Глава 475. Нет, я говорил вам, что это ошибка! (часть 3)

Замок света, одна из трёх запретных зон Восточного континента.

Белый замок в белой пустыне.

Замок, который Шеритт оставила для своих детей, теперь был покрыт чёрной маной Раона и стоял в лесу тьмы.

Прежде чем Кейл успел поприветствовать Шеритт, которая встретила их—

*Угх!

Он увидел чёрного Дракона, который врезался ему в плечо, но продолжил лететь, словно стрела.

(Человек! Прости!)

Чёрный Дракон коротко извинился, но не замедлился.

— Раон.

Шеритт мягко улыбнулась и окликнула его по имени. Один метр. Раон, остановившийся ровно в метре от неё, уставился в потолок зала, так как не мог смотреть на неё.

— Я вернулся! — Крикнул он, всё ещё глядя в потолок, после чего медленно отлетел назад и приземлился на спину Кейла.

*Мяуу!

— Мы вернулись!

Вместо этого Оу и Хонг подошли к Шеритт. Оу обернулась и улыбнулась Раону, который наблюдал за всем со спины Кейла, и жестом позвала его своей лапой.

— Гм! Я иду, потому что она позвала меня!

Увидев жест Оу, Раон медленно начал приближаться и втиснулся между Оу и Хонгом.

Шеритт наблюдала за ними с неописуемо тёплым выражением лица.

Кейл же отвернулся от этого трогательного зрелища и посмотрел на Дракона-полукровку.

*Ха

И он не мог не вздохнуть.

Дракон-полукровка, который только что наблюдал за Раоном, теперь уставился на Шеритт. Он выглядел будто не в себе.

В этот момент взгляды Дракон-полукровка и Кейл встретились.

Дракон-полукровка поспешно отвёл глаза. Затем он начал осматривать внутренность чёрного замка дрожащими зрачками.

— Какая головная боль.

— Кейл-ним, что-то случилось?

Кейл покачал головой в ответ на вопрос Чхоль Хана.

Ему нужно было многое сказать, но он не мог произнести это вслух. Вместо этого, он подошёл к Шеритт.

— Шеритт-ним. Где Лок?

Мальчик племени синих волков. В настоящее время он учился искусству щита и многим другим вещам у Шеритт.

— Ах, он.

На лице Шеритт появилась слабая улыбка.

Улыбка на веснушчатом лице придавала ей озорной вид. Её нежный голос струился из-под этой улыбки.

— Он тренируется.

— Тренируется? Искусству щита?

— Мм.

Шеритт на мгновение задумалась, после чего быстро ответила, словно нашла подходящее слово.

— В настоящее время он проходит адский тренировочный режим.

«Что за.»

Кейл бессознательно чуть не выругался. Шеритт заметила, как его брови слегка сошлись, и поспешно добавила, как будто знала, что он чувствует.

— Ах, я немного преувеличила! Это просто очень трудная тренировка, вот я и назвала её так.

Её слова ‘трудная тренировка’ звучали как что-то чрезвычайно сложное.

— Лок и дети были в восторге от этого. Они выглядели счастливыми. Они сказали, что чувствуют, что становятся сильнее с каждым днём. На днях дети смеялись, глядя на закат. Это заставило меня так гордиться ими. (П.п. Смеялись что смогли дожить до заката? ^_^)

Кейл не мог воспринимать слова Шеритт в положительном свете.

Это было больше похоже на то, что Лок и дети волки печально смеялись, глядя на закат после утомительного дня тренировок.

«Похоже, мне придётся спросить об этом Лока.»

Конечно, он знал, что Шеритт не даст Локу и детям тренировки, с которыми они не справятся. Основываясь на том, как она обращалась с Оу и Хонгом, этот Дракон лелеял маленьких детей.

— Я рада, что вы вернулись все вместе, но могу ли я спросить, что привело вас сюда?

Спрашивая, Шерит посмотрела на Кейла и остальных. Затем она заметила куда направлен взгляд Кейла.

«Хм?»

Проследив за ним, Шеритт увидела человека, который сразу же сделал шаг вперёд. Лица этого человека не было видно, так как капюшон его плаща был опущен максимально низко.

— А?

Но Шеритт, смотревшая на человека с закрытым лицом, в этот момент испытала странное чувство. Затем она подсознательно посмотрела на Кейла.

Скрыв очередной вздох, Кейл заговорил.

— Шеритт-ним. Могу ли я поговорить с вами?

Затем он указал на Раона.

