Глава 46.2. Так или иначе (часть 4)

Сначала у Кэйла состоялся разговор с Гансом. Заместитель дворецкого проверил состояние Кэйла, прежде чем сообщить, придав лицу настолько слезливое состояние, которое раньше не было у него замечено:

— Я связался с господином, решив, что будет лучше, если мы свяжемся с семьёй сами до того, как это сделает корона, поэтому я нанял мага, чтобы он открыл коммуникационный порт. При этом я был вынужден потратить много денег.

— Хорошая работа.

— А также…

Ганс посмотрел на Розалин.

«Конечно, он знает».

Уголки губ Кэйла слегка приподнялись. Ганс был лучшим кандидатом в дворецкие и знал о дворянах больше, чем сам Кэйл. Не было никакой возможности, чтобы у такого человека не было информации и на этот счёт.

— Продолжай.

Ганс заговорил, получив разрешение от Кэйла:

— Я отдал распоряжение всем в резиденции, чтобы никто не упоминал о Розалин-ним.

— Большое спасибо.

— Ты поступил правильно.

Розалин и Кэйл похвалили Ганса. Поскольку у них не было времени это обсудить, Розалин и Кэйл сочли наилучшим вариантом, что теперь о ней будут помалкивать.

— Простите, Молодой Мастер.

— Что такое?

— Я, конечно, сам уже сообщил о произошедшем, но, полагаю, Вам нужно будет связаться с домом через коммуникационный порт в ближайшем будущем. Если Вы этого не сделаете, я боюсь, что господин лично отправится сюда.

Его отец, граф Дерус, определённо сделал бы это. Кэйл был занят размышлениями о том, как он мог бы урегулировать эту ситуацию, не поставив под угрозу положение Басена в качестве преемника, поэтому просто кивнул головой. Ганс встал, увидев кивок Кэйла.

Он действовал стремительно.

Ганс знал, что ему следует оставить Кэйла, чтобы тот мог поговорить с Розалин, Чхве Ханом и Локом.

— Тогда я пойду на поиски смотрителя этого дворца, чтобы обсудить с ним некоторые вещи.

— Конечно.

Ганс покинул комнату, поэтому Чёрный Дракон, наконец, показался. Затем он направился к кровати Кэйла и начал есть фрукты, расположенные на прикроватной тумбочке, при этом он кратко отчитался:

— Здесь нет видео- или аудиозаписывающих устройств.

Он действительно хорошо поработал над тем, что Кэйл сказал ему сделать, даже если Дракон при этом выглядел так, словно он ничего не сделал. Именно об этом думал Кэйл, когда оглядывал комнату, в которой его поселили.

Это была комната для иностранных коронованных особ. Сделать что-то вроде размещения записывающих устройств в этой комнате было бы поводом для начала войны. Вот почему королевские семейства разных стран усердно трудились над тем, чтобы видео- и аудиозаписывающие устройства тщательно скрывались в местах общественного пользования, например, в столовой.

Это означало, что присутствующие в этой комнате могли говорить всё, что угодно. Однако Розалин всё же произнесла заклинание шумоподавления.

— Лучше лишний раз себя обезопасить.

— Мисс Розалин, эта Ваша сторона самая замечательная.

Кэйл согласился с решением Розалин, а затем посмотрел на Чхве Хана. С тех пор, как он вошёл в комнату, черноволосый юноша стоял, опустив голову. У Кэйла было довольно хорошее представление о том, что произошло, после того, как он увидел поведение Чхве Хана.

Ему не удалось убить Редика.

— Скажи мне.

Чхве Хан поднял голову.

— Этот маг появился в том самом месте, где Вы мне и сказали. Я попытался убить его, но подчинённые мага бросились мне на перерез.

— Я уверен, что они были готовы умереть.

— … Да.

Секретная организация почему-то очень оберегала Редика.

— Значит, им удалось сбежать?

— … Да.

Чхве Хан снова опустил голову, продолжая говорить:

— Мне удалось лишь отрезать ему левую руку.

— Хм?

— Затем я сжёг её на случай, если маг решит вернуться за рукой, чтобы восстановить её. Ах, его левый глаз также должен быть ранен.

«Разве это не смертный приговор для мага? Магам необходимы обе руки, чтобы кастовать заклинание, иначе их мана будет дисбалансирована. Потеря руки в конечном итоге хоть немного, но повлияет на это», — Кэйл с серьёзным выражением лица смотрел на Чхве Хана.

Главный герой новеллы стоял перед ним, опустив голову, его кулаки сжались.

— Я должен был убить его. Мне жаль.

— Не нужно сожалеть. У тебя всё хорошо получилось.

Кэйл глянул на Лока, Пхи и Ангэ, которые сидели рядом с Чхве Ханом. Ангэ и Пхи не приближались к Чёрному Дракону, как обычно. Они предпочли остаться в объятиях Лока. Лок же смотрел на Кэйла с отчаянием во взгляде.

«Он же не собирается впасть в состояние берсерка?»

Кэйл посмотрел на Чхве Хана и спросил:

— Что с его подчинёнными?

— Я подумал, что лучше всего будет их убить, поэтому позаботился обо всех.

Это заставило рыжего котёнка, Пхи, спрятать мордочку в шёрстке его сестры. Чхве Хан использовал свою чёрную ауру, чтобы полностью избавиться от каких-либо следов. Это был первый раз, когда Пхи понял, что человека можно расплавить лишь одной аурой.

