Глава 893. Передача судьбы

Две недели спустя, когда лето уже приближалось к концу, Роланд, наконец, прибыл в Гермес.

Он был встречен у ворот Святого Города ведьмами и гарнизоном Первой Армии из Северного Региона. Он также заметил несколько монахинь в черной церковной одежде.

Хотя Роланд слышал от Молнии, что все фигуры высшего уровня церкви исчезли, входя в теперь уже пустую цитадель, он все же не мог поверить в то, что случилось. Ожесточенная битва, которой он ожидал от них, так и не началась. Ни ведьмы Божественной Кары, ни новые минометы не пригодились. Не было никаких сомнений в том, что лучшего исхода невозможно было и представить, но этот поворот событий все же разочаровывал Роланда.

Он принял правильное решение, разрешив Изабелле отправиться в эту экспедицию вместе с Первой Армией. Согласно сообщениям от Орлиного Лица и Агаты бывшая Очищенная Ведьма быстро предупредила их о странных событиях в Церкви и оперативно предлагала армии исследовать Священный Город Гермес сразу после того, как они закончили с сиротами в монастырях.

К их удивлению, весь город был пуст, за исключением людей, которые жили в окрестностях. Они не успели уйти вовремя, создавая таким образом впечатление, что церковь все еще функционирует. В действительности, эти люди не имели представления о том, что действительно происходит во внутреннем городе, и все, что они слышали, касалось того, что церковь готовилась к последней битве.

После этого монахини, организованные Изабеллой, вошли в Гермес и посетили практически каждый дом, чтобы объяснить сложившуюся ситуацию. В результате количество беженцев стало уменьшаться, и исчезли крупные группы людей, которые бежали в сторону Вольфсхарта и Вечной Зимы. Тот факт, что церковь, покинула Святой Город, шокировал народ и полностью испортил репутацию церкви. По сравнению с теми трусами, которые бежали, столкнувшись с первыми опасностями, монахини, которые вышли и попытались восстановить порядок, больше походили на настоящих преемников старой церкви.

— Как они убежали? — не мог не спросить Роланд. Сообщение, которое он получил, не содержало особых подробностей, поэтому Роланд хотел узнать, где же оставшиеся представители церкви. — Во внутреннем городе, должно быть, жили тысячи людей. Как им удалось покинуть плато, не проходя через городскую стену?

— Под Гермесом есть много туннелей, некоторые из которых проходят под городской стеной. Если они были эвакуированы партиями, им удалось бы бежать, не вызвав волнений жителей во внешнем городе, — объяснила Изабелла. — Туннели были предназначены для передвижения только в одну сторону, так что злоумышленники не смогли бы воспользоваться ими. Кроме того, туннели можно использовать только один раз. Я проверила много туннельных входов, и большинство из них были уничтожены.

— Куда ведут туннели?

— Только люди, которые их использовали, знают, — сказала Изабелла, покачав головой. — Если они заранее спланировали побег, отследить их сейчас, когда прошло уже шесть недель, почти невозможно.

— Итак, церковь похожа на загнанную в угол ящерицу, отсекающую себе хвост, чтобы убежать, с надеждой на шанс вернуться в будущем? — Роланд нахмурился, размышляя над этим.

«Но отказ от Святого Города означает, что они отказались от своей базы, что намного хуже, чем просто потерять хвост, поскольку они все равно, что потеряли все. Как они могли быть настолько уверены, что смогут найти новую базу, которая сможет соперничать с Грэйкаслом? Или они собираются разбежаться по разным местам и устраивать набеги на мою землю?» — от размышлений о том, что в ближайшие годы ему придется выслеживать фанатичных верующих, у Роланда разболелась голова.

— Не нужно волноваться, Ваше Величество. Они больше не вернутся,- улыбнулась Изабелла, разгадав мысли Роланда.

— Почему? — Роланд был удивлен.

На что Изабелла ответила:

— Они оставили посланника.

* * *

В маленькой церквушке на севере Святого Города Роланд встретил посланника, о котором упоминала Изабелла.

Он был седым стариком в совершенно новой красной мантии священника, покрытой золотом. Охраняемый двумя стражниками, он вышел с толстой книгой в руках.

Старик неуверенно поклонился, но держал подбородок высоко, пытаясь казаться внушительной фигурой. Он бросил холодный взгляд на Изабеллу, а затем посмотрел на Роланда:

— Вы Король Грэйкасла, Роланд Уимблдон?

— Да, это я.

— У вас серые волосы отца и серые глаза, — медленно сказал старик. — Меня зовут Иаков, Первосвященник Святого Города. В ваших терминах мое положение было бы сродни положению Герцога… Но, конечно, у меня нет земель, и мне не нужно много слуг.