— Раон, ты тоже—

Кейл остановился, собираясь сказать ‘пойдём’.

Было правильным позволить ему услышать всё, ведь так? Всё же он был молод.

Мысли Кейла становились всё более запутанными, и он едва удержался, чтобы не позвать Раона.

— Я расскажу им обоим.

Именно в этот момент. Дракон-полукровка сделал ещё один шаг вперёд и заговорил с Кейлом.

— Я хочу рассказать обо всём им обоим вместе.

Затем он прикусил губу, увидев взгляд Кейла, который, казалось, спрашивал: ‘Что, если это причинит боль Раону?’

— Я, я возьму на себя всю ответственность.

Кейл вздохнул.

— Не знаю, можешь ли ты за что-то отвечать.

Дракон-полукровка вздрогнул от его холодного ответа, но Кейл закончил жест в сторону Раона. Кейл не мог сказать ‘нет’, когда ответственная сторона хотела всё рассказать.

— Человек! О чём мы будем говорить?

Он просто обдумывал, как меньше всего навредить Раону.

Мысли Кейла снова стали запутанными. Это было сложнее проблемы в виде Белой звезды или мира демонов.

Остальные посмотрели на Кейла, который отдавал им приказы.

— Оу, Хонг и Чхоль Хан, идите к Локу. Чхоль Хан, приведи их сюда. Мы должны хотя бы увидеть их, пока мы здесь. Бирокс, приготовь ужин. Ах! И ещё сходи в деревню Харрис и свяжись с замком Лорда, чтобы сообщить им, что я здесь.

— Кейл-ним, у вас четверых будет приватный разговор?

Кейл кивнул в ответ на вопрос Чхоль Хана и направился в парадную замка вместе с двумя Драконами и Драконом-полукровкой.

***

— Человек! Почему мы будем только вчетвером?

Все четверо сидели в парадной. Кейл похлопал Раона, который сидел рядом с ним, и сказал.

— Раон. Убери магию краски с Дракона-полукровки. А ты сними капюшон.

Глаза Шеритт широко раскрылись.

«Дракон-полукровка?»

Она задавалась вопросом, было ли это странное чувство, ранее испытанное ею, потому что он был Драконом-полукровкой, которого редко можно было увидеть в мире.

— Хорошо, человек! Эй, Дракон-полукровка! Я уберу магию краски!

Чёрная мана Раона коснулась Дракона-полукровки. Волосы полукровки из рыжих вернулись к первоначально чёрным, когда он снял капюшон.

Шеритт сразу же нахмурилась.

«Он не Дракон-полукровка.»

Он не был тем, кто родился от союза Дракона и другой формы жизни.

Почти мёртвый человек с бледным лицом смотрел на Шеритт.

Шеритт нашла дрожащие зрачки этого человека странными.

«Почему он так на меня смотрит? И что это за странное чувство?»

Теперь Шеритт была иллюзией без физического тела, но она чувствовала, как по спине у неё бегут мурашки.

В чём может быть причина?

Затем она повернулась к Кейлу, который привёл этого человека. Кейл поймал её взгляд и заговорил с полукровкой.

— С этого момента я буду только слушать. Расскажи им всё своими словами.

Кейл видел, как дрожат руки Дракона-полукровки.

«Чёрт!»

— Если думаешь, что не можешь сделать этого, я расскажу.

— Нет.

Дракон-полукровка покачал головой.

Затем он глубоко вздохнул.

Невыносимая боль продолжала пронзать его, как будто всё его тело разрывалось в клочья, но прямо сейчас вдох, который он сделал, был похож на ещё более сильный яд.

Его глаза поднялись к Раону и Шеритт.

Один был чёрным, а другая — белой. Они были противоположностями. Однако эти двое смотрели друг на друга и подсознательно улыбались.

«Он сказал что она — Повелитель.»

Кейл назвал женщину, находившуюся перед ним, Повелителем.

«Должно быть, она последний Повелитель Драконов.»

Дракон-полукровка почувствовал неописуемое волнение, от которого его тело начало дрожать.

Он был химерой, созданной из сердца мёртвого ребёнка Повелителя Драконов.

Страх и чувство вины наполнили его сердце.

Однако было также чувство предвкушения и тоски.

Дракон-полукровка почти насмехался над собственными эмоциями.

Тоска?

В его сердце не было ни эмоций, ни воспоминаний о Драконе. Вот почему тоска была бессмысленна.

Он всё ещё помнил своих родителей, которые продали его.

