Глава 72.2. Отличается от предназначения (часть 4)

Харол и Тунка вскоре подошли к Кэйлу.Тунка указала на Хароля с дружелюбным выражением лица.

— Наш вождь будет сопровождать Вас. Пелия также отправится с вами.

Пелия должна была стать охраной для Харола. Кэйл кивнул и спросил.

— Вы убрали трупы магов в башне?

— Несколько я всё ещё оставил там.

Кэйл знал, чтотак и будет, а потому остался невозмутимым. В этот момент Хэпхи начал говорить.

— Думаю, ты боишься только трупов русалок. Не волнуйся, я позабочусь, чтобы русалки не могли добраться до тебя в будущем.

«… Я не боюсь и русалок», — тем не менее Кэйл не стал озвучивать эту мысль, поскольку в будущем ему не следует сталкиваться с русалками.

Тунка наблюдал за спокойным поведением Кэйла, прежде чем продолжить гвоорить.

— Эти ублюдки не нуждаются в утешении своих душ.

Утешение души. Так обычно говорят о кремации.

Граждане сжигали трупы магов, когда это было возможно. Конечно, было несколько трупов, чьи голову катались по земле. но эти трупы тоже скоро будут сожжены.

Однако должна была быть причина, по которой оставленные ими трупы не должны быть сожжены.

«Вероятно, те, кто убили больше всего граждан».

Что Вам нужно более всего для создания и развития магических устройств?

Эксперименты.

На чём же проводить эти эксперименты?

Люди.

Было много магов, который тайком проводили эксперименты на людях.

— Я планирую избавиться от них, когда в этом королевстве больше не останется магов. Следов от них не останется.

Тунка тихо бормотал, вопреки своему обычному громогласному «Я». Однако Кэйл не обращал внимания на его слова.

Хотя все маги в башне были мертвы, в Королевстве Вайпер ещё не все были убиты.

«Маги Магической Башни не были частью фракции магов».

Они были властолюбивыми и жадными. Башня, естественно, будет иметь свою собственную иерархию. Людям нравилось смотреть сверху вниз на других.

Тем не менее были некоторые маги, которые держались подальше от власти и алчности. Они предпочитали не принимать участия в политике и погоне за властью. Эти маги в настоящее время прятались, пытаясь найти выход их Короелвства Вайпер, а также пытаясь определить свой дальнейший путь.

Наследный Принц Альберу Кроссман будет их щитом. Альберу соберёт под своим крылом магов, которые интересуются только магическими исследованиями.

Затем Кэйл спросил Тунку:

— Могу я войти?

Кэйл поставил двух котят на землю. Они будут тайком расследовать всё самостоятельно, пока входная дверь останется открытой.

Бикрокс и Чхве Хан стояли позади Кэйла. Увидев там Бикрокса, Кэйл смутился. Однако Бикрокс этого не заметил, всё ещё с отвращением смотря на избитого и всё ещё грязного Тунку.

— Харол.

— Да, лидер-ним. Молодой Мастер Кэйл-ним, я буду Вашим проводником.

Скриииииип!

Дверь Магической Башни открылась, и Кэйл начал хмуриться. Он бросил Харолу и Тунке, которые в четыре глаза смотрели на него.

— Сильная вонь глини.

Первый этаж Магической Башни. Как только дверь открылась, Кэйл увидел труп в золотой мантии, который символизировал осаду Магической Башни, а также разрушенные остатки устройств внутри. Кэйл начал с отвращением говорить о сумасшедших людях, которые всё это создали:

— Оставьте дверь открытой для проветривания. Я терпеть не могу этот тип запаха.

Затем он обратился к Тунке:

— И накройте труп. Я слабак, поэтому долго не могу смотреть на труп.

Тунка фыркнул, но всё же отдал распоряжение солдату, охранявшему вход. Кэйл проверил бледную, но спокойную Розалин, прежде чем оставить других позади и войти в Магическую Башню.

Чхве Хан быстро обогнал его, а Бикрокс занял позицию позади Кэйла.

— Должен ли я провести Вас этаж за этажом?

— Вождь Харол.

— Да?

— Вершина.

Не было никаких причин осматривать что-либо ещё.

— … Вершина?

— Мне интересно, каково это смотреть вниз с такой высоты. Комната сеньора. Пойдём прямо туда.

— Я понимаю.

Они вошли в лифт, единственное устройство, которое всё ещё функционировало в Магической Башне. Это устройство мгновенно перенесёт их на двадцатый этаж.

— Вам как-то удалось не сломать это.

