Глава 954. Новое внушительное транспортное средство

— О, она уже может выходить на берег… — сказал Роланд с большим интересом. — Я помню, ты писала, что после того, как она решила поселиться в море, она долгое время не контактировала с людьми.

— Все благодаря Её Высочеству Тилли и помощи Мисс Камиллы, — Маргарет вздохнула. — Без способности общаться через сознание она, вероятно, не смогла бы приспособиться к нормальной человеческой жизни. Кроме того, Джоан совершенно забыла, как говорить. Несмотря на то, что Лорд Гром пытался научить её, результаты не радуют. Сейчас она не может сказать больше, чем несколько слов, и не может поддержать даже простой разговор.

В этот момент Маргарет остановилась, как будто не знала, продолжать или нет.

— Что такое? — спросил Роланд.

— Я не знаю, связано ли это с её долговременной трансформацией, но некоторые из частей её тела уже не такие, как у людей, — Маргарет закусила губу. — Насколько мне известно, до тех пор, пока ведьмы не используют магическую силу, они не должны отличаться от людей. Но Джоан больше не может вернуться к своему первоначальному облику. Её щеки, шея, руки и ноги покрыты голубой чешуей, так же, как и у тех… Морских Призраков.

Роланд сразу подумал о длинных ушах и хвосте Лоргар. Ну… у кожи, покрытой чешуей есть и свой шарм — ох, нет, сейчас не время думать об этом. Учитывая, что представители Песчаного Народа боялись даже милых ушей Принцессы Лоргар, следовало ожидать, что реакция на ситуацию Джоан, вероятно, будет только хуже.

— Её обижали?

— Мы старались предотвратить это, но все же остановить распространение новостей не удалось, — Маргарет вздохнула.

— Если мы хотим научить её, как снова приспособиться к человеческой жизни, то она неизбежно вступит в контакт с другими людьми, — беспомощно сказал Гром. — Её внешность была не очень хорошо встречена даже на Фьордах, за это время трех горничных и двух ученых уже испугал её внешний вид. Ходят слухи, что я рощу Морского Призрака. Может быть, море все же больше подходит для неё.

— Если бы моя подруга действительно не любила жизнь на суше, я бы не заставляла её оставаться на острове против её воли, — продолжила Маргарет. — Но Джоан действительно не возражает против того, чтобы вступать в контакт с другими людьми. Несмотря на то, что каждую неделю она должна отправляться в море на несколько часов, ей все равно нравится проводить время с теми девицами, которые её принимают. Кроме того, по сравнению с сырым мясом рыбы, которое она раньше ела, теперь она предпочитает хорошо приготовленную пищу.

Тем не менее её среда обитания ограничивалась только жилищем Грома. Роланд понимал, что она имела в виду, и не мог на ходу придумать хорошего решения. Чтобы изменить воззрения людей потребуется много времени, не говоря уже о том, что ее положение было гораздо серьезнее, чем у других ведьм. На протяжении всей истории, деформация или вообще все нечеловеческие проявления во внешности всегда приводили к дискриминации и социальной изоляции.

— Скоро, все наладится, — успокоил он торговку. — Могу я взглянуть на неё?

Если бы проблема действительно была такой серьезной, единственное, что нужно было сделать сейчас — это скрыть её внешний вид — как уши Лоргар, которые выглядели как уши нормального человека, если она носила шляпу.

— Конечно, — Маргарет помахала Джоан и сказала: — Иди сюда, дорогая.

Но девушка только быстро взглянула на них, а затем снова спряталась.

— Эм… Ваше Величество, извините, но она, вероятно, не привыкла к такой большой толпе, — проговорила Маргарет извиняющимся тоном и поклонилась.

— Кажется, вы её испугали, — злорадствовала над ухом Найтингейл.

Роланд впился взглядом в пространство рядом с собой, покашлял дважды и сказал:

— Не страшно. Она всё равно должна будет пробыть в Городе Беззимья какое-то время, и, в конце концов, привыкнет. Давайте пока отправимся к верфи.

