Глава 77.2. Хороший Человек (часть 3)

— Тогда мы можем попросить Вас проводить нас к выходу, когда вы решите завтра уйти?

— Конечно. Мы должны помогать друг другу в трудную минуту.

Взгляд Литаны стал более мягким и тёплым по отношению к Кэйлу. Он был таким же хорошим человеком, каким казался. Скорее всего, она чувствовала вокруг этого парня странную ауру, потому что он был таким хорошим человеком.

Когда он посмотрел на Королеву Джунглей, у Кэйла было печальное выражение лица.

— Простите меня. Уверен, у Вас тоже было отчаянное желание.

— Всё в порядке. Я ничего не могу с этим поделать. Я просто рада, что мне не придётся видеть этот лес в огне.

Огонь. Услышав это слово глаза Кэйла на мгновение сверкнули, однако этого никто не заметил.

— Огонь. Это очень страшное слово. Я чувствую, как Вам трудно было принять подобное решение, поскольку Вы, южане, очень цените природу.

— Вы знаете о юге?

— Немного, но я читал о нём в книгах. Я люблю путешествовать и люблю красивые места.

— Хо, понятно, понятно, слабый человек.

Кэйл почувствовал озноб, услышав слова Хэпхи, но продолжал говорить с вдохновением:

— Я читал о том, как прекрасны горы джунглей, озёра и всё остальное. Когда мы сможем выбраться из этого Оорима, я планирую посетить их в будущем.

— Понятно.

Голос Литаны был полон разочарования, горечи и печали. Она не могла лгать, или притворяться невежественной перед этим человеком, который с нетерпением ждал прекрасных пейзажей джунглей.

Лица её подчинённых тоже стали мрачными.

— К сожалению, джунгли, которые вы увидите, покинув Оорим, не будут прекрасными.

— … Что Вы имеете в виду?

Джунгли были примерно в дне пути от Оорима. Они были довольно широки, поскольку занимали большую часть юга. Однако, почему Литана решила прийти к Оориму?

Потому что он был близко к месту пожара.

— Джунгли находятся в огне.

— Что? Тогда почему бы вам не потушить его сразу же?

— … Это огонь, который не распространяется, но также тот, который мы не можем потушить.

Увидев недоумённый взгляд Кэйла, Литана начала объяснять ситуацию с огнём в джунглях.

— Однажды, в первой секции джунглей, о, Оорим тоже относится к первой секции джунглей, — там внезапно начался пожар. Вода, магия, заклинания, казалось, ничего не помогало. Мы были сильно обеспокоены, но он просто оставался в первой секции, не распространяясь в другие места.

Литана начала бормотать с горьким выражением лица:

— Я не уверена, хорошо это или плохо.

Это был странный огонь. Однако Кэйл знал, что это был за огонь.

Огонь, который нельзя потушить с помощью магии или заклинаний.

Ответом была алхимия.

Алхимия относилась больше к науке, чем магии. И как раз существовала Империя, которая развивалась в направлении алхимии, не имея больше ничего ценного.

Империя Могору.

Империя с колокольней алхимиков была той, кто вызвал этот огонь.

«Если быть более точным, это имперский принц Империи Могору.»

Имперский принц, у которого имелись опасения касаемо Литаны, сумевшей объединить пятнадцать секций джунглей, скрытно вызвал этот огонь.

Однако никакие тайны не могли оставаться тайнами вечно. К концу четвёртого тома, Литана, которая сожгла Оорим чтобы спастись, узнаёт, что имперский принц был виновником огня в джунглях и создаёт союз с Тункой, несмотря на то, что философия варворов, «выживает сильнейший», не совпадает с мировоззрением жителей джунглей. Вместе они нападают на Империю Могору.

Королева, которая ездит верхом на чёрной пантере вместо лошади, ведёт своих воинов защищать джунгли.

«Но это не моя проблема».

Кэйл никак не хотел в этом участвовать. Он просто собирался позаботиться об огне и получить за это деньги, после чего заняться ещё несколькими вещами и вернуться на территорию Хэнитьюз.

Это потому, что он не хотел видеть имперского принца Империи Могору.

«Он не очень хороший человек».

Наследный принц Альберу и имперский принц были похожими людьми. Вот почему Кэйл считал его плохим, но всё же они имели и некоторые различия.

Наследный принц Альберу заботился о справедливости. Вот почему Кэйлу было легко договориться с ним и использовать его.

Однако имперский принц не был таким.

Он заботился только о себе. Этот принц также был довольно хитрым и коварным.

Он был похож на Кэйла, но по-другому. Кэйл отогнал свои мысли об имперском принце, который хотел взять под контроль всё в центре Западного континента, и напряг мышцы лица.

Теперь он выглядел обеспокоенным.

— Это большой огонь?

— … Я никогда в жизни не видела такого большого огня. Он стреляет высоко в небо, будь то день, или ночь, создавая ощущение, будто каждый день происходит взрыв.

— Тогда, к нему скорее всего трудно приблизиться.

— Да. Ни животные, ни люди не могут находится близко к нему. Просто подойдя ближе, чувствуешь, как сгораешь.

— Как ужасно, *вздох*, очень ужасно.

Литана посмотрела на Кэйла, который, казалось, действительно был разочарован этим и почувствовала благодарность. Редко можно было встретить человека из центра континента, который так заботился бы о Юге или природе.

— Однако, мы сделаем всё возможное, чтобы потушить огонь.

— Понятно.

Она видела, как Кэйл, который кивнул, внезапно впал в состояние глубокой задумчивости. Однако это продолжалось недолго. При этом его взгляд, казалось, был полон решимости.

— Я… Хаа…

Внезапно замолчав и вздохнув, он коснулся своего лица. Тем не менее он вновь посмотрел на Литану с решимостью.

— Пожалуйста, отведите меня к огню.

— Простите?

Кэйл знал о Литане как о той, кто была слаба против слабых и пыталась дать всё, что могла хорошим людям. Плохое она возвращала в десятикратном размере, а благодать в тысячу раз больше, чем получала.

У Кэйла было очень искреннее выражение лица, когда он начал говорить с уверенностью и слегка дрожащим голосом.

— Думаю, я смогу потушить огонь.

— Что?

Хэпхи начал кричать в голове Кэйла.

— Слабый человек, что ты делаешь? Ты сегодня очень странный! Ты слабак! Что ты пытаешься сделать?

Кэйлу было всё равно, поскольку на его лице всё ещё было выражение решимости.

— Я верю, что смогу его потушить.