Глава 45.2. Так или иначе (часть 3)

Редика встретился взглядом с Кэйлом, а затем заметил Розалин рядом с ним. Хотя её волосы были окрашены в коричневый цвет на данный момент, Редика должен был признать Розалин, которую уже встречал в Деревне Племени Синего Волка. Металлический визгливый голос снова заполнил площадь:

— Ничего себе… Так много разных цветов крови, которые мне нравятся!

Многие из магов начали использовать атакующую магию в направлении Редика.

— Атака!

Это не было видно из-за маски, но глаза Редика прищурились, став похожими на полумесяцы.

— Я хочу положить их в выставочную витрину.

Взгляд Кэйла застыл, и он непроизвольно высказал свои мысли вслух:

— Он сумасшедший?

Обычно такие сумасшедшие персонажи быстро умирают. Кэйл подумал об этом и посмотрел на Чхве Хана.

Черноволосый юноша кивнул и исчез в толпе.

Естественно, Чхве Хан выступил против этого мага, дабы захватить и убить его. Однако он не двигался напрямую к Редику.

Редика посмотрел на короля. когда магические атаки вот-вот должны были настигнуть его и начал говорить:

— Тогда увидимся в следующий раз!

Затем маг исчез. Мало того, он забрал всех тех, кто пришёл вместе с ним. Особенностью этого ублюдка была магия телепортации. Люди, нападавшие на Редика, не знали, куда именно он со своими людьми направился. Тем не менее в новелле упоминалось, куда Редик телепортировался после исчезновения с площади.

Чхве Хан, Пхи, Анге и Лок, все они должны оказаться там раньше.

Если на самом деле Редика и члены секретной организации телепортировались туда, то, скорее всего, погибнут от руки Чхве Хана.

«Я беспокоюсь лишь о том, что Чхве Хан слишком разойдётся».

Вот почему Кэйл отправил с ним Пхи, Ангэ и Лока. Эти трое могли бы помочь Чхве Хану оставаться рациональным. Чхве Хан был слаб перед лицом молодых и слабых существ.

Кэйл встал с того места, на котором сидел.

Король возвращался на подиум, и люди на площади снова начали переговариваться. Злодеи исчезли, но оставили после себя картину непередаваемой жестокости. Король направился на подиум, пытаясь успокоить толпу:

— Я сделаю всё возможное, чтобы отомстить за этот жестокий и страшный инцидент. Вот почему я хочу, чтобы вы все следовали указаниям короны, успокоились и сосредоточились на отдыхе. Мы позже вернёмся к вопросу празднования.

Кэйл отвернулся от короля, чтобы посмотреть на Розалин. По изначальному плану она должна была скрыть своё присутствие сегодня, но девушка показала себя, пытаясь защитить Кэйла.

«Вероятно, она вмешалась потому, что Чёрный Дракон не мог раскрыть себя».

Розалин начала улыбаться, наблюдая за глазами Кэйла. Затем она произнесла лишь одно слово, чтобы ответить на его взгляд:

— Секрет.

Кэйл тоже начал улыбаться. Розалин действительно была той, кто был с ним на одной волне.

Кэйл дал все необходимые инструкции шестерым людям, сидящим в его экипаже, ещё до того, как начался день.

Во-первых, у Дракона и тройки зверолюдей была задача ни при каких обстоятельствах не раскрывать свою личность. Несмотря ни на что.

Это была самая важная задача.

Во-вторых, даже если Чхве Хана и Розалин узнают, они просто скажут, что то, что оказались здесь — это чистой воды совпадение. Это было возможно только потому, что корона не имела возможности узнать о Магических Бомбах, скрытых в разных местах на площади, и потому, что не было никакого способа установить личности тех, кто избавился от бомб, что взлетели в воздух.

В-третьих, они не причинят друг другу вреда.

Кэйл и Розалин знали, что они оба должны были сделать с того самого момента, когда их взгляды встретились. Вот почему Кэйл встал и тщательно поправил свою одежду.

Затем юноша улыбнулся человеку, подходящему к нему.

— Молодой Мастер Кэйл, Вы в порядке?

Священник хрипел, как будто всю дорогу сюда Амиру и Гилберт тащили его на аркане. Розалин отсупила назад, а Кэйл протянул руку священнику и начал говорить:

— Это очень больно. Пожалуйста, взгляните.

Затем Кэйл обнаружил, что Наследный Принц направляется к нему. Наследный Принц определённо узнал Розалин и, вероятно, уже видел её двухслойную магию. Естественно, что он задавался вопросом о взаимоотношениях между Кэйлом и Розалин.

