Глава 97.1. Я чувствую (часть 1)

Месяц спустя

Кэйл расслаблялся ровно месяц. Честно говоря, с его точки зрения он идеально наслаждался отдыхом, но остальные видели это по-другому.

— Ему скучно?

Хэпхи наблюдал за Кэйлом, который тупо уставился в окно, время от времени закидывая виноград в рот. Лицо Хэпхи было серьёзным.

Как он мог не волноваться? Кэйл качался в кресле-качалке последние два часа, глядя в окно и поедая фрукты. Он не сказал ни слова и даже не изменял выражение лица.

Единственное, что он делал, это отщипывал виноград по одному, чтобы закинуть в рот, продолжая смотреть в окно.

— Странно, очень странно.

Теперь чуть выросший котёнок Пхи вилял хвостом рядом с Хэпхи, тоже наблюдая за Кэйлом.

К сожалению, эти двое валялись на кровати довольно далеко от Кэйла, который сидел у окна. Он не слышал, что они говорили.

— Каждый день он просыпается всё позже и позже. Он также ест всё меньше и меньше. Затем он засыпает всё раньше и раньше. В последние дни он вообще практически не двигается.

Хэпхи с серьёзным выражением лица делился своими наблюдениями с Пхи. Затем он снова нахмурился.

— Он опять заснул!

Виноград в руке Кэйла упал на пол. Кэйл снова заснул, покачиваясь в кресле-качалке.

От этого глаза Хэпхи задрожали.

Он спал больше, ел меньше и практически не двигался! Это могло означать только одно!

— … Он заболел?

Выражение лица Пхи стало серьёзным, а его уши навострились.

— Нет, это плохо!

Кэйл, на которого смотрели Хэпхи и Пхи, казалось, даже побледнел.

Конечно же, так казалось только потому, что Кэйл продолжал сидеть под солнечными лучами, пока все остальные лежали в тени.

— … Не думаю, что дело в этом.

Только серебристый котёнок Ангэ покачала головой, услышав, что говорят её младшие братья. Всё что она видела, Кэйл бы просто счёл раздражающим.

— Нет! Я прочитал об этом в книге, которую мне недавно дала Розалин!

Изучив все языки континента, Хэпхи теперь читал сказки, которые Розалин приносила ему с собой.

— Там был один принц, на которого наложили проклятие, которое заставляло его спать всё время!

— Боже мой!

Пхи был шокирован, а Хэпхи всё так же серьёзно продолжал говорить.

Разумеется его голос был недостаточно громким, чтобы потревожить спящего Кэйла.

— Конечно же я проверил его на отравление, или проклятие. К счастью, всё нормально. Это означает, что высока вероятность, что он болен.

«Боже мой».

Ангэ была поражена, что Хэпхи и вправду проверил, был ли Кэйл проклят, или отравлен. Однако Хэпхи было всё равно, он просто продолжал говорить.

— Его состояние ухудшилось, когда мы приехали сюда, в деревню Харрис и Лес Тьмы. Это может быть необъяснимым побочным эффектом пребывания в Лесу Тьмы.

Группа Кэйла в настоящее время пребывала в Деревне Харрис.

Конечно же, причиной такого «ухудшения» стало то, что только здесь Кэйл мог по-настоящему начать жизнь бездельника вдали от Графа и других людей, отвечающих за территорию.

Хотя в Деревни Харрис были другие люди, в основном это были наёмные специалисты, которые должны были закончить новое кладбище и восстановить деревню.

У Кэйла, который оставался всё время в доме, не было причин на них натыкаться.

И всё своё время Кэйл проводил в небольшом двухэтажном здании, которое было построено после их последнего визита в Лес Тьмы.

— Отец, я хочу лично посмотреть, как идёт восстановление деревни, поэтому я решил взять на себя ответственность за деревню Харрис.

— … Кэйл, вилла о которой ты говорил ещё далека от завершения.

— Там есть много домов, в которых остановились рабочие мастера. Мне просто нужен один двухэтажный. Я также думаю, что выздоровление Рона пройдёт спокойнее в отдалённой деревне.

— Хорошо, я согласен.

Кэйл очень обрадовался, и без промедления отправился в деревню Харрис, получив одобрение отца.

Хэпхи, который ничего этого не знал, беспокоился. В этот момент кто-то начал стучать в дверь.

Тук-тук-тук!

— Молодой Мастер-ним!

Это был заместитель дворецкого Ганс.

Когда прозвучал его голос, Ангэ и Пхи начали потягиваться, в то время как Хэпхи раскрыл крылья, после чего сложил их обратно.

Дверь отворилась, и Ганс не сдержал вздоха.

— Здравствуйте, Ганс.

— Рад вас видеть, заместитель дворецкого.

— Заместитель дворецкого, я голоден.

Слова Ангэ, Пхи и Хэпхи заставили Ганса нахмуриться. Его щека дёрнулась, а ноздри раздулись.

— … У меня такое чувство, что когда-нибудь моё сердце остановится.

Ганс схватился за сердце и поделился своими чувствами с ними.

Он узнал об Ангэ, Пхи и Хэпхи, как только они прибыли в деревню Харрис. Сначала он был сильно шокирован, но быстро пришёл в себя.

Кэйл, который проснулся, со вздохом открыл глаза. Ганс посмотрел на Кэйла и начал говорить, при этом выглядя так, будто был готов заплакать:

— Я никогда бы и не подумал, что существуют такие милые и прекрасные существа! Мне так повезло служить Вам, Молодой Мастер-ним!

«Какого чёрта он несёт?»

Кэйл просто проигнорировал глупости Ганса. Заместитель дворецкого проводил много времени, заботясь о трёх детях, больше чем сам Кэйл.

Казалось, причина по которой Ганс чаще всего приходил в комнату Кэйла, заключалась больше в них, чем в Кэйле.

— Заместитель дворецкого! Что ты на этот раз принёс поесть?

— Хэпхи-ним. У нас есть Ваш любимый нежный стейк из говядины и сладкое ванильное мороженое, над созданием которого работали Розалин-ним и шеф-повар Бикрокс.

— Охх, — вот такой была еда, которая нравилась этим детям.

Кэйл неспешно встал, наблюдая, как они взаимодействуют.

— Ухх, — при этом он застонал.

«Может мне сделать растяжку?»

Его тело было деревянным после слишком долго просиживания в кресле-качалке. Однако Кэйл был готов терпеть этот дискомфорт в своей жизни бездельника.

Игнорируя серьёзные взгляды Хэпхи и Пхи, он заговорил с Гансом.

— Сейчас все здесь?

— Да, господин. Сегодня их тренировки должны были закончиться пораньше.

Кэйл кивнул и направился к лестнице ведущей на первый этаж.

В столовой на первом этаже стоял длинный стол.

— Молодой Мастер-ним.

— Рон, теперь ты выглядишь лучше.

— Да, господин. Вот Ваш лимонад.