Однако это было действительно странное желание.

Семья.

У него была тоска по семье, которой у него никогда не было. И эта тоска превратилась в предвкушение.

Дракон-полукровка усмехнулся над собой за такие мысли.

«Мне повезёт, если она меня не убьёт.»

Ему повезёт, если Шеритт и Раон не убьют его, выслушав всю историю.

Он опустошил свой разум. Эмоции были бесполезны для такого человека, как он, который просто ждал дня своей смерти.

— Я.

Разговаривая с ней, он избегал взгляда Шеритт.

Почему?

Почему его голос так дрожит?

Почему всё было так, хотя он и опустошил свой разум?

Не в силах найти ответ, он продолжил.

— Мэм, когда-то я был человеком.

Кейл закрыл глаза и откинулся на спинку дивана.

С этого момента он не должен вмешиваться.

Он подумал, не уйти ли ему, но решил остаться здесь на всякий случай.

— Мои родители продали меня Белой звезде.

История, которую слышал Кейл, снова вырвалась из уст полукровки.

«Я впервые слышу, чтобы он проявлял уважение к кому бы то ни было.»

Кейл, не перебивая, похлопал Раона по спине, осознав, что впервые слышит, как полукровка уважительно относится к кому-то.

Дрожащий голос полукровки продолжал доноситься до его ушей.

Его продали Белой звезде, после чего заперли в пещере.

Потом рассказ о том, как он стал химерой.

А потом то, что превратило его в химеру.

— Белая звезда сказал мне кое-что в тот день, когда я стал полноценной химерой.

Кейл начал более осторожно похлопывать Раона по спине.

— ‘Я засунул сердце красного Дракона в твоё сердце’.

Это было на короткое мгновение, но Кейл, закрывший глаза, почувствовав, как кто-то задержал дыхание.

Дрожащий голос полукровки всё ещё говорил.

— ‘В твоём сердце течёт кровь последнего Повелителя Драконов. Так что ты обязательно станешь великим Драконом. Стань Драконом и стань моим преемником. Я верю, что ты сможешь сделать и то и другое.’

В этот момент Кейл открыл глаза.

В парадной послышался грохот.

Затем он быстро обнял Раона, который уткнулся лицом ему в грудь, и посмотрел вперёд.

Грохотала не только парадная, но и весь чёрный замок.

Его трясло.

— Ч-что ты сказал?

Кейл увидел Шеритт, которая держала Дракона-полукровку за воротник.

Она всё ещё была иллюзией. Однако у Шеритт, сохранившей свою память и чувства, глаза были налиты кровью.

Её руки дрожали, когда она схватила полукровку за воротник.

Красное яйцо.

Эти слова пронзили её сердце. С этого момента она не могла ни о чём думать.

— Ты, ты. нет, сердце моего ребёнка. моё дитя.

Она не могла нормально говорить, глядя на Дракона-полукровку. Её зрачки отчаянно дрожали.

— Человек, человек.

— Да, да.

Кейл продолжал гладить Раона по спине, обнимая его.

Раон сильно зажмурился. Его тело тоже слегка дрожало. Это отличалось от времени, когда он отомстил Вениону Стэну.

Кейл крепко обнял шестилетнего ребёнка.

— Если ты не хочешь слушать, может, нам уйти?

Раон закрыл и открыл глаза. Казалось, он вот-вот расплачется.

— Делай что хочешь. Я позабочусь о том, чтобы ты мог делать всё, что захочешь.

Шёпот Кейла прошёл мимо ушей Раона и проник в его сердце. Тон Кейла, как обычно, был немного холодным, но мягким.

Раон снова закрыл глаза, после чего открыл их и ответил.

— Я буду слушать. Однако, человек, ты должен быть рядом со мной.

Раон повернул голову. Шеритт смотрела на Раона, всё ещё держа полукровку за воротник. Увидев её пристальный взгляд, Раон заколебался, прежде чем добавить.

— М-мама тоже должна быть со мной.

Лицо Шеритт исказилось, когда она услышала это.

Она сдерживала слёзы, которые, казалось, вот-вот хлынут из её глаз вместе с гневом. Затем она ослабила хватку. Она отпустила Дракона-полукровку.

*Кха кха!

Полукровка сразу же закашлялся и затаил дыхание.

Грохочущий чёрный замок успокоился, следуя за душевным состоянием Шеритт.

Однако это не значило, что её разум был спокоен.

Её руки, сжимающие рукава, всё ещё дрожали, и чуть более низкий голос обратился к полукровке.

