Глава 199.1. У них есть Дракон? (часть 4)

Самая высокая точка территории Хэнитьюз.

Басен всё ещё находился в комнате в самой высокой башне замка.

— Ст-старший брат! — во всех окрестностях замка раздался крик Басена. Он держался за перила одной рукой, как будто был готов спрыгнуть с башни, чтобы броситься к Кэйлу.

Его взгляд был прикован к источнику вспышки света.

Однако в тот момент, когда зрение вернулось к нему, Басен Хэнитьюз услышал резкий звук.

Треск.

Большой меч, который разрушил кости Дракона ценой полученной трещины.

Этот меч медленно распался на части, после чего исчез в воздухе. Несколько виверн, коснувшихся осколков исчезающего меча, мгновенно превратились в пепел. Однако прежде чем он успел испугаться, взор юноши привлекло внимание ещё кое-что.

Он увидел щит.

Очень маленький щит не сломался. Однако в том месте, куда ударил меч, появилась трещина, как будто щит в любой момент мог распасться на две части. На самом деле весь щит был в трещинах.

Казалось, он вот-вот сломается.

Затем он увидел своего старшего брата, Кэйла Хэнитьюза.

Бииипп. Биииипп.

Информационно-коммуникационная комната была заполнена всевозможными экстренными вызовами.

Особенно много звонков было со всего Северо-Восточного региона.

Многие устройства видеосвязи в настоящее время были подключены к территории Хэнитьюз.

Они видели поле битвы через экран.

Однако Басен не слышал этих громких звуков вызовов. Всё, что он мог видеть, был его старший брат, который едва мог стоять.

Он также видел, что Кэйл кашляет чёрной кровью. Семнадцатилетний Басен впервые в жизни почувствовал боль войны.

Именно в этот момент он услышал голос наследного принца Альберу.

— Басен Хэнитьюз.

Впервые парень не расслышал его как следует, однако крайне сухой голос быстро привёл Басена в чувство.

— Что твой старший брат приказал тебе сделать?

Басен поднял голову.

Он вспомнил, что говорил ему Кэйл.

Басен повернул голову и оглядел комнату информационных коммуникаций.

В настоящее время это был информационный центр для всего Королевства Роан. Информация была самым важным фактором в войне.

— Если ты не хочешь стыдиться, нет, если ты не хочешь сожалеть об этом в будущем, не забывай о своей задаче.

Хотя Альберу говорил это Басену, эти слова также были направлены самому себе.

Лицо Альберу, видимое через экран, налилось кровью, когда он сосредоточился на том, что происходило на территории Хэнитьюз.

Он сказал Басену ещё кое-что:

— Первая бригада Королевских рыцарей и бригада магов в настоящее время направляются к территории Хэнитьюз.

Кэйл Хэнитьюз попросил его просто ждать.

Однако наследный принц начал играть свою роль, чтобы не стыдиться и не сожалеть о будущем.

Бригада магов Королевства Роан сделала свой первый шаг, чтобы впервые показать себя миру.

Басен также начал отдавать приказы рыцарям, ответственным за устройства видеосвязи.

— … Мы собираемся начать непрерывную передачу информации о врагах всему Королевству Роан.

Три дня назад, в ту же ночь, когда наследный принц объявил о позиции Королевства Роан, его старший брат кое-что сказал ему.

— Мы — первая линия.

Голос брата отчётливо прозвучал в его голове.

«Он сказал, что первая линия очень важна. Если люди услышат о том, как мы выжили и защитили замок, моральный дух Королевства Роан поднимется».

— Мы должны запечатлеть образ победы в сознании граждан. Это путь к победе в войне.

Его старший брат был как всегда спокоен, когда говорил это.

— Это единственный способ выжить для всех нас.

И человек, сказавший это, сейчас едва держался на ногах.

Басен отдал приказ магам.

— Давайте покажем всем, как мы выиграем эту битву.

С этого момента моральный дух Королевства Роан изменится в лучшую сторону.

Басен твёрдо верил в это. Он опустил голову и посмотрел на стену замка.

