Глава 460. Это то, чего я хочу (часть 2)

Кейл с бесстрастным лицом наблюдал за дрожащими зрачками Дракона-полукровки.

«У меня нет причин.»

У него не было причин сочувствовать эмоциям Дракона-полукровки. У кого в жизни не было печальных моментов? Кейл не забыл безумный гнев в глазах Дракона-полукровки, когда он целился в Раона, который был без сознания, проходя свою первую фазу роста.

Забывать.

Это было слово, которое Ким Рок Су редко использовал в своей жизни. Однако это слово было знакомо Дракону-полукровке.

Его дрожащий рот медленно открылся.

— Мои воспоминания не полны.

Дракон-полукровка вспомнил своё первое воспоминание.

Это было воспоминание о тёмной пещере. Конечно, его глаза быстро привыкли к темноте, так как у него не было обычных человеческих глаз.

— Моё первое воспоминание — о тёмной пещере.

Дракон-полукровка сжал дрожащие руки.

Внутри этой тьмы, где он не мог даже видеть себя…

— В то время мне было очень больно.

Это было совсем не похоже на ту сильную боль, которую он испытывал сейчас, но тогда он также постоянно чувствовал боль.

— Всё потому, что я находился в процессе превращения в химеру.

Сила Дракона смешивалась с человеческим телом. Тело Дракона-полукровки в то время перестраивалось.

— Я превращался в монстра, который не был ни человеком, ни Драконом.

Он не помнил, насколько это было больно. Сквозь эту боль Дракон-полукровка ждал только человека в белой маске, который навещал его чаще всего.

Факел, который человек приносил с собой, был его единственным источником света. Кроме того, это был его единственный источник тепла.

— Белая звезда приходил и спокойно смотрел на меня какое-то время, после чего уходил. Теперь, когда я думаю об этом, наверное, он приходил понаблюдать за мной. Он хотел увидеть, правильно ли растёт созданное им существо.

Дракон-полукровка тогда ещё не знал, кто этот человек в белой маске.

Ему было так больно, что он не мог задуматься ни о личности этого человека, ни даже о себе. В то время он был очень молод. Одной только боли было достаточно, чтобы заполнить сознание ребёнка.

— Однажды особенно ужасная боль наполнила моё тело.

Это был последний шаг.

Последний шаг превращения в полноценную химеру.

— Я вспомнил кое-что, когда страдал от этой боли.

Дракон-полукровка несколько раз открыл и закрыл рот, прежде чем продолжил.

— Это было не воспоминание о том, что я был Драконом-полукровкой, а одно из моих человеческих воспоминаний.

Это было не первое его воспоминание химеры.

Это было воспоминание о тех временах, когда он ещё был человеком.

— Это было всего лишь одно воспоминание.

Он вспомнил одни конкретный случай.

— Я случайно наткнулся на Белую звезду девятьсот лет назад. Думаю, это произошло во время его второй или третьей реинкарнации.

Кейл, который молча слушал, дёрнул бровью.

«Если всё так, как описал Дракон-полукровка, то это была его жизнь, которая была близко к его жизни в качестве последнего убийцы драконов.»

Исходя из временных рамок, он должен был быть где-то там, чтобы Дракон-полукровка, проживший 900 лет, встретил Белую звезду, который перерождался в течение 1000 лет.

Кейл сцепил руки и посмотрел на Дракона-полукровку. Дракон-полукровка продолжал говорить, всё ещё держа дрожащие руки вместе.

— В то время Белая звезда посетил мою, нет, деревню, в которой я жил как человек. Он давал много еды детям и играл с нами.

Дракон-полукровка опустил глаза.

— Скорее всего, он искал таких детей, как я, у кого было тело, необходимое ему для создания таким монстров, каким стал я. Тела, которые не умрут, даже если направить в нас силу Дракона.

Дракон-полукровка прикусил губу.

— Деревня, в которой я жил, была очень бедной. Это были трущобы за городом. Он давал мне много еды, и рассказывал много захватывающих историй в то время.

Его сердце бешено колотилось, когда он продолжал вспоминать.

— А потом…

Рот Дракона-полукровки перестал дрожать.

С его губ сорвался глухой голос:

— А потом мои настоящие родители продали меня Белой звезде.

Он до сих пор помнил, как родители подтолкнули его к Белой звезде, получив от него золотую монету.

Последняя стадия перед становлением полноценной химерой.

Единственное воспоминание, которое всплыло во время этой ужасной боли, было воспоминание о том случае.

Насколько это должно быть ужасно…

Как печально, что он вспомнил только этот случай?

Друзья с тех времён, когда он был молод? Лица его братьев и сестёр?