— На всякий случай, если он всё же понадобится, — мягко ответил Харол, но Кэйлу пришлось сдержать своё фырканье.

Ооооооонг!

Единственное оставшееся магической устройство в Магической Башне начало двигаться с лёгкой вибрацией. Платформа, на которой стояли Кэйл и команда, медленно начала подниматься. Они остановились только тогда, когда добрались до вершины Магической Башни.

Кэйл посмотрел на единственную дверь на верхнем этаже и заговорил:

— Это и есть комната сеньора?

— Да, это она. Ах, Молодой Мастер-ним?

Кэйл не ответил на оклик Харола, двинувшись вперёд.

Остальные быстро последовали за ним. Кэйл подошёл к двери и повернул ручку.

Щёлк.

Дверь открылась, и комната сеньора открылась.

— Какой беспорядок.

Жесткая оценка Кэйла была услышана всеми остальными.

Перед ними стояла область шириной в целый этаж. В ней, определённо, царил беспорядок.

Всё в комнате сеньора было уничтожено, повсюды виднелась кровь. Похоже, они нарочно размазали кровь по всей комнате.

— Полный беспорядок. Вождь Харол. Могу ли я пройти к тому окну вон там?

Единственным символом комнаты сеньора, единственной неразрушенной вещью, оставшейся в этой комнате, был вид из этого большого окна.

— Конечно. Позвольте мне проводить Вас туда.

— Я хочу подумать в тишине. Могу я пройти туда лишь с кем-то одним?

— … Это немного…

Видя, что Харол выглядит смущённым, Чхве Хан отошёл от комнаты сеньора и встал перед лифтом:

— Я побуду здесь.

Бикрокс тоже отошёл и встал рядом с Чхве Ханом. Он выглядел довольным, что ему не нужно было заходить в такое грязное и вонючее место.Однако Пелия всё ещё чувствовала себя некомфортно. Тем не менее Харол принял решение и начал говорить

— Пелия-ним, я провожу туда Молодого Мастера Кэйл-нима. Пять минут наедине со мной будет достаточно, Молодой Мастер-ним?

— Конечно. Держите эту единственную дверь открытой. Таким образом, она может чувствовать себя спокойной.

— Большое спасибо.

Кэйл одарил Пелию улыбкой.

Комната сеньора имела две входных двери. Они оставили одну из них открытой, когда Кэйл вошёл в комнату. Двадцатый этаж. Комната сеньора была очень широкой, так как он занял весь этот этаж для себя.

Вот почему большинство людей не смогут услышать голос Кэйла, когда он доберётся до кона на краю комнаты.

«Чхве Хан может услышать, если будет прислушиваться. но это не имеет значения».

Кэйл обошёл разрушенные предметы в комнате. Столы, стулья. книги, ковры — теперь всё это стало мусором.

Кэйл встал перед окном,которое было расположено дальше всего от двери и начал говорить:

— Ты сломал всё это?

Харол уверенно ответил на вопрос Кэйла.

— Конечно, это была комната худшего человека в Магической Башне. Это была комната монстра из маны.

Монстр из маны. Это было термин, что воины использовали в отношении магов.

— Каков лжец!

Хэпхи заворчал от неверия. Но Кэйлубыло всё равно. Вместо этого он начал шептать на ухо Харолу. Он говорил о тайне Харола, о которой никто не знал:

— Ты так говоришь, но ты тоже маг.

Он мог чувствовать ману, но его сердце сопротивлялось мане. Он был ребёнком от союза мага и человека, имеющего сопротивление магии. Самый невезучий из всех пользователей маны.

Секрет рождения человека был довольно распространённым явлением в этом мире.

— Вождь Харол. Нет, — Кэйл положил руку на плечо совершенно бледного Харола и назва его истинное имя: — Харол Кодьян.

Фраза о том, что страшно, когда умный человек сходит с ума, определённо относилась к Харолу Кодьяну.

— Разве ты не хочешь стереть все следы своего отца?

Сеньор Магической Башни, Пистер Кодьян, не знал о Хароле. Это был ребёнко, рождённые без его ведома. Настоящий монстр, который создал другого монстра из маны.

— Как Вы узанли?

Кэйл мягко ответил монстру, который задал ему этот вопрос с горькой улыбкой на лице.

— Позволь мне начала услышать твой ответ.

Ему не нужно было говорить что-то вроде того, что он собирался купить Магическую Башню. Вместо этого Кэйл говорил о том, что, как он знал, было желанием Харола.

— Я избавлюсь от Магической Башни для тебя. Как ты на это смотришь?