Глава 58.2. Свободное мышление (часть 6)

Ничто другое не имело значения для Кэйла, кроме обеспечения безопасности этой северо-восточной территории, когда северные рыцари направятся вниз, в эту тёплую и плодородную часть континента. Водовороты в море Убарр и военно-морская база… Почему же Кэйл позволил вовлечь себя во всё это?

Это было связано с тем, что Кэйл готовился к будущему, основываясь на своих знаниях о новелле.

— Мы не можем вмешиваться в проблемы наземных жителей.

Кэйл посмотрел на бледное лицо Витиры, а потом небрежно добавил:

— Значит, Вы хотите. чтобы я подверг себя опасности, но сами не готовы сделать то же самое?

— … Мы миролюбивое племя.

— Я не думаю, что Вы можете сказать это после того, как так долго боролись с русалками.

Китовое Племя чувствовало опасность от ставших более сильными русалок. Они никогда не ощущали подобной опасности раньше. Вероятно, Киты хотели полностью избавиться от этого источника опасность, чтобы сохранить мир.

Кэйл продолжил говорить с молчаливой Витирой:

— Лес Тьмы — одна из самых опасных и загадочных областей в мире. Это не то место, где вам предстоит безопасное путешествие только потому, что вы сильны. Особенно для таких, как вы, кто мало знает о земле.

Кэйл всё равно планировал отправиться в деревню Харрис.

— Я помогу вам.

Лес Тьмы, в котором Чхве Хан прожил десятки лет. Чхве Хан не знал всего о Лесе Тьмы, даже проведя там так много времени. Он просто знал о нём кое-что.

И человеком, который больше всего знал о Лесе Тьмы после Чхве Хана, был, конечно же, Кэйл.

— Думаю, я знаю, что это за болото.

Витира могла увидеть улыбку Кэйла, когда он мягко заговорил:

— Разве Китовое Племя не хочет мирной жизни, будучи самой сильной формой жизни в океане?

Кэйл видел, как точка зрения Витиры начинает меняться. Она медленно переходила от позиции «запроса» к позиции «заключение сделки».

— Вы правы, Молодой Мастер Кэйл.

Киты, которые хотели мира. Это было возможно только потому, что они были сильны. Китовое Племя в новелле делало всё и вся для борьбы с русалками.

— Я, Витира, как преемник Короля Китов, принимаю Ваши условия.

Витира увидела, что юноша всё ещё остаётся спокоен, даже после того, как она раскрыла свою личность.

— Вы его преемник? Отлично, Мы можем заключить нашу сделку без промедления.

Он казался просто счастливым, что они могли заключить сделку прямо здесь и сейчас. Он протянул руку для рукопожатия.

— Должен ли я теперь с Вами официально?

— В этом нет необходимости, Молодой Мастер Кэйл. Мне нужно скрывать свою личность.

— Только я должен знать об этом?

— Правильно.

Кэйл пожал руку Витире. Этого было достаточно. Кэйл плюхнулся на кушетку, когда брат с сестрой Киты ушли. Затем он посмотрел на потолок и начал говорить:

— Эй, ты.

Чёрный Дракон появился и неохотно ответил:

— Не называй меня «Эй, ты».

— Тогда как мне тебя называть?

Кэйл увидел, как опустившийся на другую сторону дивана Чёрный Дракон сморщил нос.

— Ты должен понимать, человек.

— Разве тогда ты не должен называть меня Кэйлом вместо слова «человек»?

Кэйл с любопытством посмотрел на Чёрного Дракона, который фыркнул, избегая ответа на вопрос юноши. Тем не менее он всё ещё сказал то, что же собирался сообщить Дракону:

— Разве ты не хочешь собственный дом?

Кэйл довольно долго думал об этом. Если он собирался сосуществовать с эти Чёрным Драконом, разве не было бы правильно дать этому «величайшему существу мира» подходящий дом?

— Дом?

Крылья Дракона начали трепетать. Обычно у Драконов было сильно развитое желание независимости. Хотя этот Дракон, казалось, отличался от своих сородичей, подобное желание всё ещё должно было у него присутствовать. Кэйл небрежно кивнул в ответ на вопрос Дракона

Однако ответ Чёрного Дракона был странным.

— Ты выгоняешь меня?

Крылья Чёрного Дракона задрожали, и мана вокруг него начала сходить с ума. Он казался очень разозлённым. Кэйл сразу начал говорить:

— Ммм… Это скорее вилла.

— … Вилла?

— Да. Такое место, куда бы я, ты, Ангэ, Пхи и Волки могли бы приходить, чтобы повеселиться.

