Глава 763. Женщина-оборотень

Когда Гельц Горящее Пламя подошел к тренировочному залу, то услышал внутри шум. Казалось, что там происходит довольно интенсивная деятельность, будто тяжелый и тупой инструмент неоднократно ударяется о мешок с песком.

— Глава!

Охранник у двери опустил голову и поклонился.

— Это Лоргар там тренируется? — Гельц указал на приоткрытые ворота.

— Да, она приехала сюда рано утром и сказала, чтобы ее не беспокоили.

— Я посмотрю.

— Но Глава…

— Что? — он бросил взгляд на охранника.

— Ничего, Вы можете войти, — охранник слегка вздрогнул.

«Похоже, мою дочь почитают всё больше и больше», — Гельц не чувствовал ни малейшего недовольства препятствием в виде охранника, вместо этого он с интересом поднял брови. Если так пойдет и дальше, то у клана Яростной Вспышки появится новый преемник, когда он больше не сможет подняться на Горящую Арену.

Он открыл дверь в тренировочный зал, который был сделан из тысяч кож, веревок из конопли и деревянных столбов. В Городе Железного Песка только сам Глава, владевший самым крупным Каменным Замком, мог построить крытый тренировочный зал.

Зал не был вымощен грязью или камнями, там был мелкий желтый песок. Таким образом, казалось, что идешь по пустыне. Песок был мелким, но не мягким, и в нем было много острых предметов. Это часто были сломанные зубы или фрагменты оружия, оставленные тренирующимися. Там было также много крови, что, следовательно, привело к тому, что часть песка стала темно-красной.

Дед Гельца однажды сказал, что если весь желтый песок будет окрашен в красный цвет, Дикое Пламя навсегда станет самым сильным кланом и останется несравненным в Южном Регионе. Потому что он считал, что если бы клан был когда-либо побежден, им пришлось бы покинуть этот Каменный Замок, и в результате, кожаную палатку и весь желтый песок нужно было убрать. Даже если бы они не смогли перестроить такой тренировочный зал, как этот, по крайней мере, им не понадобилось бы красить песок снова, когда они бы снова стали первыми.

На одном конце тренировочного зала стоял ряд металлических столбов. Его дочь была здесь босиком с подкатанными штанами и рукавами. Она неоднократно тяжело била по висящим мешкам с песком. Гельц не сомневался, что если так ударить человека, то его внутренности разорвутся на части.

— Хм, ты так завелась, увидев выступление клана Оша? — он улыбнулся ей.

Лоргар развернулась и ударила мешок с песком. Ее стройные ноги двигались быстро, словно молния, и отправили мешок с песком полетать. Он был высотой с человека. Конопляная веревка, на которой висел мешок с песком, прорвалась на полпути. Мешок с песком упал на пол и песок высыпался из него.

— Ох… — она громко выдохнула, а ее лапы снова превратились в руки. — Тебе не обязательно рассказывать всем, Папа. Ты уже знаешь, что я думаю.

— Ты восхищаешься той Божественной Леди по имени Пепел, верно? — Гельц рассмеялся. — Для битвы «один на один» трудно найти подходящего противника в этом городе.

Лоргар поджала губы:

— К сожалению, они только что выиграли право войти в Город Железного Песка, и вряд ли когда-нибудь будет еще одно соревнование. Даже если мы бросим им вызов, они, вероятно, откажутся.

— Конечно, они ведь новички, у них будет много дел, чтобы закрепиться в этом городе. Возможно, следующей весной появится новый претендент. Никто не захочет тратить свою энергию сейчас.

— И вот почему я могу сейчас проводить время только с этими мешками с песком, — вздохнула Лоргар. — Ты пришел ко мне только для того, чтобы сказать это?

— Тебе больше нравится общаться с этими мешками с песком, чем с папой?

— Эээ… это не так, – она опустила уши, словно признала свою ошибку.

— Хм, следи за языком, — Гельц сдержал стремление погладить мягкие и пушистые уши своей дочери и вместо этого сделал ей замечание. Независимо от того, насколько мило она выглядела, будущему лидеру клана не подобало так говорить. Она должна всегда оставаться серьезной, потому что это был единственный способ, чтобы ее подчиненные боготворили ее и повиновались ей.