Полукровка Мюллер в данный момент находился на вершине стен. Услышав шум, он тоже открыл глаза.

Потрескивание

Стена замка.

На стене замка появились трещины.

«Стены, которые я проектировал!»

В глазах этого трусливого и в то же время гордого полукровки дварфа-крысы читалось нечто отличающееся от страха. Однако он мог только ахнуть, так как Графиня всё ещё держала руку на его шее.

— Ах!

Его отбросили в сторону. В то же время Мюллер услышал крик.

— Кэйл!

Кричала Графиня Виолан. Он также слышал, как кричит Граф Дерус.

— Слушать меня!

Мюллер поднял голову. Всегда спокойное и кроткое выражение лица Графа сейчас было чрезвычайно мрачным.

У Графа на лбу вздулись вены, когда он отдавал приказ.

— Немедленно активировать катапульты!

Граф достал меч, подошёл к краю стены и, продолжая говорить, посмотрел вниз. В его голосе смешались гнев, печаль и неуверенность.

— Не оставляйте в живых ни одного!

Одновременно с этим Мюллер услышал ещё кое-что.

Баах!

Первое, что он увидел, был серебристый свет.

Это был не щит Кэйла. Этот серебристый свет, похожий на млечный путь, продолжал появляться над Городом Дождей.

Это был щит. Щит, который, казалось, имитировал серебряный щит Кэйла, продолжал появляться в воздухе.

Раз, два, три, четыре. Серебряные щиты продолжали появляться, снова и снова покрывая небо.

Хотя он и был полукровкой, тот факт, что он был наполовину дварфом, позволил Мюллеру сразу узнать источник этого щита.

«Дракон».

Он знал, что только Дракон способен на такое.

Тогда же он подумал о молодом Драконе, живущем на этой территории.

Молодой Дракон создал эти щиты.

И у щитов находился ещё кто-то, кого Мюллер хорошо знал.

Чхве Хан.

Чхве Хан сражался против рыцаря в шлеме. Его чёрная аура яростна дрожала в каждом столкновении. Несмотря на то, что она была тьмой, лишь с небольшим пятнышком света, сейчас эта аура бушевало более яростно, чем когда-либо прежде.

— Хахаха.

А ещё был меч, который легко блокировал эту ауру.

Рыцарь в шлеме смеялся, используя Древнюю Силу в форме меча, чтобы блокировать атаки Чхве Хана. Он не выглядел напряжённым, хотя его меч уже однажды был уничтожен.

Бааах!

Их оружия столкнулись друг с другом, и Чхве Хан отступил на шаг и упал вниз.

Однако был кое-кто, кто помог поддержать Чхве Хана в воздухе.

Это была отступающая бригада летающих скелетов.

Они вернулись, нет, Мэри вернула их, чтобы создать путь для Чхве Хана, чтобы он мог иметь опору в воздухе. Чхве Хан и многочисленные белые скелеты сражались против рыцаря в шлеме верхом на виверне.

Но из-за большого количество летающих скелетов их противостояние было трудно разглядеть.

Тем не менее у кое-кого всё же был прекрасный обзор всего этого.

Мэри.

Мёртвая мана покрывала её тело, а руки продолжали дрожать. Её проблема заключалась в том, что она могла видеть всё слишком ясно.

— Кэйл!

Графиня подошла поддержать Кэйла, который едва держался на ногах.

Когда Кэйл с её поддержкой опустился на землю, она едва сдержала ещё один крик.

Чёрная кровь сочилась из глаз, ушей, носа и рта Кэйла. Он так кашлял кровью, что, казалось, ему трудно дышать.

Графиня почувствовала, как тело Кэйла начинает холодеть. Тело её сына действительно холодело.

Вдалеке женщина увидела доктора и жреца, направляющихся к ним.

— Кэйл, потерпи немного, просто потерпи ещё немного.

Она начала гладить тело и руки Кэйла. Из него вытекало так много крови, что она боялась, что у парня не останется крови.

В этот момент она услышала тихий голос Кэйла.