Он ничего этого не помнил. Этот случай был единственным воспоминанием, которое он сохранил за всю свою человеческую жизнь.

— Я помню это слишком отчётливо.

В то время он знал, что его продают. Однако он притворился невежественным и попытался ухватить отца и мать за рукава.

К несчастью, то, что оказалось в его руке, было жёсткой рукой Белой звезды.

Так он и вышел из деревни, держа Белую звезду за руку, и направился к лесу.

Дракон-полукровка некоторое время оглядывался на деревню, прежде чем смириться со своей судьбой и задать вопрос Белой звезде.

«Вы мой отец?»

С этого момента ты мой отец?

Он слышал о том, что дети, который вот так продавали, обычно становились рабами или умирали. Вот почему он надеялся, что с ним такое не случится.

«Не совсем.»

Белая звезда ласково разговаривал с ним, хотя он купил его за деньги.

Однако нежным был только его голос.

«Называй меня как сам захочешь.»

Ребёнок, который превратился в настоящего монстра после того, как вышел из болота памяти, посмотрел на улыбающуюся перед ним Белую звезду и сказал.

«Отец.»

Этот человек — мой отец.

Нет, он должен был стать моим отцом. Он велел ему самому решить, и Дракон-полукровка решил, что будет относиться к Белой звезде как к своему новому отцу.

«Но в конечном счёте я не мог относиться к нему как к отцу. Я не мог быть принят как его сын.»

Потому что он не мог стать полноценным Драконом.

Он был полудраконом, чей предел проходил через вторую фазу роста. Он был химерой, монстром.

— Как только боль исчезла после финальной стадии, я понял, что стал Драконом-полукровкой. Я превратился в химеру. Белая звезда сказал мне тогда следующее.

Голос перестал колебаться, но Кейл видел, что его зрачки снова начали дрожать.

Обладатель этих глаз продолжал хриплым голосом. Он повторил то, что сказал ему Белая звезда, слово в слово.

— Я поместил сердце красного Дракона в твоё сердце.

Услышав эти слова, Кейл закрыл глаза. Дракон-полукровка продолжал.

— Он также сказал следующее. ‘В твоём сердце течёт кровь последнего Короля Драконов. Так что ты обязательно станешь великим Драконом. Стань Драконом и стань моим преемником. Я верю, что ты сможешь сделать и то и другое.’

Кейл сдержал вздох.

Сердце красного Дракона.

И кровь последнего Короля Драконов.

Этих двух было достаточно, чтобы он всё понял.

На все его вопросы были даны ответы.

«В этом парне течёт кровь брата Раона.»

Кейл почувствовал приближение головной боли. У него болели виски.

Белая звезда уничтожил красной яйцо и убил Дракона — брата Раона, чтобы использовать его сердце в качестве ингредиента для рождения Дракона-полукровки.

— После этого я ел сердца Драконов.

*Хаа

Кейл вздохнул и закрыл лицо обеими руками.

Казалось неправильным делиться своими разочарованиями с Драконом-полукровкой.

«Не похоже, чтобы этот парень убил брата Раона.»

В результате Кейл мог сказать только одно.

— Белая звезда, ты безумный ублюдок.

Сколько бы раз он ни думал об этом, позволить этому ублюдку умереть мирной смертью будет неправильным. Он должен был убедиться, что Белая звезда получит мучительную смерть. Лицо Кейла наполнилось гневом, когда он кивнул Дракону-полукровке.

— Расскажи мне ещё.

Это было похоже на то, как будто он говорил ему продолжать говорить, если есть что ещё сказать.

— Я…

Дракон-полукровка продолжал:

— После того, как я прошёл свою первую фазу роста, я мог покидать пещеру только когда Белая звезда давал мне приказ. Белая звезда взял меня с собой, потому что я мог сказать, какие Драконы были достаточно сильны, чтобы стать Королём, или в будущем станут достаточно сильными.

Вот почему Белая звезда взял Дракона-полукровку с собой и убил сильных Драконов сам или приказал Дракону-полукровке убить их.

Кейл поднял руку и оборвал его.

— Не это.

— А?

— Я не хочу слышать о твоей жизни. Скажи мне, что ты знаешь о чёрном яйце.

*Ах

Дракон-полукровка наконец-то понял, почему Кейл Хенитусе так спокойно говорил с ним. Причина, по которой он так болтал с кем-то вроде него, кто пытался убить его, его друзей и его близких, была из-за молодого Дракона.

Он почувствовал зависть к молодому Дракону, но продолжил говорить с другим настроем, чем ранее.

