Золотой Сливы. Даже за время нашего разговора мой показатель поднялся на 1%. У меня погружение завершено уже на 32% в данный момент. А это значит, что завтра уровень может быть уже больше 50%! Я слишком зависим от эмоций.

Следователь Еретик коснулся своих волос, которые я заплел.

— Я – главный герой истории, но ты главный герой финала, Король Смерти. Пока меня полностью не смыло волной чувств Золотой Сливы, и я полностью не погрузился в персонажа, выведи нас на финал.

— Хорошо, — кивнул я. — Обещаю.

Следователь Еретик улыбнулся.

— Я верю тебе, мой дворецкий.

В ту ночь степень погружения Следователя Еретика превысила отметку в 50%.

***

«Тот, кто в конце концов разрушит этот мир – Серебряная Лилия».

Я отправился в резиденцию девушки под предлогом посещения больной.

«Она – ключ. Я должен ее понять. Любовь, ревность, милость, гордость, предпочтения Серебряной Лилии… Только если я ее пойму, я узнаю, как завершить книгу. Так и сделаю».

В отличие от того, как все тихо было вчера, сегодня в апартаментах герцогини галдели слуги.

— Прошу прощения, — сказал я вежливо, — могу я навестить герцогиню?

— Кто ты?

— Госпожа Золотая Слива отправила меня осведомиться о состоянии больной.

Лица слуг окаменели. Им хорошо было известно, что отношения между их хозяйкой и Золотой Сливой напряженные.

— Минуточку, — кивнул один слуга и спешно направился в покои, а через некоторое время вернулся с растерянным выражением лица. — Сюда, пожалуйста. Госпожа разрешила Вам поприветствовать ее.

— Спасибо.

Я пошел за слугой. Место, куда он меня привел, было не спальней и не салоном Серебряной Лилии, это был кабинет. Здесь находилось множество слуг, что пришли с докладом.

— Письмо из провинции Репанор, Госпожа.

— Положите на левую сторону стола.

— Госпожа, виконтесса отправила письмо от имени слепого жреца при Императорском дворе. Вероятно, это накладная на возврат зерна, поскольку пришла пора…

(П.п.: В письме идет речь о зерне, которое обычно отдавалось крестьянам. В эпоху Чосон крестьяне весной получали от государства зерно для посева взаймы, а осенью возвращали с процентами.)

— Отправьте его в казначейство. Пусть они все рассмотрят и придут с докладом.

— Госпожа.

— Да?

Серебряная Лилия, что до этого рассматривала документы за рабочим столом в центре кабинета, подняла голову. Она окинула меня взглядом своих красных глаз и безучастно сказала:

— Здесь гость, выйдите все немедленно, — Серебряная Лилия взяла песочные часы, стоявшие на столе, и перевернула их. — Я даю вам пятнадцатиминутный перерыв.

Слуги вышли. В просторном кабинете остались только я и Серебряная Лилия.

— Что ж, — девушка отложила перо. — Баронесса Золотая Слива отправила тебя с визитом? Похвально. Еще несколько дней назад, едва завидев меня, она начинала скрежетать зубами. А люди меняются.

— Я слышал, что Вы слегли из-за болезни, но Вы кажитесь здоровой. Вы застали меня врасплох.

— Я все еще ученица. Мне нужен благовидный предлог, чтобы заниматься своими делами во время уроков. Впрочем, было бы перебором говорить, что я здорова, — Серебряная Лилия зашлась кашлем. — Я наблюдала за тем, какую бурную деятельность вы тут развели. В течение некоторого времени за вами тайно наблюдал мой слуга, так что изменилась не только баронесса, но и ты. В этот раз актером выбрали человека с головой на плечах. Это большое счастье для Империи. Видимо, если бы ты не был таким умным, меня бы так никто и не одарил визитом.

В какой-то момент я совершенно упустил нить разговора и ничего не понимал.

— Что?

— Ладно, — Серебряная Лилия прищурилась. — С одной стороны даже хорошо хотеть казаться умным.

— Что это значит?

— Я возвращалась во времени уже четырнадцать раз, — послышался ее спокойный голос. — Как ни старайся, я все равно вернусь на десять дней назад и повторю их. И я уже встречала тринадцать таких же актеров, как и ты.

А потом я услышал другой голос, от которого потерял дар речи:

Системное сообщение [На Вас смотрит сердце, покрытое серебром.]

Серебряная Лилия.

— А сколько раз ты возвращался?