Глава 116.2. Великий и могущественный (часть 4)

«Слишком странно, ведь имперский принц — это человек, который сильно заботится о сохранении своей репутации».

То, что Империя ещё ничего не выяснила, не имело никакого смысла. Они даже несколько раз отвергали предложение Королевства Роан работать вместе.

Вот почему даже Альберу было любопытно, каковы были мотивы Империи. В то же время ход мыслей Кэйла был другим.

«Имперский принц — тот, кто поджёг джунгли, чтобы получить контроль. Он также знает, что Север планирует вторжение, но промолчит и будет ждать, когда Королевство Роан и Королевство Брек лишатся сил, сражаясь с Севером».

И такой человек оставляет секретную организацию в покое?

В этом не было никакого смысла.

Все их действия могли вести только к двум вариантам.

«Либо Империя хочет сама найти организацию, чтобы доказать, что она лучше всех остальных. Либо у них тайные отношения с Рукой».

Бездельничая в деревне Харрис Кэйл также кое о чём позаботился. А точнее, он отдал несколько приказов другим сделать за него всю работу. Кэйл заставил Рона собрать Фрезию, убийцу выдающую себя за скульптора, а также других найденных убийц, чтобы те создали информационную сеть.

«Королевство Вайпер во главе с Тункой скоро отправится в Империю».

Кэйл знал, что содержание пятого тома скоро закончится. Хотя история уже итак сильно исказилась благодаря его вмешательству.

Тунка, который уже должен был начать войну, задержался, в то время как джунгли быстро объединялись под властью Королевы Литаны.

«Я просто должен продолжать делать то, что должен».

Кэйл всё ещё планировал вернуться в Королевство Вайпер, чтобы получить прибыль. Там у него будет много дел.

— Передай пленника моей тёте. Также сообщай обо всём, что происходит.

Кэйл кивнул, как будто это было чем-то естественным, после чего добавил.

— Ах да, у меня также есть мёртвая мана для продажи.

— Что?

— Её очень много, так что, думаю, мне придётся продать её городу тёмных эльфов.

— …

— Скидки не будет. Я продам её по рыночной цене. Я также принимаю только наличные.

С недоумением смотря на Кэйла, Альберу спросил с серьёзным выражением на лице:

— Сколько?

— Я продам её вам по разумной цене, Ваше Высочество.

Кэйл благополучно закончил обговаривать сбыт мёртвой маны, а также вопрос о Балбуде с Альберу, взгляд которого всё ещё был полон недоверия. Они обсуждали всё довольно долго, но результаты были удовлетворительными.

Возможно именно поэтому, но он возражал против долгого разговора со старостой Канарией о Балбуде позже тем же вечером.

* * *

На следующее утро Кэйл стоял перед всё ещё бессознательным Балбудом.

Он сел на стул и скрестил ноги, посмотрев на пленника. Бикрокс подошёл к Балбуду и спросил.

— Мне разбудить его?

— Да.

Бикрокс схватил Балбуда за волосы и окунул в ведро с холодной водой. Пендрик и Рыцарь-Хранитель, стоявшие позади Кэйла, осторожно спросили, увидев действия Бикрокса.

— Вы хотите рассказать ему о своих действиях? Не лучше ли перевезти его, оставив в неведении?

— Я так не думаю. Будет лучше рассказать ему хотя бы часть.

Пендрик замолчал, выслушав спокойный ответ Кэйла. В этот момент Балбуд застонал, начав приходить в себя. Холодная вода сделала своё дело, разбудив его. Кэйл встал и отступил на шаг, спокойно наблюдая.

Он вспомнил разговор со старостой Канарией прошлой ночью.

***

— Молодой мастер-ним, разве Королевство не узнает о нашей деревне, если мы будем работать с наследным принцем?

— Одним из условий для наследного принца будет держать существование этой деревни в тайне. Кроме того, разве вам не будет сложно делать всё самим? Ни одна из других эльфийских деревень не поможет вам. Они просто сосредоточатся на защите своей ветви Мирового Древа, особенно если вы объясните, что произошло.

Пендрик был шокирован тем, что тогда сказал Кэйл. Этот дворянин знал, что эльфы эгоистичны и не имеют никакого представления о расовых отношениях.

***

— *Угх*, какого чёрта…

Голос Балбуда был слабым из-за последствий яда. И когда он едва успел понять, что происходит, в его поле зрения появился улыбающийся Кэйл.

— Мне не нравится твой взгляд.

Голос Кэйла звучал очень спокойно, но он нахмурился от взгляда Балбуда. Это спокойствие заставило Балбуда занервничать, но он всё же спросил.

— Что ты со мной сделал?

— Пока ничего. Но с этого момента многое запланировано.

