Глава 74.1. Отличается от предназначения (часть 6)

Кэйл посмотрел на Ангэ, Пхи и Хэпхи.

«Что здесь происходит?» — он словно вопрошал у своих спутников, но они только вздыхали и покачивали головами.

— Сууууууб!

Кэйл всё ещё слышал, как Мюллер продолжает плакать. Почему он так плакал? Кэйл повернулся к мюллеру.

И дварфы, и Крысы были очень мелкими. Получив оба набора генов, Мюллер был даже меньше обеих рас.

Он напоминал гнома из сказок, имя очень милые черты, которые заставили бы почти любого взрослого испытать желание защитить этого маленького человека.

Однако это не относилось к Кэйлу.

— Мне так жалко его.

Ангэ и Пхи махнули хвостами, прежде чем подойти к Мюллеру с жалостью в глазах. Мюллер начал дрожать ещё сильнее, когда они приблизились. Теперь он плакал ещё громче.

— … Мне так жалко его.

Кэйл внутренне фыркнул на эти слова Ангэ.

Не было никаких причин его жалеть. Мюллеру было тридцать лет, и он принадлежал к той семье, которая помогла создать и развить Магическую Башню. Он знал о последней линии обороны этого строения, но не использовал её, потому что это бы означало разоблачение себя перед Тункой и его командой. Мюллер был так напуган, что просто проигнорировал последнее пожелание своего отца.

Если бы не это, не было никакой возможности, чтобы фракция магов проиграла так быстро.

Конечно, это было на самом деле выгодно для Кэйла.

Хотя Мюллер был похож на молодого и симпатичного мальчика, если смотреть только на его внешний вид, но внутри этого тела находился тридцатилетний мужчина, который знал пути мира. Мюллер знал, что его собственная жизнь была важнее всего.

Естественно, Кэйл предпочитал именно таких людей.

— Хлюп.

Кэйл устал видеть этого взрослого осла, который продолжал плакать. Он решил прекратить изображать из себя хорошего парня.

— Привет.

Мюллер вздрогнул от голоса Кэйла. Он снова начал дрожать, увидев стальной стержень в руке молодого человека. Маленький мужчина чувствовал, что конец его был близок.

Плоп. Плоп.

Кэйл положил некоторые вещи в руки Мюллера, пока он всё ещё сидел в стене. Это была буханка хлеба и бутылка молока. Он вынул еду из своей магической сумки.

Глаза Мюллера начали дрожать. Он осторожно посмотрел на Кэйла, чтобы увидеть слегка раздражённое выражение лица.

— Ешь.

Мюллер быстро откусил кусок, услышав что-то более всего напоминающее приказ. У Кэйла появилось странное чувство, когда о смотрел на то, как Мюллер ест хлеб, заливаясь слезами.

«… Он кажется совершенно бесполезным».

У него возникло плохое предчувствие по этому поводу. Мюллер выглядел совершенно бесполезным дураком.

Он должен был обладать техническими навыками дварфов и скрытностью и проворством Крыс. Говорят, что эта комбинация дала ему возможность стать величайшим разработчиком и конструктором. Но почему…

— С-спасибо б-большое…

Почему он чувствует себя таким глупым?

У Кэйла во рту появился горьковатый привкус. Однако Ангэ, Пхи и Хэпхи с жалостью посмотрели на Мюллера и подошли к нему. Они пытались стать для него щитом, так как складывалось ощущение, что он боялся Кэйла.

Однако вопреки их намерениям, Мюллер не смог даже проглотить хлеб, который жевал. Два чистокровных Коты из Кошачьего Племени и Дракон. В этот момент полукровка услышал звук, который вызвал озноб, пробежавший по его спине.

Дин. Дин.

Кэйл без задней мысли постукивал по стене стальным стержнем. За этим не стояло никаких причин, он просто постукивал от нечего делать. У него было плохое предчувствие в отношении этого Мюллера, но он всё равно решил забрать того с собой.

На территории Хэнитьюз было много скульпторов, а также умелых мастеров всех стилей. Особенно много ремесленников, занимающихся строительством. Потому что у них было много карьеров. Вот почему Мюллер должен был быть полезен.

— Ты хочешь жить?

Низкий голос Кэйла эхом разносился по лестнице. Он начал испытывать раздражение из-за Мюллера, который выглядел так, словно снова готов был расплакаться.

Дин. Дин.

Кэйл успокоился, постукивая по стене стальным стержнем. Он думал о том, что ему, вероятно, нужно быть ласковым с Мюллером, поскольку тот был таким трусом. Кэйл слегка улыбнулся и спросил Мюллера.

