Глава 102.1. Настоящее (часть 2)

— Мэри, ты не должна открываться перед людьми, которых не знаешь! *Вздох*.

Таша не смогла сдержать вздоха от поступка Мэри. Затем она осторожно помогла Мэри натянуть рукав, чтобы прикрыть чёрные линии. В тоже время она продолжала наблюдать за выражение лица Кэйла и Чхве Хана. При этом Таша крепко держала Мэри за руку.

— Вы видели…

Она не могла скрыть своего беспокойства. С момента появления Хэпхи она была шокирована, но сейчас женщина испытывала скорее отчаяние, чем шок.

— Таша, — Кэйл посмотрел ей прямо в глаза и заверил. — Я не собираюсь никому рассказывать, так что не переживайте. Мы уже все в одной лодке.

Таша хотела что-то ответить, но её рот просто закрылся, не издавая ни звука. Она вспомнила, что Альберу говорил о Кэйле.

«Тётушка, может, он и груб, но слово своё держит. Я не могу доверять ему, но могу положиться на этого ублюдка».

Однако эти слова означали, что Альберу доверял Кэйлу, даже если не говорил об этом прямо. И чем дольше она была с Кэйлом, тем больше соглашалась с Альберу.

В этот момент Мэри начала говорить.

— Я также не расскажу о Драконе-ниме. Но так как я не могу дать клятву на связи с Элементалями, я поклянусь собственной жизнью.

На лице Кэйла появилась улыбка, которая сразу же исчезла. Можно было не беспокоиться о секрете Хэпхи, потому что она поклялась своей жизнью.

После этого раздался голос мэра.

— Молодой мастер Кэйл, Вы знаете о некромантах?

— Я знаю столько же, сколько любой другой человек.

Ну, он знал больше, чем обычный человек, потому что читал о них в новелле.

Некромантами называли людей, которые использовали мёртвую ману для управления мёртвыми существами в бою. На их телах были шрамы, которые невозможно было скрыть, даже с помощью магии.

Как и рука Мэри, которую они только что видели, всё её тело было покрыто чёрными венами, похожими на паутину.

Человек с чёрной паутиной.

Это был побочный эффект использования мёртвой маны, которую живые существа не должны были использовать. Возможно, помимо использование трупов в сражении, это также послужило ещё одной причиной, почему некромантов выслеживали.

«Все считали их бесполезными».

Но в мире не было бесполезных людей.

У всех было время и место, где они были полезны.

— Меня зовут Мэри.

Мэри снова заговорила.

— В этом году мне исполнилось двадцать пять.

Она представилась в стиле Хэпхи. Кэйл молча слушал, пока Хэпхи с любопытством разглядывал чёрную мантию.

— Последние пятнадцать лет я прожила в этом городе. Я помню, что убежала в пустыню со своей семьёй, когда мне было десять лет.

Мэри, как и ожидалось, была одной из тех, кто сбежал из деревни.

— Это единственное, что я помню.

«Хм?»

Кэйл не сразу понял, что она имела в виду.

— Мы нашли Мэри пятнадцать лет назад в день, когда мёртвая мана поднялась на поверхность.

Кэйл повернул голову к Шону, который заговорил с напряжённым лицом.

— Я был тем, кто нашёл её.

Шон вспомнил, что случилось пятнадцать лет назад.

— Как мы уже говорили ранее, два раза в год в Стране Смерти поднимается мёртвая мана. Мы поднимаемся на поверхность каждую ночь, когда чувствуем приближение этого дня, чтобы быстрее собрать всех людей, которые убегают в пустыню. Поскольку большинство из них недоедают, даже малейшее количество мёртвой маны может быть смертельным для них.

— Но мы не может спасти всех, — нахмурившись добавила Таша. Она была там, когда Шон нашёл Мэри.

