Глава 477. Следуй за мной (часть 1)

Дракон-полукровка посмотрел на Кейла дрожащими зрачками.

— Ты дашь мне шанс?

Кейл покачал головой.

— Нет. Это не то, что я могу сам дать тебе.

После этого он повернулся и пошёл по коридору. Полукровка последовал за ним, как человек, околдованный призраком. Кейл остановился, как только подошёл к одному из окон в коридоре.

Уставившись на тёмный лес за окном, он заговорил.

— К тому же возможность, о которой я говорю, может и не представиться. Мы не узнаем, пока не попробуем.

Возможность.

Дракон-полукровка повторял это слово в своей голове снова и снова.

Возможность начать всё сначала.

Однако он может потерпеть неудачу, и они не узнают об этом, пока не попробуют.

Спокойный голос Кейла продолжал.

— У меня нет возможности узнать, получится ли это или нет. Более того, это не то, что я могу сделать.

Кейл перевёл взгляд на закрытую дверь.

Два Дракона по ту сторону двери.

Шеритт, которая связана с этим замком, и Раон Миру, владелец этого чёрного замка.

Это зависело от решений двух Драконов.

Кейл больше ничего не сказал. Однако Дракон-полукровка понял, что он имел в виду, увидев взгляд Кейла, направленный на дверь.

Люди, которые дадут ему новую возможность, были те два Дракона.

Разум полукровки снова опустел, осознав этот факт.

Вместе с тем он что-то сказал Кейлу.

— Спасибо.

Кейл нахмурился.

— Я же сказал, что не могу дать тебе такой возможности.

Затем он подошёл к полукровке.

— Кроме того, я, кажется, несколько раз говорил, что ты мне не нравишься. То, что ты сделал, слишком ясно запечатлелось в моей памяти.

— Спасибо даже за то, что произнёс такое слово, как ‘возможность’.

Даже если ему не дадут этого шанса… Дракон-полукровка был благодарен Кейлу Хенитусе, который даже произнёс эти слова.

В то время… Если бы Кейл не дал ему возможность выбрать, прожить ему дольше или умереть, когда он проиграл в битве в ущелье смерти…

Он не смог бы пережить ничего подобного.

Дракон-полукровка вспомнил мгновения, которые он провёл, работая в гостинице Восточного континента.

Было больно работать, испытывая сильную боль во всём теле.

К нему также мало кто подходил.

Тем не менее это было место, где он мог узнать о том, как живут другие люди и что такое оживлённый город.

Дракон-полукровка забыл обо всём на свете и с благодарностью посмотрел на Кейла.

От этого Кейл нахмурился ещё больше.

Ему показалось, что он увидел то, чего не должен был видеть.

«Как странно.»

Он сказал, что полукровка определённо умрёт и будет заключён в тюрьму в запретной зоне, откуда не сможет уйти, когда ему захочется.

Конечно, в отличие от сказанного, условия должны быть лучше, если всё пойдёт так, как Кейл думал.

Всё потому, что кто-то в подобной ситуации казался очень счастливым.

Но в некотором смысле то, что сказал Кейл, было похоже на то, что сделал Белая звезда.

«Что с его взглядом?»

Однако полукровка смотрел на Кейла благодарным взглядом. Это было похоже на смесь взгляда вице-капитана Хилсмана, когда тот кричал:’Юный господин!’, и взгляда Литаны, когда та кричала:’Молодой мастер Кейл!’

«Я никак не могу привыкнуть к этой перемене.»

Было невыносимо видеть, как кто-то, кого он до сих пор считал сумасшедшим и злым, смотрел на него таким взглядом. Кейл подсознательно поделился своими мыслями.

— Со стороны может показаться, что я позволю тебе жить лёгкой жизнью. Не пойми меня неправильно. Ты мирно отдыхаешь и не расплачиваешься за свои грехи. Мне невыносимо видеть это. Понял?

Кейл был резок, так как по какой-то причине чувствовал раздражение и злость, на что полукровка кивнул.