— Я слышал, что Вы настаивали на том, чтобы ждать меня здесь? — Роланд пожал плечами. — Почему? Почему они не взяли Вас с собой, когда бежали, поджав хвосты?

— Я сам захотел остаться, — торжественно сказал старик, как будто это были его последние слова. — Я слишком стар, чтобы бежать… Даже если бы я и мог пойти с ними, мне недолго осталось. Я предпочел бы быть похороненным в этом городе, чем начать новую, но короткую жизнь.

— Новую жизнь? — Роланд быстро ухватился за эти ключевые слова.

— Да, забыть все наши обязанности и жить новой и мирной жизнью до конца дней своих, — в голосе Иакова звучали нотки издевки. — Вы победили, Ваше Величество. Церковь больше не будет сражаться против Вас. Этот город станет Вашим со всем имуществом, а также нашими кошмарами, если Вы того пожелаете.

— Мм? — с сомнением сказал Роланд.

— Какие другие причины, по Вашему мнению, заставили нас охранять это бесплодное плато? — голос старика стал громче. — Посмотрите, что Вы натворили. Все люди погибнут из-за Вас!

— Вот как? Какое суровое обвинение. Однако я не понимаю, почему же я виноват, — спросил Роланд, примерно понимая намерение Первосвященника. Разумеется, церковь не позволила бы ему так легко взять город, и даже если у них не было сил дать бой, они попытались бы помешать ему, атакуя его словами. Зеро пробовала тот же трюк перед финальной битвой между ними, хотя их намерения были разными. Если бы Роланд ничего не знал о Битве Божественной Воли, то новости о том, что демоны скоро уничтожат человечество, определенно застали бы его врасплох. Кроме того, если церковь манипулировала истиной и сделала бы вид, будто он виноват в неизбежном падении человечества, тогда им удалось бы пошатнуть его волю.

— Обвинение?… Эх… что за бред… По-вашему, я шучу? О, молодой и зеленый Король, похоже, что Ее Святейшество, Очищенная Ведьма не сказала Вам правды, — Иаков бросил на Изабеллу многозначительный взгляд, прежде чем продолжил: — Церковь была загружена большой ответственностью, которая выходила за рамки воображения и о которой известно только нескольким руководителям церкви. Вы не представляете, с каким врагом мы готовились сражаться последние несколько столетий. Теперь, когда Вы погубили церковь, нравится Вам это или нет, Вы должны взять на себя полную ответственность за то, что произойдет дальше. Когда конец для всех нас наступит, Вы сможете только беспомощно следить за тем, как Ваше Королевство сравнивают с землей!

«Кажется, этот человек не только пытается поколебать мою уверенность, но и пытается использовать любые возможности, чтобы оттолкнуть меня от Изабеллы. Жаль, что он неверно оценил меня», — когда Роланд посмотрел на праведного старого священника, ему пришла в голову старая цитата: весь мир — театр, и люди в нем — актеры.

— Вам не нужно мне верить, но правда — есть правда, — после этих слов священника, в голове Роланда появилось другие слова: люди умирают, если их убивают. Договорив, Иаков глубоко вдохнул. Затем он перевернул книгу в руках и передал ее со словами: — Это Канон церкви. Вы поймете, что за глупости натворили после того, как прочтете это! Наш… нет, я должен сказать, людей, реальный враг людей…

— Демоны, верно? — спокойно перебил его Роланд. — Вы построили Святой Город здесь, не чтобы сражаться с демоническими тварями, а из-за шахты Божественного Камня в горах. Под собором есть Секретная Зона, где вы добывали Божественные Камни и создавали армию Божественной Кары, и это истинное лицо церкви. Конечно, я не знаю, известна ли Вам самому эта информация, потому что только Папа имел право знать о церемонии инкарнации армии Божественной Кары. Ах, да, вы собирались рассказать мне про Битву Божественной Воли или о Божественной Улыбке? Битва, которая происходит каждые 400 или около того, не новость для меня. Кроме того, демоны — это не какие-то незримые призраки. На самом деле, я сражался против них и раньше. Итак… что еще Вы хотите, чтобы я знал?

— Вы… я… — в этот момент Иаков был так потрясен, что открыл рот, заикался, но не произнес ни слова. Он выглядел так, как будто в любой момент лишится чувств. Через некоторое время он указал своим дрожащим пальцем на Изабеллу и сказал: — Это ты…

Но Изабелла лишь мягко покачала головой:

— Я не рассказывала ему об этом. С самого начала он знал гораздо больше, чем мы ожидали. Вы недооценили его, или, скорее, мы все недооценили его.

— Теперь, когда Вы закончили свою историю, позвольте мне рассказать Вам мою, — сказал Роланд, рассмеявшись.