* * *

Чтобы построить стальной корабль, Роланд специально расчистил пространство почти в сотню акров к юго-западу от Мелководного Пляжа и попросил Лотус построить вокруг стену, образуя барьер, который мешал бы заглянуть на огражденную территорию. Помимо создания сторожевых башен в четырех углах, он также организовал Первую Армию для охраны этого места. Поэтому, помимо рабочих на местах, мало кто знал, на что был похож этот массивный корабль, который требовал сосредоточения всех лучших промышленных и производственных линий Города Беззимья.

Когда они прошли за стену и подошли к нижней части зигзагообразной лестницы, в группе послышался возглас неконтролируемого удивления.

Все внимание было обращено на огромное строение, представшее перед ними.

И преувеличению здесь не было места.

Когда вы с восхищением глядели на корабль снизу, первое, что можно было увидеть, это возвышающийся корпус корабля, отличный от круглых корпусов трехмачтовых парусных судов, сторона корпуса была перпендикулярна земле, а основание было настолько плоским, что не было и намека на киль. Поскольку разглядеть можно было не всё, наблюдатели чувствовали себя так, как будто они стояли у возвышающейся стальной стены, и ощущали давление, которое она испускала.

— Во имя Трёх Богов… мне это снится?

— Сколько же он весит? Должно быть, более двадцати тысяч тонн.

— Даже самый большой парусник не сможет противостоять удару этой штуки!

— Даже не упоминай парусные суда. Держу пари, что даже глубоководные монстры сбегут от него!

— Гром… нет, Лорд Флаинбёрд, Вы не сказали нам, что мы будем плавать на таком монстре!

Группа мгновенно забыла о порядке, и матросы гурьбой побежали к кораблю. Они начали касаться его и стучать по корпусу, не в силах сдержать свой энтузиазм.

Все они были самыми опытными моряками Фьордов, и хотя эти люди никогда раньше не видели чего-то подобного, они все еще прекрасно понимали уникальность этого гиганта.

Что касается Грома, то удивление на его лице было не меньше, чем у остальных. На самом деле он был поражен даже больше них.

Когда Роланд упомянул в своем письме, что корабль был сделан полностью из стали, сверху донизу, Гром предположил, что Король преувеличивает – в конце концов, даже в обычных деревянных судах, лучшая древесина и материалы будут использоваться только в ключевых частях корабль. Поэтому, вербуя своих людей, он описал корабль как океанское судно без парусов со стальным скелетом, достаточно сильным, чтобы противостоять огромным волнам Линии Моря.

Но то, что видели его глаза, доказывало, что его описание было ошибочным.

Несмотря на то, что он знал, что Город Беззимья был очень искусен в строительстве кораблей, он никогда не думал, что речь пойдет о таком уровне. Количество материалов было настолько ужасающим, что собрать их на островах Фьордов было просто невозможно, не говоря уже о технике, которая использовалась для соединения твердой стали вместе.

Насколько же ценна была сталь?

Среди множества товаров железная руда не считалась роскошью, так как слиток сырого железа размером с ладонь можно было продать примерно за тридцать-сорок серебряных роялов. Но если слиток был превращен в сталь, тогда его цена умножалась более чем на десять. Сталь была так ценна, что рыцари обычно считали свои стальные доспехи семейной реликвией и передавали их из поколения в поколение.

Причина столь высокой цены на сталь заключалась в том, что времени на её обработку уходило очень много. За всю жизнь кузнец мог изготовить только семь или восемь комплектов достойных стальных доспехов. Иными словами, даже если собрать всех кузнецов Фьордов, они не смогли бы подготовить столько стали даже за множество дюжин лет.

Изначально Гром заказал у Роланда лишь пароход, который, по данным Торгово-Промышленной Палаты Фьордов, стоил от трех до четырех тысяч золотых роялов. Поэтому, когда другая сторона заявила, что будет взимать плату за производство, он действительно не придал этому внимания. А все потому, что ценность новой Линии Моря была намного выше, чем стоимость самого корабля. Поскольку Король Грэйкасла хотел лишь обменяться разведданными, эта сделка не могла считаться нечестной.

Он даже планировал заплатить Роланду полную стоимость корабля после экспедиции, в качестве награды за то, что он заботился о его дочери, и потому, что он хотел, чтобы Молния жила лучшей жизнью в Городе Беззимья в будущем.

Но теперь Гром, наконец, понял, что если взять в расчет стоимость только материалов, цена этого корабля будет астрономической.

Он не мог не пожалеть о своем приобретении.