— … Я… Я в порядке.

«Что?»

Её зрачки затряслись, когда она посмотрела на Кэйла. Жрец и доктор подошедшие к нему тоже вздрогнули.

Но ему было всё равно, прямо сейчас в его голове раздавался плачущий голос.

— Человек, ты истекаешь кровью. Человек, это не нормально. Человек, пожалуйста, человек. Пожалуйста, останови кровотечение. Я не позволю ему жить! Я убью его, даже если мне придётся умереть.

— Останься здесь.

Рука Кэйла дёрнулась, хватая пустой воздух.

Графиня нахмурилась, увидев, что он пытается схватить воздух. Она подумала, что у Кэйла галлюцинации. Должно быть, его разум тоже повреждён.

Однако увидев, что Граф смотрит на Кэйла так, словно вот-вот сойдёт с ума, она насильно успокоилась. По крайней мере, один из них должен был мыслить.

Но услышав следующие слова Кэйла, ей было трудно контролировать свои эмоции.

— … Тебе будет больно, если ты уйдёшь…

Слова, которые он едва успел произнести, заставили её сдержать слёзы. Он говорил это кашляя кровью, даже когда его разум был в беспорядке.

Даже сейчас!

Виолан казалось, что её сердце разрывается.

Кэйлу, наконец, удалось снова заговорить.

— … Оставайся рядом со мной — Кха!

Но сразу же закашлялся кровь. Затем кровотечение вновь усилилось. Из-за этого Кэйлу не удалось произнести последние слова вслух.

«Убей его».

Останься со мной и убей его.

Только одно существо поняло то, что он не сказал. Штаны Кэйла промокли не только от крови, хотя дождя не было.

Существо, которое намочило его штаны своими слезами, поняло желание Кэйла.

— Я убью его.

Грохот.

Облачное небо вдруг затрещало.

Меч, который был подобен стихийному бедствию.

Хотя Хэпхи не мог воссоздать этот меч, Дракон мог сделать нечто подобное.

Подражать ему было нетрудно.

Вот почему он был Драконом.

Буря.

Град.

Дракон начал использовать свою силу, чтобы смести всё прочь. Небо начало темнеть.

В то же время Хэпхи, молодой Дракон, вспомнил кое-что, что услышал от Древнего Дракона. Наконец-то он понял, почему Кэйл так себя ведёт. Древний Дракон, Эрухабен, во время обучения Хэпхи как бы невзначай это сказал:

— Малыш, ты слышал об Убийцах Драконов? Их также иногда называют Ловцами Драконов.

Хэпхи это слово совсем не понравилось. Как они посмели захватывать великих и могучих Драконов?

— Ну, тебе, скорее всего, никогда не придётся иметь дело с Убийцей Драконов, пытающимся убить тебя. На самом деле, Убийца Драконов, скорее всего, сделает всё возможное, чтобы сохранить тебе жизнь.

Древний Дракон Эрухабен думал, что Кэйл был потомком дома Убийц Драконов. Он не говорил этого, представляя себе такой день, как сегодня.

Он лишь поделился с Хэпхи общепринятой истиной.

— Убийцы Драконов — уникальные личности. Эти люди преодолели пределы человеческих возможностей. Они похожи на природу.

Люди, похожие на природу. Эти слова сразу же вызвали ответ маленького Дракона.

— Наш слабый человек тоже похож на природу!

— Вот почему я говорю, что твой слабый человек, — Убийца. Ну, думаю, я притворюсь, что не знаю, так как он пытается скрыть это.

— О чём ты говоришь?

— Ничего. В любом случае, послушай меня, малыш. Если Убийца Драконов придёт за тобой, беги.

Хэпхи фыркнул в ответ на это предупреждение, однако Эрухабен продолжал говорить серьёзным тоном:

— Эти ублюдки — люди, которые растут, поедая Драконов.

У каждого Дракона были свои цвета и атрибуты. Всем было известно, что Драконы были ближе всего к природе. И эти люди ели Драконов, чтобы стать более похожими на природу.