Глава 105.2. Проигнорируем его (часть 2)

— Ты очень надёжный.

Кэйл похлопал Басена по плечу, подбодрив его. Басен ответил ему искренним выражением лица, как будто что-то решил для себя.

— Да, старший брат. Пожалуйста, доверься мне и оставь эту работу на меня.

«Конечно. Это территория для тебя и Лили».

Кэйл улыбнулся и кивнул.

— Не дави на себя слишком сильно. Я займусь остальным за тебя.

Он прошёл мимо Басена и направился в свою комнату. Его шаги были расслабленными и лёгкими. Басен некоторое время наблюдал за спиной брата, после чего поприветствовал группу Кэйла и направился к замку.

Не имея таланта к боевым искусствам, как Лили, Басен решил изучать административное управление, чтобы стать административным экспертом. У пятнадцатилетнего Басена Хэнитьюз появилась мечта.

Вся его семья также подбадривала его. Эта мысль заставляла серьёзного Басена улыбнуться.

Если бы Кэйл узнал, что происходит в голове его младшего брата, то он скорее всего потерял сознание.

* * *

На лице Кэйла была нескрываемая тоска. Он был даже близок к истощению.

— Выглядишь ужасно, может тебе сделать перерыв?

— У Вас такое же выражение лица, Ваше Высочество.

Наследный Принц Альберу смотрел на Кэйла с похожим выражением. Они устали друг от друга после ежедневных выходов на связь. Тем не менее они вынуждены были разговаривать друг с другом, потому что была работа, которую нужно было сделать.

— Четвёртый принц сказал, что возьмёт троих Королевский рыцарей и отправится на территорию Хэнитьюз. Завтра я покидаю Империю, так что можно предположить, что он отправиться примерно в то же время.

— Хорошо. Я дам знать Мисс Розалин.

Четвёртый принц прибудет в течение следующего месяца.

— Также оповести Графа Деруса.

— Знаю.

Знал ли его отец, что Розалин была принцессой? Хотя Кэйл никогда не говорил об этом, он предполагал, что Граф Дерус уже знает об этом, потому что Ганс знал. Когда он задумался о других делах, Альберу продолжил.

— Хочешь услышать нечто забавное?

— Нисколько.

Он непреднамеренно дал честный ответ.

— Я всё равно тебе расскажу.

Но Альберу как обычно проигнорировал его желание.

— Ты знаешь, как умер Папа Церкви Бога Солнца?

— Ваше Высочество, Вы можете говорить о подобном в Империи?

— Я уже использовал магию шумоподавления. Ты же не забыл, кто я?

«Кто ты? Под твоим командованием сотни магов. Я уверен, у тебя есть много магических устройств».

Кэйл просто принял правду и кивнул Альберу, который продолжил говорить.

— Как только Император объявил о начале фестиваля, Папа выступил со вступительной речью, так как фестиваль был связан с Богом Солнца. Его место было перед Храмом Бога Солнца имперской столицы.

Альберу показал горькую улыбку, вспоминая о случившимся. Папа стоял на платформе, которая была ниже Императора, но выше Императорского принца, который был практически на уровне императора. Всё было сделано так, чтобы сохранить лицо Папе. Однако не это послужило причиной для его горькой улыбки. Была другая проблема.

— Платформа взлетела.

— Что?

— Храм и платформа взлетели в воздух.

Кэйл вдруг вспомнил остров Хаис 5.

— Взрыв?

— Ты крайне сообразительный. Да, это был взрыв.

«Сумасшедший».

Кэйл почти сказал это вслух. В то же время он был растерян. Изначально парень думал, что императорский принц сделает ход, но он не сделал бы ничего столь очевидного.

Кроме того, разве Альберу не сказал, что Святые Близнецы были виновниками?

— Эта была ситуация схожая с нами.

Эти слова заставили Кэйла изменить выражение лица. Единственное, что Альберу мог иметь в виду — это террористический акт на столичной площади.

— Святые Близнецы и их помощники носили чёрную одежду, а также использовали магические бомбы, которые по силе были похожи на те, что и у нас в столице. Теперь ты понимаешь?

Кэйл неподвижно сидел не показывая каких-либо эмоций. Однако Альберу понимал, о чём тот думает, и продолжил.

— Мне удалось выжить благодаря магическому щиту, но верующие впереди были убиты. Погиб не только Папа. Я обязательно найду и уничтожу организацию, которая это сделала. Эти ублюдки, они планировали сделать то же самое в нашем королевстве.

Альберу ещё не забыл того мага.

— На этот раз это был другой маг, но я обязательно найду того сумасшедшего мага и убью.

— Мм, Ваше Высочество.

— Да?

— Того мага больше нет в этом мире.

— Что?

— Он мёртв.

Кэйл отвёл глаза от взгляда Альберу.

— Это ты убил его?

— Я этого не делал.

Он не лгал. Хотя Чхве Хан отрезал обе руки и лишил Редику обоих глаз, он не был тем, кто убил его. Та сумасшедшая блондинка-мастер меча была той, кто убила Редику.

— Хааа.

Кэйл слышал, как Альберу глубоко вздохнул, но решил не обращать на это внимание. Ему и без этого было о чём беспокоиться.

«Что-то не так в деле с Близнецами Бога Солнца и магическими бомбами».

Однако он не мог понять что именно. Это был новый инцидент, так что он ничего не знал о нём. Он также не мог послать Рона, или кого-нибудь другого, чтобы изучить всё.

Самое главное, Кэйл надеялся, что его не втянут в это дело.

— … Дай мне знать о таких вещах в будущем.

— Хорошо.

Кэйл вполне мог себе это позволить. Начав потирать виски, Альберу продолжил.

— Свяжись со мной, когда четвёртый принц прибудет. Он кажется спокойным и надёжным. Уверен, вы понравитесь друг другу.

«Разве Розалин не сказала, что он стервозный нытик?»

Кэйл вспомнил слова Розалин, но всё же кивнул. На этом их разговор закончился. Кэйл отложил своё устройство видеосвязи в свой волшебный мешочек, так как какое-то время они не должны были выходить на связь.

* * *

На следующий день Кэйл сидел на платформе и смотрел вниз. Туда, где была большая площадь со зрителями, сидящими по кругу.

Кэйл, сидевший на самой высокой платформе, раскрыл переданный листок.

— Соревнования сейчас начнутся?

Он кивнул на вопрос Хэпхи. Начиная с сегодняшнего дня каждый день будет проходить один конкурс.

— Человек, мы же пойдём на ночной фестиваль позже?

Сегодня утром Кэйл рассказал Хэпхи о деньгах.

— Ты купишь мне всё, что я захочу?

Кэйл кивнул. Купить что-нибудь Хэпхи на ночном фестивале не было чем-то обременительным. Услышав, как Хэпхи хихикает, он посмотрел вниз.

На шеях Ангэ и Пхи висели по мешочку на верёвочке. Это были мешочки с карманными деньгами. У Мэри, которая была одета в чёрную мантию, тоже был чёрный мешочек. Там были её карманные деньги.

— Иногда я и вправду щедрый человек.

— Ты прав! Ты очень хороший человек, слабый человек!

Кэйл, который сказал нечто, на что у Розалин снова не нашлось слов, протянул руку к Чхве Хану и Рону. В руке у него был листок бумаги.

— Итак, кто эти трое?

Повар, художник, и скульптор.

Чхве Хан начал объяснять по порядку.

— Бывший рыцарь, лучник и убийца.

«Боже мой».

Кэйл не мог в это поверить.