— Спасибо, что дал мне такую возможность. Я не хочу жить спокойно и не собираюсь забывать о тяжести своих грехов.

*Хаа

Кейл чувствовал, что не может достучаться до полукровки.

«Это не просто ощущение. Он не понимает ничего из того, что я пытаюсь сказать.»

Кейл нахмурился, глядя на полукровку. Дракон-полукровка стёр свою мягкую улыбку и слегка склонил голову.

«Это сводит меня с ума.»

Кейл планировал заставить полукровку работать до потери сознания, если тот решит жить по плану, описанному Кейлом.

Он также планировал заставить полукровку работать вместе с ним, чтобы восстановить нанесённый им ущерб.

— Кейл-ним!

В этот момент Кейл увидел, как Чхоль Хан приближается к ним с обеспокоенным выражением лица. Чхоль Хан на мгновение засомневался, увидев полукровку, но всё же продолжил.

— Я пришёл, потому что был обеспокоен внезапным землетрясением.

Чхоль Хан вернулся после того, как увидел, что замок дрожит.

— Мм. Всё в порядке.

Было неловко объяснять, что произошло, поэтому Кейл просто неловко улыбнулся.

В этот момент открылась закрытая дверь.

— Кейл.

Шеритт жестом позвала Кейла, стоявшего за дверью.

— Ты не зайдёшь на минутку один?

— Конечно.

Кейл велел Чхоль Хану и полукровке пойти в другое место, после чего вошёл в комнату. В следующий момент выражение его лица изменилось.

— Ты.

— Человек! Моя мама сделала это! Она сказала, что сделала его для меня!

Раон говорил ‘мама’ так, словно ещё несколько минут назад не чувствовал себя неловко.

Кейл смотрел, как Раон хлопает крыльями, намазывая клубничное варенье на очередной кусок хлеба.

Ребёнок, который ещё минуту назад выглядел грустным и вялым, теперь казался довольно живым.

Кейл почувствовал облегчение. Нет, он испытал огромное облегчение, но…

— Человек! Я даю тебе специальное разрешение попробовать это варенье, которое приготовила моя мама! Попробуй!

Кейл посмотрел на кусок хлеба, на котором была гигантская куча джема, после чего повернулся к Шеритт.

Шеритт мягко улыбнулась ему.

«Что происходит?»

Он покинул комнату лишь на короткое время, но теперь оба Дракона выглядели в полном порядке.

Однако Кейл быстро понял, что кончики пальцев Шеритт всё ещё были белыми, а Раон пытался изобразить возбуждение, но его трепещущие крылья не обладали обычной энергичностью.

Он также заметил, как Раон каждый раз посматривает на Шеритт, когда называл её ‘мама’. Шеритт же смотрела на Раона каждый раз, когда тот что-то говорил Кейлу.

«Хаа.»

Кейл сдержал вздох и взял у Раона кусок хлеба с горкой варенья. Вместе с тем он решил быть честным.

— Ты кладёшь слишком много варенья.

Глаза Раона широко раскрылись, когда он наконец заметил количество варенья.

Кейл почувствовал жалость к молодому Дракону, который был в таком состоянии, а также раздражение по отношению к полукровке. Убрав большое количество варенья обратно и оставив лишь необходимое количество, он откусил кусочек.

— Вкусно.

Затем он показал Шеритт большой палец и небрежно спросил:

— Шеритт-ним, вы слышали, что я сказал снаружи?

Шеритт и Раон застыли и неловко заулыбались.

— Думаю, вы слышали.

Кейл нахмурил брови, словно это поставило его в неловкое положение.

Он специально говорил тихо, но они, казалось, слышали его разговор с полукровкой.

«Слух Драконов настолько хорош, чтобы слышать голоса через закрытую дверь?»

— Я слышу всё, что говорят в этом замке.

Кейл кивнул на признание Шеритт.

Шеритт была кем-то, кто существовал внутри этого замка. То, что она могла слышать всё, что говорилось внутри замка, имело смысл.