Из такой ситуации лучше всего было высасывать всё возможное. Вот почему он начал говорить голосом, достаточно громким, чтобы не только священник, но и знатные люди вокруг его услышали.

«Этот манёвр с защитой было действительно сложно провернуть. Если мне пришлось раскрыть свой козырь и использовать Древнюю Силу, то я должен взять из этой ситуации всё, что смогу».

Стиль Кэйла был таков, он с лёгкостью был готов отказаться от славы в пользу материальной выгоды. Юноша считал, что деньги намного лучше славы, и полагал, что лучше быть богатым, нежели героем.

— Да, да, да. Я увидел ваш серебряный щит, Молодой Мастер Кэйл. Вы сделали нечто невероятное.

Священник сглотнул и схватил руку Кэйла, чтобы осмотреть её. Слова священника заставили знатных людей взглянуть на него с сомнением и любопытством.

Кэйл Хэнитьюз, человек, который был известен, как полное ничтожество, вдруг показал такую силу. Этот факт стал очень большим шоком для всех. Также недоумение вызывали его действия, что были совершены несколько мгновений назад, когда он защищал людей от взрыва, прежде чем упасть, сплёвывая кровь. Но теперь он стоял тут, как будто ничего не случилось.

Благородные наблюдали за Кэйлом, и, поскольку король ушёл, многие граждане также смотрели на юношу. Они не могли забыть о том серебряном свете.

Кэйл коротко оглянулся, изучая лица любопытствующих знатных особ. Каждый раз, когда он встречался с одним из них взглядом, люди проявляли разную реакцию. Некоторые продолжали глазеть с любопытством, другие старались избежать его взгляда, а некоторые просто улыбались юноше.

Кэйл оглянулся на священника, после того, как осмотрел всех дворян, и ответил на его заявление. Голос Кэйла по-прежнему оставался беззаботным и спокойным:

— Наверное, это первый раз, когда вы видите Древнюю Силу.

— Ах.

Священник издал тихий вздох.

Древняя Сила, реликвия прошлого, которую вы могли получить только в результате случайной встречи. Говорят, что каждая из них обладает уникальными характеристиками и мощью.

— Я вижу.

Знакомый голос раздался в тот момент, когда человек положил руку на плечо Кэйла.

Юноша точно знал, что он пришёл.

— Ваше Высочество.

Кэйл обернулся и встретился взглядом с Наследным Принцем Альберу Кроссманом. Затем он понял, что этот момент был похож на то, что он читал в новелле.

Герой террористического инцидента на площади. Чтобы разобраться с жалобами граждан на пробелмы безопасности и тем, что королевская семья и дворяне пытались убежать, Наследный Принц превратил Чхве Хана в маяк надежды. Человек, создавший из Чхве Хана героя в новелле, были не кем иным, как принцем Альберу. И именно этот человек сейчас стоял перед Кэйлом.

Юноша понял, что момент, которого он так ждал, наступил прямо сейчас, как только он увидел взгляд принца Альберу. Кэйл ожидал, что это произойдёт с того самого момента, когда он использовал древнюю силу, и быстро построил план у себя в голове. Юноша планировал использовать эту ситуацию себе на пользу до самого конца.

Наследный Принц также понял, что Кэйл очень похож на него.

— … Мастер Кэйл.

Принц Альберу обнял Кэйла, а на его лице наполовину отражался шок, наполовину — восхищение, что отражало именно ту реакцию, которую должен был продемонстрировать принц.

В этот момент Кэйл услышал, как принц Альберу шепнул ему на ухо таким тихим голосом, чтобы его мог услышать только Кэйл:

— Мистер Кэйл, Вы и я используем один и тот же стиль?

«Конечно».

Голос Альберу был немного напряжён, когда он обнаружил кого-то, подобного себе.

— Я буду следить за тем, чтобы не было ничего раздражающего и вознагражу Вас красиво. Что Вы об этом думаете?

«В таком случае…»

Кэйл поднял руки, улыбнулся и обнял принца Альберу. После чего начал говорить:

— Ваше Величество, это было то, что сделал бы любой гражданин королевства.

Голос молодого Дракона повторил голос Кэйла:

— … Что-то здесь довольно странное…

Дракон, который видел всё это, был молодым, но его взгляд был предельно острым.

Кэйл закончил своё мошенническое «объятие восхищения», прежде чем отправиться во дворец. Хотя исцеление и расследование были главной целью, с которой он отправился во дворец, но так или иначе, Кэйл подумывал и о том, чтобы получить от этого как минимум одно преимущество для себя, следуя за Наследным Принцем.

Естественно, выражение лица последнего было довольно жестким.