Глава 106.2. Проигнорируем его (часть 3)

* * *

После ужина пришло время второго человека, и в то же время последнего, так как они решили забыть о лучнике.

— Человек! Здесь так много людей, даже несмотря на то, что сейчас ночное время! И здесь очень светло!

— Здесь так красиво. В отличие от подземного города, свет освещающий эту тьму заставляет моё сердце биться быстрее.

Кэйл, одетый в коричневую мантию, Мэри, которая как всегда была в чёрной мантии, незримый Хэпхи, и Чхве Хан, на руках которого были Ангэ с Пхи. Все они шли по оживлённому ночному рынку.

— Какой вкусный запах! У меня есть десять серебряных монет! Купи мне куриный шампур! Я отдам тебе деньги!

Кэйл вздохнул и обернулся к следующему за ним заместителю дворецкого Гансу.

— Ганс.

— Да, господин!

— Добавь ещё три куриных шампура.

— Да, господин! Я пойду куплю куриные шашлыки для нашего прекрасного трио!

В руках Ганса уже было несколько мешков с едой, которую маленькие дети хотели съесть дома. Кэйл покачал головой на волнение Ганса и продолжил идти.

Вскоре он остановился перед одним из многочисленных ларьков с безделушками.

— Добро пожаловать!

Удивлённая женщина вскочила и приветствовала Кэйла.

«Она издевается?»

Кэйл потерял дар речи, глядя на таинственные скульптуры перед собой. Затем он перевёл взгляд на их создателя, женщину средних лет..

Это был скульптор, которого они считали талантливым убийцей.

«Без сомнений, она опытная. Я не смог выяснить её настоящей личности. Молодой Мастер, для убийцы, половина их мастерства кроется в способности скрывать свою личность».

Он указал на одну из скульптур.

— Это дьявол?

Добрая женщина, которой, на вид было за сорок, испускала мягкую атмосферу, создавая образ милой соседки.

Однако её скульптуры были довольно «уникальны».

— Это цветок. Форзиция.

«Форзиция?»

— Что за бред. Человек, это определённо не форзиция.

У неё был «уникальный» талант. Даже услышав её ответ и подняв скульптуру, Кэйл продолжал думать, что это рычащий дьявол.

— Вы совершенно правы. Это форзиция. Я хочу купить её.

— П-правда?

— Да. Я хочу подарить её кому-то особенному.

Кэйл просто отбросил всё, что приходило в голову. Такой процесс построения отношений и вправду был сложным.

— ГМ! Человек, если ты действительно хочешь отдать её мне, я приму даже эту уродливую скульптуру!

— А это… тигр?

— Это прекрасный кролик!

— … Точно, дайте мне и его тоже.

Кролик был похож на сторожевого пса дьявола.

— Большое вам спасибо!

— Пустяки, это прекрасные скульптуры.

Кэйл взял две скульптуры и продолжил до самого конца мягко разговаривать со скульптором.

— Это ваш стиль.

— Я никогда не слышала такой похвалы. Я так тронута!

Глаза женщины средних лет были полны восхищения. Однако глядя на её поведение Кэйл был уверен в одном.

«Она и вправду хорошая актриса».

Другие действительно подумали бы, что она скульптор, у которого просто нет таланта, но который любит лепить вкладывая всего себя.

Он вспомнил, что сказал ему Рон.

«Удивительно, что её до сих пор не заметили. Но это значит, что она может быть либо убийцей, либо шпионом».

Результаты их расследования показали, что она не была шпионом.

Они не знали, зачем она приехала на территорию Хэнитьюз, но последние три года она притворялась скульптором. Рон сказал, что никогда не видел её раньше, и если бы Чхве Хан не сказал, что она сильна, возможно никогда не заметил бы её скрытую личность.

Получив дьявольского кролика и дьявольскую форзицию, он достал из сумки деньги и протянул ей.

— Ах, у меня не будет столько сдачи.

В её руку упала золотая монета. Бедный скульптор не знала, что делать.

— Это мой подарок за все трудности, через которые Вы прошли.

— … Вы первый признали мою тяжёлую работу.

Кэйл слегка оттянул капюшон, глядя на тронутую женщину средних лет. Кэйл Хэнитьюз, лицо сына лорда территории было открыто.

— А? М-молодой Мастер-ним!

Она была шокирована и поспешно попыталась поклониться.

Эта женщина и вправду была хорошей актрисой. Кэйл подошёл к ней и прошептал на ухо.

— Это мой подарок для твоей борьбы в бегах.

— Простите?

— Разве не трудно жить прячась?

Глаза женщины средних лет переменились, теперь излучая холод. В этот момент кто-то появился за спиной Кэйла. Его появление было внезапным, не издав ни единого звука.

— Рон, позаботься об остальном.

— Да, Молодой Мастер-ним.

Кэйл ещё раз заговорил с убийцей-скульптором, у которой было потрясённое выражение лица, но холодный взгляд.

— Золотой монеты должно быть достаточно, чтобы вы закончили работу на сегодня. У вас должно быть достаточно времени, чтобы поболтать с Роном.