— Я попросил маму рассказать мне, потому что увидел, как выражение её лица вдруг стало серьёзным! Я умолял её рассказать мне!

Раон поспешно добавил, как будто признавался в чём-то, что сделал неправильно.

Кейл кивнул двум Драконам и продолжил.

— Шеритт-ним, вам, должно быть, интересно, что я говорил полукровке.

— Да. Мне любопытно.

— Вы двое закончили свой разговор?

Раон и Шеритт переглянулись и улыбнулись друг другу, услышав вопрос Кейла.

Это были грустные улыбки, но взгляды, что они бросали друг на друга, были нежными.

— Есть ещё много вещей, которые нужно обсудить с Раоном, но мы решили сначала послушать, что ты скажешь, прежде чем обсудить всё вместе.

— Понятно.

Кейл легко принял решение двух Драконов. Затем он сразу же начал говорить.

— Я думаю о том, чтобы оставить полукровку в этом чёрном замке.

— Как я и ожидала.

Шеритт кивнула и продолжила.

— Та возможность, о которой ты упомянул, это существование этого ребёнка в этом замке, как и моё, верно?

— Почти. Полукровка не может обладать здесь такой же силой, как вы, Шеритт-ним.

Были и другие исключения, такие как стены замка, окружающие чёрный замок. В отличие от Шеритт, которая могла покинуть замок вплоть до стен, полукровка будет привязан только к зданию замка.

Всё потому, что он был кем-то, о ком мир не мог узнать. Кроме того, полукровка был хорош в магии и достаточно талантлив, чтобы создать свитки телепортации фракции Белой звезды, поэтому Кейл планировал использовать эти знания и эти навыки для собственной пользы.

Кейл объяснил всё это Шеритт.

Выслушав его, Шеритт заговорила.

— Трудно восстановить тело, которое было разрушено. У него также осталось лишь человеческая часть. Его тело слишком повреждено, чтобы восстановить его жизнь. Это невозможно.

«Но в этом теле заключено сердце моего ребёнка.»

Шеритт не сказала этого вслух.

— Но это может стать возможным, если у нас будет предмет, который может передать ему немного жизненной силы?

Она усмехнулась ответу Кейла.

— Ты бы зашёл так далеко?

— Что?

Она покачала головой, глядя на Кейла, который в замешательстве переспросил.

— Это моя ответственность.

Начало всему этому было положено клятвой смерти Шеритт с убийцей драконов.

— Даже имея больше жизненной силы, этот ребёнок не сможет долго прожить.

— Вот как?

Кейл, который этого не знал, нахмурился. Затем он вспомнил, как Аура Доминирования сказала, что полукровка умрёт сразу же или спустя шесть месяцев, испытывая сильную боль всё это время.

«Думаю, сосуд мы всё равно не смогли бы использовать.»

По словам Шеритт, сосуд, который они хранили для Эрухабена, был чем-то, что не поможет полукровке.

— Тело этого ребёнка не находится на уровне исцеления болезни или продления его жизни. Он химера с несбалансированным телом, потому что его силы Дракона исчезли.

Он также испытывал боль из-за атрибута тьмы внутри своего тела.

Всё, что осталось от Дракона-полукровки, — это несбалансированное человеческое тело, которому было 900 лет. Его атрибут света и атрибут тьмы внутри его тела бесконечно сталкивались, из-за чего его тело не могло быть восстановлено.

Чтобы преодолеть всё это, им нужно было удалить атрибут тьмы из его тела и исправить искажённое равновесие в теле.

Только после этого им нужно будет обсудить, использовать ли жизненную силу или нет.

«Нам нужна кровь и сердце другого Дракона, чтобы восстановить этот баланс.»

Они не могли допустить, чтобы подобное случилось снова.

Более того, полукровка ненавидел себя за то, что был химерой.

Шеритт держала всё это при себе.

— Теперь я понимаю, почему ты сказал, что твой метод может закончиться неудачей.

Этот замок, ставший чёрным после того, как Раон стал его владельцем, изначально был белым.