— Должен ли я спасти тебя?

Мюллер энергично кивнул. Это было так энергично, что хлебные крошки начали слетать с него. Кэйл остался доволен таким энергичным ответом и заговорил спокойно:

— Тогда ты должен слушаться меня. Понял?

— Да, сэр!

— Для начала съешь свой хлеб.

Мюллер торопливо стал поглощать хлеб. Кэйл остался доволен скоростью и вскользь спросил:

— Ты знаешь, где находится комната с сокровищами Магической Башни, верно?

Хлоп.

Хлеб из руки Мюллера упал на землю. Кэйл осторожно добавил:

— Ты уронил свой хлеб. Подними его.

Мюллер быстро поднял хлеб. Он всё ещё сидел на корточках внутри стены, а Кэйл, Ангэ, Пхи и Хэпхи окружали вход во внутреннюю часть стены снаружи.

— Я знаю, что ты знаешь о секретной комнате. Настоящей комнате владыки Магической Башни.

Комната на двадцатом этаже была ненастоящей комнатой сеньора. У Магической Башни было намного больше секретов, чем казалось на первый взгляд.

Глаза Мюллера хаотично заметались. Как этот человек узнал о секретной комнате? Это было нечто такое, о чём знали только сеньор башни и члены семьи её создателей.

В этот момент Мюллеру снова услышал голос Кэйла:

— Ты также знаешь, как попасть на четвёртый этаж подвала, верно?

Кэйл видел шок на лице полукровки. Магическая Башня была известна тем, что имела двадцать этажей над землёй и три этажа под ней. У Кэйла появилось странное чувство, когда он увидел, что Мюллер со страхом смотрит на него, удивляясь тому, откуда этот парень узнал обо всех перечисленных секретных местах. Кэйлу казалось, что он стал преступником, захватившим заложников и, угрожая их жизням, выпытывавшим информацию. У него не было планов сделать это. На самом деле целью молодого человека было спасти Мюллера и дать ему безопасное место для проживания.

Кэйл улыбнулся, стараясь утешить дрожащего Крысо-человека.

— Прежде всего, я, по крайней мере, позволю тебе жить, если ты сделаешь, как я говорю.

У него, естественно, не было планов освобождать Мюллера. Ему нужно было отвезти этого мастера к себе домой и заставить его работать. Кэйл видел, что мюллер быстро отвечает:

— Что угодно. Я сделаю всё, что Вы мне прикажете.

Смешной полукровка, рождённый от союза Крысы и Дварфа, говорил так, словно был в отчаянии.

— Хорошо, — Кэйл спокойно ответил на отчаяние Мюллера.

Глаза Мюллера всё ещё дрожали, когда он смотрел на человека, который привёл с собой страшных Кошек, Кошек, которые были ещё страшнее, потому что они были чистокровными Кошками, а также Чёрного Дракона вместе с ними.

— Тогда ешь хлеб и проведи меня на четвёртый подземный этаж.

— Но Вам нужен магический камень…

Кэйл взял сумку и бросил ей Мюллеру, даже прежде, чем тот закончил свой предложение. Это была сумка, наполненная множеством магических камней. Мюллер быстро закончил есть хлеб, который было полностью пропитан его слезами.

Затем он должен был спуститься на третий этаж в окружении группы Кэйла.

Лестница на третий подземный этаж. Перед ними была только дверь на третий этаж и не было видно никакой другой лестницы, идущей вниз. Тем не менее Мюллер вытащил магический камень и подошёл к стене, безошибочно определив скрытый механизм в стене.

Скрииииип!

Потайное помещение было открыто под сопровождение ужасного скрипа. Это была дорога к четвёртому подземному этажу.

— Ты идёшь первым.

Мюллер инстинктивно шагнул вперёд после того, как Кэйл приказал ему сделать это. Кэйл был взволнован, направляясь вниз по наклонной тропе. Пещера была сухой, без каких-либо признаков влажности, и там были светящиеся камни, которые поддерживали освещение на протяжении всего пути.

Четвёртый этаж подвала.

Это было место, о котором знали только сеньор Башни, Маги, тайно проводящие эксперименты внизу, и Мюллер из семьи разработчиков. Некоторое время Кэйл шёл по тропинке, прежде чем наткнуться на маленькую дверь.

— … Здесь есть магическое устройство, которое поднимет тревогу.

Хэпхи шагнул вперёд, пока Мюллер бормотал всё это. Как только Чёрный Дракон слегка взмахнул лапой, маленькая дверь открылась. Естественно, тревога не поднялась. Мюллер был шокирован, но Кэйл было на это плевать, он торопливо вошёл в открывшуюся дверь.