— Лучше сохранять осторожность, дабы предотвратить любые будущие проблемы. Ты не разбил никаких зданий или чего-то в этом роде, верно?

Кэйл был обеспокоен тем, что Чхве Хан мон впасть в ярость и начать крушить другие объекты. Деревня Харрис и инцидент в Деревни Племени Синего Волка были довольно травматичными для души Чхве Хана. Кэйл волновался, что парень может сойти с ума, увидев людей, которые ему эти травмы нанесли, прямо перед своими глазами.

«Если он натворил дел, я, в конце концов, должен буду убрать оставленный им беспорядок».

Поскольку Чхве Хан оставался с ним, Кэйл был обязан подчистить за ним следы. Однако юноше совершенно не хотелось этого делать.

— Да, конечно. Как и упоминал Кэйл-ним, я старался не повредить ничего вокруг.

Котята вспомнили, что Чхве Хан сказал подчинённым кровожадного мага, когда убивал их:

— Все важные люди в моей жизни были убиты или почти убиты вами. В том числе и сегодня!

Здания не были повреждены, но взгляд Чхве Хана, когда он растворял своей аурой членов секретной организации, был довольно пугающим. Тем не менее он не сходил с ума, что делало его ещё более пугающим. Ангэ и Пхи наконец двинулись к Чёрному Дракону, чтобы получить облегчениес его стороны. Самым сильным, симпатичным и красивым существом в этом зале был, естественно, Чёрный Дракон.

Кэйл обратил внимание на котят, направляющихся к кровати, прежде чем сказать Чхве Хану:

— Понимаю, ты отлично потрудился.

Слова Кэйла заставили Чхве Хана взглянуть на него. Юноша смотрел на Чхве Хана и всех остальных, продолжая говорить:

— Все вы сделали сегодня нечто потрясающее. Именно благодаря вам все эти люди выжили. Мисс Розалин, Вы тоже отлично поработали.

Плотно сжатые кулаки Чхве Хана слегка расслабились. Розалин посмотрела на Лока, Чхве Хана и котят, которые виляли хвостами, прежде чем, наконец, пристально посмотреть на Кэйла. Странное чувство сполчённости окутало ей.

В этот момент начал говорить Чёрный Дракон:

— Ты тоже хорошо поработал.

Это заставило Кэйла улыбнуться, после чего он кивнул:

— В самом деле. Я очень хорошо поработал. Вот почему я буду вознаграждён.

И скоро придёт время, чтобы состоялась первая беседа о его награде.

* * *

— Теперь ты можешь уйти.

— Да, Ваше Высочество.

Наследный Принц Альберу отпустил священника, который просто сидел там, убивая время, но не совершая никакого реального лечения над Кэйлом. После этого Наследный принц отправился на встречу с Кэйлом. У юноши было выражение благоговения на лице, вызванное тем, что Наследный Принц пришёл его навестить. Но сохранялось оно ровно до тех пор, пока дверь в его спальню не закрылась, и Альберу не начал говорить.

— Это Ваше выражение вызывает озноб.

— Большое спасибо.

Кэйл вернулся к своему обычному расслабленному выражению. Альберу, казалось, обнаружил, что он более терпим, когда сам принц сидел на стуле рядом с кроватью, а Кэйл лежал в кровати, изображая из себя пациента.

— Я сказал всем, что Вы сейчас отдыхаете. Также я сказал, что Ваши действия на площади, хоть и дались вам с трудом, были продиктованы Вашим чувством долга, как истинного дворянина.

Альберу начал улыбаться, прежде чем добавить:

— Поскольку Вы показали, что обладаете Древней Силой, тогда, на площади, я поигрался со словами, сказав, что у Вас есть защитная Древняя Сила, которая очень сильна. Это то, чего Вы хотели, верно?

— М-м-м…

Кэйл сделал вид, что обдумывает сказанное, откинувшись на подушки.

— Молодой дворянин, слабый, но сделавший шаг вперёд на благо королевства. Мило.

— В самом деле.

Кэйл предпочитал это тому, чтобы люди думали о нём, как об «очень сильном». И это не было ложью, он действительно был слабаком.

— К завтрашнему дню любая информация или слух о Вас и о текущей ситуации будет передана Вам через дворецкого. Не забудьте взглянуть.

Принц Альберу определённо относился к Кэйлу иначе, чем к Чхве Хану в новелле. У него не было даже унции той тёплой улыбки, лишь каменное выражение. Казалось, он имел дело с кем-то, с кем не хотел вести никаких дел, но был вынужден этим заниматься.

Именно этого Кэйл и хотел.

Юноша встретился взглядом с Наследным Принцем, который неотрывно смотрел на него. Принц Алберу начал хмуриться, увидев расслабленное поведение Кэйла и ненадолго задумался, прежде чем сказал то, что же пришло ему на ум:

— … Кстати…

Это крайне нерешительное отношение показывало, что он чего-то ожидал. Кэйл лишь терпеливо ждал, так как такое поведение редко можно было увидеть у Наследного Принца.

Пока Кэйл ждал, Чёрный Дракон, который проснулся ото сна и лежал сейчас под кроватью, начал говорить в голове Кэйла:

— Теперь я уверен. Он не человек.

Наследный принц задал свой вопрос одновременно с этим:

— … Вы человек, верно?

Что происходило? Прямой удар и хук одновременно опустились на него. Кэйл внезапно пожалел, что он действительно не был болен.