Шеритт отдала свою оставшуюся жизнь, чтобы создать много вещей для своих детей в этом замке.

Одной из них было её нынешнее существование.

Она была иллюзией, но у неё были воспоминания и эмоции.

Вот почему Кейл сказал, что не уверен, может ли полукровка оказаться в подобном состоянии.

— Это то, что требует времени.

Шеритт могла сказать, что ей нужно время, чтобы обдумать и исследовать этот вопрос. Она посмотрела на Раона и задалась вопросом, о чём он думает, увидев, как глубоко запали его умные детские глаза.

— Человек!

— Да?

— Уходи!

Кейл застыл и посмотрел на Раона.

— Я собираюсь поболтать с мамой! Человек, уходи!

Кейл почувствовал себя странно, услышав, как Раон впервые говорит ему уйти, но встал, ничего не сказав.

Раон задал ему вопрос, когда он выходил за дверь.

— Кстати, человек, когда мы уходим и куда?

Кейл ответил, закрывая дверь комнаты.

— Я хочу как можно скорее увидеть мировое древо.

Он раздумывал, не попросить ли Розалин пойти с ним, потому что Раон находился в довольно эмоциональном состоянии.

— Человек! Почему ты только что сказал ‘я’? Я тоже пойду! Мы идём вместе!

Вместо ответа Кейл пожал плечами. В этот момент Шеритт задала вопрос.

— Почему мировое древо?

Шеритт застыла, взглянув в красновато-карие глаза Кейла.

Особая сила Кейла. Эта сила была видна в его глазах. Кейл встретился с ней взглядом и спросил.

— Что за человеком был древняя Белая звезда?

И ещё…

— Вы что-нибудь знаете о вратах в мир демонов?

Кейл заметил, как изменилось выражение лица Шеритт.

Она внезапно вскочила с кресла.

— Раса демонов собирается появиться?

— А?

— Тогда врата в божественный мир тоже должны открыться.

— Что?

— Ты видел божественную расу?

— Простите?

— Пришло время снова вступить в битву добра и зла? Тогда проблема не в Белой звезде. Почему я ничего не чувствую? Что-то не так.

Её глаза, казалось, горели. Она выглядела так, словно была готова сорваться с места в любой момент.

— Битва добра и зла! Почему ты не упомянул об этом важном вопросе?!

— Нет, простите. Шеритт-ним—

— Боже мой! Божественная раса и раса демонов! Тогда этот мир… Поэтому ты собираешься встретиться с мировым древом? Сколько же бремени ложится на твои плечи?!

— Нет, простите.

Кейл забеспокоился.

«Нет, Шеритт-ним, я не думаю, что это такая уж большая проблема, как вы думаете.»

— Где Эрухабен? Боги должны были послать сигнал, если что-то намечается! Он должен был это почувствовать!

— Он—

Кейл вспомнил разговор Эрухабена с эльфом-целителем Пендриком в логове Эрухабена в прошлом.

«Эрухабен-ним. Тогда, может быть, это раса демонов?»

«Пендрик. У тебя всегда было живое воображение.»

«Значит, это не они?»

«Конечно, нет. Если раса демонов начнёт действовать, боги дадут нам откровение.»

Кейл всё ещё отчётливо помнил, что Эрухабен смотрел на Пендрика, который упомянул о демонической расе, как на идиота.

А сейчас Шеритт выглядела встревоженной.

— Раон, нет! Я свяжусь с Эрухабеном! Все Драконы должны были это почувствовать! Просто странно, что мы с тобой этого не почувствовали—

— Нет ничего странного. Это нормально, что вы этого не почувствовали. Эрухабен-ним в прошлый раз сказал, что боги ничего не говорили. Никакого откровения не было.

— Боже мой! Битва добра и зла!

— Я не думаю, что это битва добра и зла.

Кейл не мог перестать беспокоиться, глядя на встревоженную Шеритт.

У Раона же отвисла челюсть, пока он застыв, уставился на них обоих.