Глава 915. До самого конца света

— Нет, конечно, нет, — Роланд ласково ткнул её пальцем в лоб. — Напротив, я чувствую, что именно об этом ты и мечтаешь.

— Почему же ты тогда так счастлив от того, что сказала Эдит? — в недоумении спросила Анна.

— Я не доволен ее предсказаниями. У самой истории множество переменных и возможностей, — улыбнулся Роланд. — Трудно учиться у прошлого, не говоря уже о том, чтобы предсказывать будущее. Например, мы можем пережить третью Битву Божественной Воли, но потерпеть жалкое поражение через 100 лет в четвертой Битве. Другой вариант заключается в том, что враги, скрывающиеся на дне океана, окажутся слишком сильными для нас, и в итоге сотрут нас с лица Земли… мы даже не знаем, сможет ли выжить человеческая раса, не говоря уже о целостности наших Королевств.

— Хм… какие типичные для тебя мысли, — прокомментировала Анна, подражая тону Роланда. — Тогда почему ты так счастлив?

— Мне нравится, как она смотрит на мир, — Роланд развел руками. — Говоря что-то подобное, она становится государственным чиновником, а не обычным аристократом с титулом.

— Государственным… чиновником?- Анна попыталась повторить его слова.

— Правильно, она говорила не как чиновник из Северного Региона, а как тот, кто управляет всем Грэйкаслом. Она придерживается политики, основанной на поиске направления, куда двинется все Королевство, что есть редкое и бесценное качество для людей, рожденных в эту эпоху. Бэров на что-то подобное вообще не обращает внимания. Как Глава Ратуши он всегда взвешивает все плюсы и минусы с точки зрения выгод Города Беззимья.

Это был действительно очень важный пункт. С самого начала Эдит Кант, как обычный аристократ Северного Региона, помогала правителю управлять государством и в то же время изыскивала выгоды для своего региона. Такое мышление распространено среди местных аристократов. Только территория, предоставленная его семье, была тем, что действительно принадлежало аристократу, отчего он и руководствовался своими привилегиями, а не поиском выгод для Королевства, хотя и обещал служить короне.

— И второй момент касается того, как она относится к ведьмам, — продолжал Роланд: — Очень важно, что она связала ведьм с технологическими революциями, а затем включила их способности в стратегию развития.

Роланд знал, что одно дело слепо следовать указу, а другое — понять смысл этого указа. Хотя он в своей книге продвигал идею о том, что — наука и техника составляют основную производительную силу, а ведьмы «лучшая движущая сила» , большинство чиновников Ратуши не понимало значимости правильного применения ведьм. Они были согласны потому, что это был приказ Короля. Общественность также не понимала. Они постепенно принимали ведьм из-за удобств, которыми ведьмы их снабжали. Их взаимоотношения были, по сути, такими же хрупкими, как тонкая нить, которая могла легко разорваться об острие конфликта или несчастья. Только когда люди полностью признают абсолютную необходимость ведьм, они проникнуться и их присутствием.

На самом деле Роланд был более доволен изменением отношения Эдит к ведьмам, чем ее политическим мышлением. С централизацией власти и уменьшением феодальных прав все больше чиновников в конечном итоге согласится с концепцией единства. Однако им, возможно, потребуется гораздо больше времени, чтобы понять природу способностей ведьм.

Учитывая все это, Эдит все же не была совершенна. Хотя она была более проницательной в отношении будущего, чем большинство людей, ей не удалось увидеть некоторые другие возможности, кроме неувядающего господства Королевства Грэйкасл. Ее мысли и идеология по-прежнему были ограничены в первую очередь эпохой.

Тем не менее Эдит была, в конце концов, молодой женщиной того же возраста, что и Найтингейл. Здорово, что у неё были амбиции построить вечную империю. Роланду было любопытно, каким же Губернатором она станет через 20 или 30 лет, когда проникнется всевозможными современными концепциями и идеями, которые Роланд в настоящее время пытается внедрять.

Услышав объяснение Роланда, Анна наклонила голову и спросила:

— Поскольку будущее непредсказуемо, и ты не заботишься о том, как Грэйкасл будет выглядеть после твоей смерти, что ты планируешь делать, если мы переживем Битву Божественной Воли?

— Ты ведь знаешь, не так ли? — Роланд заглянул в её лазурные глаза.

Они обсуждали свое будущее уже несколько раз, обнимаясь в постели. Роланд собирался посетить Земли Рассвета за Плодородными Землями и даже взглянуть на территорию демонов. Он также планировал пересечь Линию Моря и дойти до другого конца океана. Кроме того, он хотел раскрыть тайну божеств и узнать правду о мире. С этой целью Роланд будет использовать каждый доступный ресурс и вынуждать не только жителей Королевства Грэйкасл, но и каждого отдельного человека на континенте вносить свой вклад в его предпринимательскую деятельность. Любой, кто попытается остановить его, будет считаться врагом.

— Не забудь взять меня с собой, — Анна усмехнулась. — Я не хочу пропустить такое приключение.

— Конечно, я обязательно отведу тебя, куда захочешь, хоть на край света, — Роланд поцеловал ее в губы.

* * *

Город Беззимья и Третий Пограничный Город.

Тилли стояла перед магическим ядром, и как завороженная наблюдала за каждым его движением. Его внешняя рамка расширялась и уменьшалась, когда магическая сила росла и ослабевала, как синяя морская вода, как будто ядро дышало. В центре пирамиды мелькала желтая сфера. Как драгоценный камень, вымытый и отполированный волнами, сфера завладела всем вниманием Тилли.

Пока сфера сияла, это означало, что Пятицветный Камень в порядке.

— Если Вы устали, можете отдохнуть, — голос Паши внезапно появился у нее в голове. Тем временем Тилли услышала шорох позади нее. — Если я что-то замечу, я немедленно сообщу Вам.

Тилли обернулась и обнаружила, что с потолка падает огромная капля. Хотя все Старшие Ведьмы выглядели одинаково после их перевоплощения, Тилли смогла как-то научилась их различать после того, как пробыла с ними несколько дней.

— Я не устала. Прошло всего пять дней… — Тилли зевнула. — … Я несколько сонлива, вот и все.

— Когда я все еще могла чувствовать, между этими двумя состояниями не было никакой разницы, — Паша задвигала своим щупальцем. — Не волнуйтесь, магический камень цел, а ведьмы все еще в безопасности. Если они столкнутся с демонами, то разрушат камень.

Тилли тоже это знала, но не могла успокоить свой разум. Она сожалела о том, что осталась здесь, и чувствовала себя немного недовольной тем фактом, что согласилась с глупыми аргументами Пепел.

Технически операция не должна быть слишком опасной, все избранные ведьмы были отличными воинами, которые участвовали в битве против церкви. Они собирались проникнуть в логово демонов, также, как они напали на церковь Фьордов — Лотус будет отвечать за создание подземного убежища, а Орбита выкопает короткий проход для остальных между двумя точками. При использовании этого метода враги, даже если бы и заметили что-то странное, смогли бы только найти пещеру под землей.

Самое главное случится на последнем этапе. Чтобы расширить поле зрения фантомного инструмента, они должны сломать магический камень где-то на относительной высоте. Тилли сама планировала найти это место с помощью Камня Полета, но Пепел взяла на себя ее работу.

Тилли была убеждена, продумав несколько вариантов, что демоны с малой вероятностью смогут заметить ее, особенно если она будет действовать ночью. Однако Пепел настаивала на том, что лидер не должен подвергаться опасности. В результате Тилли, неспособная ничем помочь, осталась с магическим ядром.