*Тудум Тудум Тудум

Его сердце бешено забилось и задрожало, когда он начал думать о молодом Драконе.

— Среди моих подчинённых был человек по имени Редика. Ты должен знать о нём. Он был членом передового отряда Руки, с которым ты сражался.

Дракон-полукровка начал рассказывать Кейлу всё, что знал о чёрном яйце.

Он начал с того, как втайне отдал Редике приказ выбросить его, а также с того, как Редика сказал ему, что он выбросил его в пещере. Он также рассказал ему, что понятия не имел, где находилось яйцо после смерти Редики.

*Ха!

Услышав всё, Кейл издал похожий на вздох смех и не веря спросил.

— Ты оставил его у Редики?

— Да.

Кейл посмотрел на Дракона-полукровку, который хоть и выглядел испуганным, но всё же кивнул.

«Как всё могло вот так закончиться?»

Он наконец-то смог понять, как Раон был перемещён с Восточного континента на Западный и в конечном итоге продан семье Стэнов.

Кейл начал странно хмуриться. Сейчас его эмоции были в полном беспорядке. Он посмотрел на Дракона-полукровку без каких-либо эмоций и спросил.

— Ты велел Редике выбросить его в пещере с чистым лесом и приятным ветерком на Западном континенте?

— Да…

— Ты сказал ему наложить заклинание иллюзии на вход?

— Да…

— И ты часто спрашивал его, правильно ли он выбросил его? Ты спрашивал его, находилось ли яйцо всё ещё в той пещере?

— … Да. Мне нужно было убедиться, что он выбросил его правильно.

*Хо

Кейл недоверчиво посмотрел на Дракона-полукровку.

«И это значить выбросить его? Ты же хотел скрыть и защитить его! Аххх»

Головная боль Кейла усилилась.

«Неужели этот парень такой глупый дурак?»

Однако он мог понять, почему Дракон-полукровка, который говорил, что презирает Драконов, так обошёлся с чёрным яйцом.

«Ахх Моя голова.»

Кейл схватился рукой за лоб и снова заговорил.

— Ты довольно умный парень. Уверен, теперь ты понимаешь, что Редика солгал тебе?

— Да…

Дракон-полукровка прикусил губу.

Прошло около двух лет с тех пор, как умер Редика. Он сказал, что яйцо ещё не вылупилось. Но этому чёрному Дракону было уже шесть лет.

«Я великий и могучий Раон Миру! Мне шесть лет!»

Если это правда, значит, Редика обманул его. В этот момент Дракон-полукровка услышал спокойный голос Кейла.

— Редика продал яйцо семье Стэнов. Это было чёрное яйцо. Яйцо вскоре вылупилось, и детёныш был прикован цепью в подземной пещере в течение четырёх лёт, проживая ужасную жизнь, каждый день подвергаясь голодовке и избиениям.

Дракону-полукровке вдруг вспомнился термин ‘выращивание животных’.

Он тоже был взращён Белой звездой, как животное.

Кейл говорил, думая об этом.

— И он не узнал ничего, что должен был узнать, будучи Драконом. На его шее были цепи, ограничивающие ману. Он даже никогда не использовал магию должным образом.

Дракон-полукровка несколько раз открыл и закрыл рот, прежде чем, наконец, решился спросить.

— Ты говоришь о своём Драконе?

Этот Дракон, который был таким невинным, счастливым и, казалось, вырос окутанный любовью, прожил такую жизнь?

Он вырос закованным в цепи, заключённым в тюрьму и подвергнутым таким пыткам?

Кейл покачал головой, глядя в дрожащие глаза Дракона-полукровки.

— Почему он мой Дракон? Он что, предмет? Он — Раон Миру, Раон Миру.

Кейл вздохнул, прежде чем небрежно добавил.

— Раон Миру, младший брат красного Дракона, который засел в твоём сердце.

Дракон-полукровка опустил голову.

— *Хаа Так неприятно.

Кейл нахмурился ещё больше, увидев его сморщенный и помятый вид.

Что ему теперь делать?

Должен ли он рассказать Раону?

Что ещё более важно.

Должен ли он рассказать об этом Шеритт?

Палец Кейла, который постукивал по подлокотнику, перестал двигаться.

Дракон-полукровка, опустивший голову, вскоре услышал голос Кейла.

— Ты встретишься с матерью красного Дракона? Она мать Раона.

— А?

Кейл видел пустое выражение лица Дракона-полукровки, похожее на сломанные часы. Он вскинул голову и безучастно спросил, отчего выглядел крайне глупо.

«Ах Моя бедная жизнь.»

Кейл надавил на виски и спросил.