Конечно, кое-что из этого «веселья» будет связано с очищением монстров в Лесу Тьмы. Чёрный Дракон перестал трясти крыльями и с комфортом улёгся на диване, после чего ответил:

— … Я сам выберу расположение виллы.

Глаза Чёрного Дракона, которое медленно моргали, как будто он засыпал, внезапно стали очень внимательными, когда он посмотрел на Кэйла:

— В ответ ты выберешь для меня моё имя. У тебя есть один месяц, чтобы придумать его.

Чёрному Дракону было плевать на ошеломлённое выражение лица Кэйла, и он закрыл глаза, чтобы вздремнуть. У Чёрного Дракона была довольная улыбка на морде. Юноша же повернул голову, услышав хихиканье, чтобы увидеть, как Ангэ и Пхи немедленно прекратили хихикать, ведя себя так,будто ничего не происходило, и задали вопрос Кэйлу:

— Когда мы отправляемся домой?

— Я люблю рыбу, но не люблю море.

Кэйл ответил котятам довольно коротко:

— Скоро.

* * *

Два дня спустя Кэйл сел в карету, покидая территорию Амиру, а остальные последовали за ним. Карета начала ускоряться, и Кэйл прикрыл занавески, после чего произнёс:

— Теперь вы можете отключить его.

Брат и сестра Киты появились после того, как отключили магическое устройство, создающее невидимость. Чёрный Дракон также проявил себя.

Увидев Чёрного Дракона, Пасетон вздрогнул, а зрачки Витиры расширились. Чёрный Дракон положил голову на ногу Кэйлу и тупо взглянул на представителей Китового Племени.

— На что вы смотрите?

— … Это колебание маны тогда… Это был ты?

Чёрный Дракон и Витира смотрели друг на друга. Эти двое сразу признали силу друг друга. Они также хотели увидеть, насколько сильным на самом деле был другой.

Но в этот момент.

Хлоп.

Рука Кэйла приземлилась на голову Чёрного Дракона.

— Поедем домой в спокойствии.

После спокойных слов Кэйла, Чёрный Дракон тихо закрыл глаза и решил поспать. Карета сразу же погрузилась в тишину.

Через несколько дней Кэйл вернулся в город Вестерн (1) на территории Хэнитьюз и сразу же нахмурился.

— Молодой Мастер Кэйл-ним!

— Ой!

«Как информация из столицы достигла здешних мест?»

Кэйл смотрел на людей, приветствующих его и его группу, с недоумённым выражением лица.

«Они забыли о том, что я был ничтожеством?»

Конечно, были ещё люди, которые всё ещё замирали или бежали прочь, едва завидев его карету.

Тем не менее новые прозвища, связанные с Кэйлом, всё же слышались отовсюду:

— Молодой Мастер Серебряный Свет!

— Молодой Мастер Щит-ним! Щит!

Кэйл снова нахмурился. Он хотел знать, есть ли у него какой-то способ избавиться от этих невероятно глупых прозвищ.

Затем вице-капитан появился в пределах его видимости. Вице-капитан, который был верхом на лошади и ехал, охраняя экипаж, гродо выпячивал грудь и начал говорить, стоило ему лишь взглянуть в глаза господину:

— Молодой Мастер, Ваши героические дела стали известны даже здесь! Ха-ха!

Он медленно подвёл лошадь к карете и продолжил говорить:

— Я думаю, что имя Молодого Мастера, «Серебряный Свет», очень крутое. Я завидую Вам, Молодой Мастер.

Хлоп.

Кэйл захлопнул окно кареты, закрывшись от лица вице-капитана.

Юноше было всё равно, то Киты смотрят на него с любопытством, когда он закрывал глаза и скрестил руки на груди.

В этот момент Чёрный Дракон слегка постучал лапой по колену Кэйла. Юноша слегка приоткрыл глаза и посмотрел вниз. Дракон, увидев выражение лица Кэйла, осторожно спросил:

— Мы дома?

Кэйл ответил без какого-либо интереса:

— Да, мы дома.

Пхи начал потягиваться, а Чёрный Дракон взмахнул крыльями. В этот момент Кэйл услышал голос вице-капитана через закрытое окно.

— Молодой Мастер! Не нужно смущаться!

— О, Молодой Мастер Серебряный Свет!

Кэйл услышал, как вице-капитан закричал, а кто-то начал вторить ему.

«Этот чёртов ублюдок!»

Кэйл не открывал своих глаз снова, пока они не прибыли в поместье Хэнитьюз. Ничтожество, который уехал в столицу, наконец-то вернулся домой.