— Продолжай. Расскажи мне всё.

Дракон-полукровка выпрямился и снова открыл рот.

*Кха кха!

Однако он не мог говорить из-за кашля.

Место, где его схватила Шеритт, совсем не болело. Он кашлял не из-за этого.

Он был просто потрясён тем, что сила в этих дрожащих руках была такой слабой. Вот почему он мог чувствовать потрясение, которое получила Шеритт.

Дракон-полукровка мог контролировать состояние своего тела, которое было чрезвычайно слабым, но он потерял этот контроль в тот момент, когда Шеритт схватила его.

Он увидел слезящиеся глаза, полные гнева. Однако она всё же не заплакала.

Невозможно было сосредоточиться на том, чтобы контролировать беспорядок в своём теле, как только он увидел эти глаза.

Она слышала историю о том, как умер её ребёнок, а также о том, что кто-то вырезал сердце этого ребёнка после смерти и использовал его как ингредиент для создания химеры.

Дракон-полукровка понял, почему Шеритт схватила его.

Но почему-то ему просто хотелось плакать.

Он был плохим человеком, но ему хотелось плакать.

Однако он тоже сдерживал слёзы.

Он не был достоин плакать. С трудом подавив кашель, он снова открыл рот.

Шеритт, чьи эмоции потрясли её настолько, что она на мгновение потеряла контроль, успокоилась и смотрела на Дракона-полукровку сложным взглядом.

Мужчина перед ней был тем, кто сделал сердце её дитя своим, но…

«Этот ребёнок кончил так не потому, что хотел.»

Дракон-полукровка был продан своими родителями и провёл детство, запертый в пещере, превратившись в химеру.

В голове Шеритт вспыхнуло множество различных эмоций. Трудно было мыслить рационально.

Дракон-полукровка продолжал свой рассказ, пока она делала это.

— Став химерой, я продолжал расти, поглощая сердца других Драконов. Я прошёл первую фазу роста, а затем—

История о том, как он прошёл вторую фазу роста, но не смог завершить третью.

Потом рассказы обо всех злодеяниях, которые он совершил за это время.

А потом то, что случилось с Кейлом.

— Я велел Редике выбросить чёрное яйцо в пещере на Западном континенте—

Он даже рассказывал о том, как велел Редике выбросить чёрное яйцо, а рядом оставить устройство контроля температуры и часто спрашивал, проверяет ли Редика яйцо.

*Ха!

Шеритт недоверчиво усмехнулась. Её взгляд стал ещё более сложным, когда она смотрела на полукровку.

Кейл не мог понять всех её эмоций, но он мог понять, о чём она сейчас думает.

Дракон-полукровка продолжал говорить, что выбросил яйцо, но на самом деле он пытался спрятать и защитить его.

— Но, по словам Кейла Хенитусе, Редика продал это чёрное яйцо Стэнам.

Кейл посмотрел на Раона.

Тёмно-синие глаза смотрели на Дракона-полукровку необъяснимым взглядом.

Раон застрял в этой тёмной пещере и подвергался пыткам со стороны Вениона Стэна.

Этот чёрный Дракон теперь слышал, как он оказался в такой ситуации.

Кейл не мог понять, что чувствует Раон.

Вот почему он обнял Раона ещё крепче. Это было всё, что он мог сейчас сделать.

— И в настоящее время я человек и почти не обладаю силой Дракона. И скоро…

Поскольку долгая история вот-вот должна была закончиться. Дракон-полукровка начал колебаться, не в силах закончить фразу. В этот момент он услышал холодный голос Шеритт.

— Ты скоро умрёшь?

Глаза Дракона-полукровки посмотрели в сторону Шеритт.

Шеритт и Дракон-полукровка. Они смотрели друг на друга. Дракон-полукровка открыл рот, который открывался и закрывался, не в силах ничего сказать.

— Да, мэм. Я скоро умру.

Он увидел, как Шеритт нахмурилась от волнения, которое невозможно было описать словами.

Она закрыла глаза.

Шеритт сидела прямо и была похожа на крепкое дерево, которое не поколебать.

Однако он чувствовал, что это дерево тихо плачет, не проливая никаких слёз.

Дракон-полукровка, с минуту смотревший на неё, снова заговорил.

Его дрожащий голос нарушил тишину в комнате.

— Я… мне очень жаль.

Дракон-полукровка склонил голову и тело как можно ниже.

Кейл снова закрыл глаза.