Скульптор-убийца в бегах, Фрезия, не заметила приближения Рона. Он был тем, кто смог обмануть её острые чувства убийцы. Поэтому она была шокирована, глядя на Рона.

Кэйл нежно улыбнулся, сказав последние слова Фрезии.

— Разве не трудно прятаться?

Второй человек заглотнул наживку, как они и планировали.

— Молодой Мастер-ним, я позабочусь об остальном.

Кэйл оставил это Рону, так как убийца будет лучше всего общаться с другим убийцей.

Рон спросил Кэйла, нужна ли ему информация. Естественно, Кэйлу она была нужна. Он выживал до сих пор, полагаясь на информацию, полученную от прочтения новеллы, но на этом всё и закончилось. Парень отчаянно нуждался в дополнительной информации о будущем. На данный момент у него оставалось информации на два года максимум.

«Я отплачу тебе за свою руку и ложь».

Рон сказал, что вернёт ему долг, даже когда Кэйл сказал, что в этом нет нужды.

— Мяууу.

— Мяу.

Ангэ и Пхи инстинктивно чувствовали, что скульптор похожа на них. Только тот факт, что Фрезия была в бегах, сделало их похожими на этого человека, который может стать учеником Рона, или подчинённым.

— Человек, это будет трудно для моего сердца, но если ты отдашь мне обе скульптуры, я всё равно приму их.

Скульптуры, которые даже Ангэ и Пхи нашли отвратительными, были благополучно перенесены в сундук с сокровища Хэпхи, его другое измерение.

* * *

Несколько дней спустя Кэйл поставил свою подпись на документе в последний день фестиваля.

— Фрезия.

— Да, Молодой Мастер-ним.

— Я счастлив спонсировать такого перспективного скульптора, как ты.

Милая Фрезия скромно сложила ладони с восхищением на лице говоря:

— Молодой Мастер-ним, хотя я занимаюсь лепкой скульптур всего три года, я определённо стану кем-то большим в мире скульптур!

Кэйл, Рон и Фрезия улыбались этой чепухе.

«По-видимому, она убила своего босса».

«Почему?»

«Правило её гильдии убийц заключалось в том, чтобы убивать только дворян. Однако их новый начальник взялся за дело, по похищению ребёнка. Она назвала его сумасшедшим ублюдком и убила за попытку выполнить это задание, после чего сбежала».

«Гильдия преследует её?»

«Нет. Она также пыталась убить дворянина, который оставил этот заказ».

Эта скульптор-убийца была смелой.

«Кто этот дворянин?

«Он принадлежит к семейству Гашина, которые управляют Юго-Западом».

Если Юго-Восток касался Королевства Вайпер, то Юго-Запад был рядом с Империей. Это пригодится ему в будущем.

— Фрезия, я с нетерпением жду много твоих скульптур в будущем.

— Да, господин. Я принесу только те скульптуры, которые Вам обязательно понравятся.

Рон знал, что на самом деле они говорили не о скульптурах.

«Она сказала, что с ней в бега отправились и другие».

Кэйл естественно хотел собрать всех.

Разве он не должен был позаботиться об этом, если собирался создать замаскированный боевой отряд?

Кэйл отпустил Фрезию и Рона, после чего взглянул на календарь в кабинете. Его взгляд был направлен на дату, которая наступит через три недели.

«Это время пролетит очень быстро».

* * *

Как и ожидал Кэйл, три недели пролетели незаметно.

— Н-нуна *всхлип*.

— Хааа.

Розалин удручённо вздохнула, пока четвёртый принц, держа её за руку, во всю ревел.

— Как могла моя сестра оказаться в таком убогом и ужасном месте! Моя самая лучшая в мире сестра! Почему ты остановилась в таком месте, где нет ничего, кроме камней? *Всхлип* Оставаясь на территории скромного Графа! Почему? *Всхлип!*

Кэйл небрежно взял очередное печенье, слушая слова четвёртого принца.

Он видел, как на ладони Розалин лежит круглый шар с водой. Ему ещё никогда не доводилось раньше видеть её такой злой.

— О чём говорит этот плакса? Наш дом хорош тем, что в нём много камней. Что за глупый плакса.

Голос Хэпхи был холодным.

Этим плаксой был не кто иной, как незрелый принц, о которой упоминала Розалин. Однако принц даже не осмеливался посмотреть на Кэйла.

— Кстати, человек, ты сегодня такой же сильный, как мой коготь.

Впервые за долгое время Кэйл окружил себя Аурой Доминирования, чтобы посмотреть на четвёртого принца.

«Семья простого Графа, не имеющая власти или влияния, хочет служить моей сестре?»

Это было первое, что сказал четвёртый принц по имени Пен, когда Кэйл вышел приветствовать его. С того самого момента он активировал Ауру Доминирования.

Хруст.

Звуки Кэйла, поедающего печенье, были слышны по всей комнате. Четвёртый принц ещё сильнее избегал взгляда Кэйла.

Хруст, хруст.

С улыбкой на лице Кэйл продолжал есть печенье.

Для справки, больше всего Кэйл ненавидел незрелых плаксивых парней.