От фразы «с этого момента» плечи Балбуда задрожали. Однако человек, который смотрел на него сверху вниз, Кэйл, продолжал говорить своим обычным голосом.

— Ты покинешь эту эльфийскую деревню вместе со мной. Твоя жизнь будет в моих руках.

Пендрик, стоявший за Кэйлом, переглянулся с Рыцарем-Хранителем. Он не знал, зачем Кэйл делился такими подробностями с пленником. И следующие слова Кэйла сильно удивили Пендрика.

— Именно поэтому я собираюсь поделиться с тобой своим маршрутом.

Кэйл, который снова сел, скрестил ноги и опустил голову, смотря прямо в глаза Балбуда.

— Как думаешь, какая раса сильнейшая после Драконов? Мм? Попробуй угадать.

«Самая сильная раса после Драконов?»

Зрачки Балбуда задрожали. Кэйл видел своё улыбающееся лицо в глазах пленника.

«Чёрт возьми, ты так круто выглядишь, когда улыбаешься».

После этой самовлюбленной мысли Кэйл заметил, что лицо Балбуда наполняется хаосом и страхом.

— Я планирую встретиться с Племенем Китов.

«То самое Племя Китов, которое ненавидит секретную организацию и хочет убить всех вас».

— На самом деле, я встречаюсь с будущей королевой Китов.

Хэпхи, который оставался рядом с Кэйлом перевёл взгляд на бледное лицо Балбуда.

— Человек, на этом мечнике больше нет магии слежки. Устройство с прошлого раза было единственным.

Это означало, что ничего из сказанного Кэйлом не просочится в секретную организацию.

— После этого, я планирую встретиться с Драконом. Ты ведь знаешь о Драконах, да?

Лицо Балбуда помрачнело. Он ясно помнил, что Кэйл сказал, что возьмёт его с собой. Кэйл перестал улыбаться и продолжил.

— Они известны своей эгоистичностью и жестокостью.

Потрясённый голос Хэпхи прозвучал в голове Кэйла:

— Н-Не все такие!

— … Разумеется, даже среди Драконов есть исключения.

— Вот именно! Я очень хороший Дракон, который любит всех спасать!

Кэйл сдержал вздох на ответ Хэпхи, после чего встретился взглядом с Балбудом, в глазах которого были хаотичные эмоции.

— Этот Дракон — древний Дракон, который очень дорожит Мировым Древом и эльфами.

Кэйл встал со стула. Балбуд, который бледнел по нескольким причинам, мог видеть как Кэйл смотрел на него с мягкой улыбкой. Кэйл поправил одежду, после чего сказал последние слова.

— С нетерпением жду нашего путешествия.

Следующие слова уже были обращены к Бикроксу.

— Закрой ему глаза и выруби.

— Мне также парализовать его?

— Да.

Зрение Балбуда было заблокировано чёрной тканью. Изначально он раздумывал, следует ли ему вертеться и кричать, однако равнодушный взгляд Кэйла заставил его ничего не предпринимать. Он больше не мог даже умереть по собственной воле. Голос мучителя, который завязывал ему глаза, спросил ещё кое-что у Кэйла.

— А как насчёт кляпа?

— И его тоже.

— Есть, сэр.

— Ты обо всём позаботишься. Просто убедись, что он не может покончить с собой, но при этом не расслабляется. Не переусердствуй. Понял?

— Да, сэр.

Кляп был помещён в рот Балбуда. Бросив последний взгляд на «заботу» Бикрокса, Кэйл обернулся.

— Может, пойдём?

Пендрик и Рыцарь-Хранитель медленно кивнули на равнодушный вопрос Кэйла. Два эльфа смотрели на него, как на другого человека, но Кэйл только пожал плечами.

Единственным его желанием было сильно напугать Балбуда, чтобы у них было тихое путешествие, пока они не встретятся с тётей Альберу, тёмным эльфом, Ташей.

К тому же, он ни в чём не солгал.

Кэйл спросил Пендрика, который стоял с пустым выражением.

— Ты собрал свои вещи?

— Да, сэр.

— В таком случае, полагаю, мы отправимся вместе.

Вот только новым членом группы Кэйла был Пендрик, а не Балбуд.

* * *

Но когда они собирались покинуть деревню, появились люди, мешающие им это сделать. Это были другие эльфы деревни, которых Кэйлу удавалось избегать во время своего пребывания здесь.

— У-у тебя правда есть защита Дракона-нима?

Полупрозрачные Элементали вызывали шум, летая перед глазами Кэйла.

Он перевёл взгляд на двух эльфов, за которыми стояли остальные жители деревни. Каждый из них смотрел на него с нескрываемым любопытством.

«За что же мне всё это».

Кэйл почувствовал, как у него начинает болеть голова.