— Прежде всего. Как ты думаешь, сколько ещё тебе осталось жить?

— Это.

Дракон-полукровка, который нервничал с тех пор, как упомянули Шеритт, сейчас выглядел очень глупым.

— Я этого не знаю.

Дракон-полукровка действительно не знал, сколько ещё ему осталось жить.

Боль во всём теле была такой ужасной, что не было бы ничего странного, умри он в любой момент.

— Но я могу продержаться.

Отвечая, Дракон-полукровка посмотрел на Кейла.

Он не осознавал этого, но смотрел на Кейла с отчаянным выражением.

Кейл понимал эмоции Дракона-полукровки, которые скрывались за этим отчаянным выражением лица и тихим, но настойчивым голосом.

«Уверен, он хочет познакомиться с ней.»

Это был кто-то, кого в прошлом бросили люди, которых он считал родителями.

Конечно, Кейл не хотел сочувствовать этому парню.

В прошлом он совершил много ужасных поступков.

Вот почему Кейл не думал о том, как сохранить жизнь этому человеку.

Однако вместо этого он сказал что-то ещё.

— Выживи. Продержись как можно дольше. Ты не можешь умереть прямо сейчас.

Сказав это, Кейл встал.

— Древняя сила земли. Ты поговоришь с Раоном и его мамой, как только я получу эту силу. До тех пор держи рот на замке. Ты ведь знаешь почему, не так ли?

Дракон-полукровка понял, почему Кейл велел ему молчать.

Всё ради молодого Дракона. Вот почему он уверенно ответил:

— Я понимаю. Это очень важное время для вас, и я не хочу причинять вам никаких неудобств.

— Хорошо. Не делай нам ничего плохого. Ты мне не нравишься, так что не доставляй нам больше проблем. Я же не слишком груб?

Дракон-полукровка вздохнул, услышав замечание Кейла.

— Нет, совсем нет.

Где он мог ещё увидеть человека, который говорил, что он ему не нравится, но в то в же время спрашивающий, не слишком ли он груб?

Будь это Белая звезда, забудьте о такой спокойной дискуссии, он бы вырезал Раона и маму Раона у него на глазах, после чего убил его самым жестоким образом, сказав, что такова цена его грехов.

Он посмотрел на Кейла Хенитусе и сказал.

— Ты… действительно кажешься хорошим человеком.

Кейл сразу же нахмурился.

«Он считает меня хорошим человеком?»

— Что за чушь. Ты в своём уме? Не пора ли тебе умереть? Ты думаешь, я хороший человек? Что за бред. Неужели ты думаешь, что я найду способ сохранить тебе жизнь, если ты скажешь что-то подобное?

Кейл смеялся, как будто говорил ему, что у него не было таких мыслей и что такого никогда не произойдёт. Но затем он увидел слабую улыбку Дракона-полукровки.

— Я больше не собираюсь жить. Ещё немного, я планирую лишь продержаться ещё немного.

Кейл не находил слов, видя, как реагирует Дракон-полукровка. Однако тому было всё равно, и он тихо смеялся. По какой-то странной причине он не смог удержаться от смеха.

Его сердце успокоилось.

Он также чувствовал печаль.

Почему после всего этого времени? Нет, почему именно сейчас?

Все виды мыслей заполнили его разум. Прошлое, настоящее и будущее.

Все три смешались в его сознании, чтобы вызвать у него печаль.

Он продолжал слышать холодный голос Кейла, пока думал об этом.

— Не смейся так странно. Пока ты последуешь за нами. Понял?

— Конечно.

Дракон-полукровка тоже хотел этого.

Он хотел следовать за Кейлом.

Ему нужно было это сделать, чтобы увидеть ‘его’.

Продолжая говорить, Кейл направился к двери.

— Мы отправимся в горы сразу после еды. Приготовься.

***

— *Ахх Ты идёшь на ту гору? Нет, я не могу тебе позволить!

Старик замахал руками перед Кейлом, пытаясь отговорить его.

— Ты будешь околдован, если пойдёшь на эту гору, околдован! Ты будешь околдован призраком и упадёшь со скалы. Ты умрёшь! Ты знаешь, сколько скелетов скрывается под этим утёсом? *Ах У тебя будут большие неприятности, если ты пойдёшь на эту гору!

Старик был честен с этим жалким на вид торговцем.

— Мистер Боб, такой слабый человек, как вы, отправившись туда, будет сразу же околдован и умрёт. Я говорю это, потому что беспокоюсь. *Эхх Но почему у вас такой слабый вид, будто вы даже тарелку супа не можете доесть?

Торговец Боб, нет, Кейл нахмурился.