— Пятнадцать лет назад в Стране Смерти поднялось наибольшее количество мёртвой маны. Её количество превышало всё то, что поднималось в течение последних нескольких сотен лет, примерно в двадцать раз превышая норму.

— Мм.

Кэйл мог представить, каково это, и как Мэри стала некромантом. Поэтому он высказал свои мысли.

— Должно быть, именно в это время вы нашли Мисс Мэри.

Она была найдена в Стране Смерти с двадцатикратной концентрацией мёртвой маны, когда даже самое малое её количество было смертельно для людей.

— Да. К тому времени, как мы нашли её, она уже поглотила большое количество мёртвой маны.

— Но ей удалось выжить?

Шон попытался ответить, но его опередил кое-кто другой. Это была Мэри.

— Да. Мне удалось выжить, хотя это было очень больно.

Кэйл не чувствовал никаких эмоций в голосе Мэри, хотя она говорила, что было больно.

— Мне казалось, что все мои вены лопнули. Чтобы выжить, мне нужно было научиться контролировать мёртвую ману, вынося сильную боль, проходящую по моему телу. Получив возможность стать чёрным магом, или некромантом, я решила стать некромантом.

Десятилетней Мэри пришлось стать некромантом, чтобы выжить.

— Вот почему я была счастлива, когда почувствовала, что боль уменьшилась.

Таша опустила голову, как будто ей было трудно слушать дальше.

Меньше боли. Мэри сформировала это так, потому что некроманты жили мучительной жизнью, поглощая мёртвую ману, которую Бог не позволял иметь людям.

— Но все мои воспоминания о жизни до этого исчезли.

Только теперь Кэйл понял, что она имела в виду, когда сказала, что бегство в пустыню — это всё, что она помнила.

— Я бежала по пустыне. Члены моей семьи начали падать один за другим позади меня, но я продолжала бежать. Это единственное, что я помню. Я не помню, где я раньше жила, как и лиц членов моей семьи.

Мэри помнила только одно.

«Мэри, продолжай бежать! Не оглядывайся назад, просто беги!»

Она помнила только голос матери и ощущение песка под ногами, когда продолжала бежать. Только благодаря голосу матери девушка помнила своё имя.

— Мне было больно, но я была счастлива и очень благодарна.

Безэмоциональный голос продолжал говорить.

Мэри была счастлива и благодарна, что находилась здесь, в Городе Смерти, нет, в Городе Жизни. Она также была благодарна Обанте, который пытался удержать её в городе, а также Шону и Таше, которые спасли её и продолжали заботиться в течение последних пятнадцати лет.

Тем не менее каждую ночь она слышала голос своей мамы.

— Я знаю, что люди не любят некромантов, но мне всё равно любопытен мир людей.

Большинство жителей Города Жизни называли человеческий мир адом. Они также говорили, что люди презирают некромантов. Но ей всё равно было любопытно.

Нет, правильнее было сказать она чувствовала пустоту внутри.

— Я не хочу никому навредить, поэтому пойду одна.

Забытые первые десять лет её жизни продолжали преследовать Мэри, причиняя боль. Именно поэтому она хотела понять, что произошло за эти первые десять лет жизни. Она хотела восстановить свои воспоминания, и что-то подсказывало девушке, что для этого ей нужно отправиться в мир людей.

Она подняла рукав на руке, который Таша не держала, снова открывая уродливые шрамы.

— Я слышала, что для людей эти шрамы отвратительны. Поэтому я просто должна убедиться, что никто их не заметит, и что я буду избегать Храмов. Я хорошо подготовилась к этому путешествию.

Голова Мэри, ну, капюшон чёрной мантии, была обращена к Кэйлу и Хэпхи, но она разговаривала с тремя тёмными эльфами.

Таша застыла на месте, не в состоянии схватить другую руку. Она вспомнила ребёнка, который тяжело дышал в чёрной пустыне, наполненной мёртвой маной.

«Мне нужно бежать, угх, нужно бежать!»