— Ой, — Лоргар сразу поправила уши.

Гульц удовлетворенно кивнул. С тех пор, как его дочь пробудилась как Божественная Леди, ей все больше нравилось сражаться, а ее сила и способности постепенно росли. С точки зрения Моджинов в этом не было ничего плохого. Однако, когда она становилась старше, способности, подаренные ей Тремя Богами, имели последствия. Сначала Лоргар выглядела как обычный человек, за исключением того, что она превращалась в большого пустынного волка, когда использовала свои способности. После многих боев она овладела техникой превращения отдельной конечности, таким образом, она могла контролировать Камень Божественной Кары. Поскольку эффективный диапазон Божественного Камня был всего два-три шага, она могла превратить свою руку в лапу, держась подальше от камня. Силе в ее руке не мог сопротивляться ни один обычный человек.

Таким образом, она стала непобедимой в дуэли. Воинский контингент клана, который понес серьезную потерю людей в процессе защиты первой позиции и проявлял признаки нестабильности, стал сильнее, чем когда-либо после того, как она присоединилась. Никто не осмеливался оспаривать позицию Дикого Пламени на протяжении пяти лет. Но после многих лет практики и сражений некоторые части тела Лоргар навсегда стали волчьими, например, ее заостренные уши и частично видимый хвост. Они не стали нормальными даже когда она не использовала свои способности.

Поэтому сейчас Лоргар была наполовину человеком, наполовину волком. Как можно себе представить, она никогда не сможет жить жизнью надлежащей Божественной Леди. Ни одного могучего воина не привлечет ее тело и внешность, а самой Лоргар не нравятся слишком слабые люди.

Возможно, только ее дорогому отцу было всё равно, человек она или зверь.

Поэтому она полностью сосредоточилась на том, чтобы стать главой Дикого Пламени. Только будучи в положении, к которому все стремятся, она может снять все вопросы о себе.

— Что ты думаешь о священной дуэли?

— Это выглядело волнующе, но на самом деле это был просто трюк главы Оша, Леди Серебряной Луны. Помимо Пепел там не было ничего впечатляющего, — Лоргар помахала хвостом.

— Должен сказать, эта тактика была блестящей. Она использовала свою способность втянуть зрителей в дуэль, избегая ограничений и полностью контролируя ход дуэли, – сказал Гельц, поглаживая бороду. — Ни один человек не умер, чтобы определить исход дуэли. Я никогда не видел ничего подобного за многие годы. Я считаю, что, когда клан Рубящих Костей будет вспоминать это, то не будет ненавидеть Оша.

— Этот трюк можно использовать только один раз, — неодобрительно возразила Лоргар. — Я готова поспорить, что в предстоящих дуэлях зрители тоже начнут носить с собой Камень Божественной Кары. Хотя методы Оша, возможно, и завоевали уважение их противника, они могут однажды вызвать неприятные последствия. Уважением свой желудок не наполнишь. Кто знает, может быть, их первым претендентом станет возрождающийся клан Рубящих Костей после короткого периода восстановления.

Гельц с облегчением похлопал дочь по плечам. То, что она смогла заметить эти вещи и поставить интересы клана выше своих соображений, было признаком того, что у нее есть задатки главы. Несмотря на то, что ей нравились хорошо сделанные развлекательные соревнования, она не искала бой намеренно, поэтому клану ничего не угрожало.

Тем временем охранник, который следил за тренировочным залом, поспешил к ним. После приветствия он сообщил:

— Глава, я только что услышал известие о том, что клан Оша бросил еще один вызов на священную дуэль!

— Что? – лицо Гельца изменило цвет. Прошел ведь только день с тех пор, как они вошли в Город Железного Песка. — Кому?

— Клану Песчаной Бури, который четвертый по силе.

— Разве они не переезжают в Город Железного Песка из маленького оазиса?

— Нет. Я даже слышал, что они сказали клану Рубящих Костей не уходить.

«Сумасшедшие, о чем думают эти люди? Разве это не они собирались переехать в «Город Железного Песка»?»

— Похоже, мы ошибались, — некоторое время Лоргар молчала, а затем рассмеялась. — Возможно, дуэль с Пепел не так маловероятна, как я себе представляла. Что думаешь, папа?