Глава 111. Лунный фестиваль

В нескольких сотнях метров над облаками небольшая деревянная лодка неслась по синим небесам, словно падающая звезда.

И в этой деревянной лодке, которая производила впечатление сокровища Бессмертных, сидели две фигуры; красивый молодой человек и девушка, опустившая голову ему на плечо, от чего со стороны они выглядели, как парочка влюблённых.

Эти двое уже два дня бороздили небеса на своей скоростной лодке, но никто из них даже рта не раскрыл за всё это время.

Однако несмотря на такое молчание, никто из них не чувствовал себя неловко или недовольно. На самом деле девушка улыбалась, наслаждаясь моментом.

Внезапно она открыла глаза и заговорила:

— Отец, у меня есть вопрос…

— Какой же?

Цююэ повернулась, чтобы взглянуть на Су Яня, и с любопытством в глазах спросила:

— Как вы с мамой познакомились?

Услышав её вопрос, Су Янь закрыл глаза.

— Это было во время Лунного фестиваля, который проводился в Храме Священной Луны каждую тысячу лет, – сказал он мгновение спустя меланхоличным голосом. – Это было за много тысяч лет до твоего рождения.

«Лунный фестиваль…» – мысленно повторила Цююэ.

Лунный фестиваль был традицией её семьи; грандиозным событием, устраиваемым каждую тысячу лет для увеличения их рода.

Цююэ саму выбрали для участия в Лунном фестивале, но поскольку она сбежала, прежде чем смогла принять участие в следующем, кроме того, что ей рассказывала Юэхай, она мало что знала.

— В то время мы почти не разговаривали друг с другом, но именно это было началом наших отношений, – продолжил Су Янь.

В его голове всплыл образ похожей на Цююэ женщины, стоящей перед большой луной, которая освещала её невероятную красоту.

— После этого нам не удавалось увидеться ещё несколько сотен лет. И к нашей следующей встрече я обнаружил её на смертном одре.

— Что?! – не веря ушам, воскликнула Цююэ.

Её мать была на смертном одре? Как такое возможно? Она никогда не слышала о том, что её мать когда-либо была больна или ранена до состояния, близкого к смерти.

— Что с ней случилось? Почему она была на смертном одре? – встревоженно спросила она.

Су Янь покачал головой.

— Я расскажу тебе об этом, когда придёт время, – ответил он, отказываясь раскрывать подробности.

Цююэ потеряла дар речи. Почему он ей не говорит? Почему время должно быть подходящим? Она очень хотела узнать, но прекрасно знала, что Су Янь ничего не скажет, сколько бы она ни просила.

— Хмф… – недовольно фыркнула она. – Тогда скажи, что ты любил в моей маме?

Су Янь улыбнулся, и в его глазах появился блеск.

— Всё… от её харизмы до того как она дышала. Я любил её пронзительный взгляд, её грациозные движения, её чистый голос, её мягкую кожу… Всё.

Цююэ была немного удивлена, казалось, бесконечными восхвалениями Су Яня. Когда она впервые узнала об отношениях своей матери с Су Янем, она не могла в это поверить, потому что они никогда не проявляли никаких признаков, которые бы указывали на их близкие отношения.

Однако как бы озадачена она ни была, Цююэ была рада услышать от него подобные слова. На самом деле, она могла чувствовать привязанность Су Яня к Юэхай благодаря одному лишь его тону.

— Ясно…

На лице Цююэ вновь появилась улыбка, и она внезапно обхватила его руку своими собственными, тесно прижавшись всем телом.

— Если бы ты ещё не заключал в объятия всех девушек, которых ты примечаешь своими хитрыми глазами… – пробормотала Цююэ, заставив Су Яня напрячься.

Однако на этом её вопросы не закончились.

— Кстати, раз речь зашла о них… Ты их тоже любишь?

После некоторого молчания Су Янь беспечно ответил:

— Я уже в таком возрасте, когда не способен так легко влюбляться в каждую встречную, особенно в этих маленьких девочек, которым ещё предстоит познать настоящий Мир культивации. К тому же, они не обладают чем-то, что я ещё не видел.

— Тогда почему ты выбираешь их? Просто ради культивации? Ты этим наслаждаешься? – продолжила Цююэ.

— Да, ради культивации. А насчёт наслаждения… Сможешь ли ты наслаждаться простым хлебом, когда уже испробовала лучшую кухню мира бесчисленное множество раз? Культивация с людьми здесь сродни игре с детьми. Если я не буду сдерживаться, то боюсь, что могу причинить им вред…

— Значит, если бы мы сегодня покинули этот мир и вернулись на Четыре Божественных Неба, ты бы ничего не почувствовал?

Су Янь закрыл глаза, задумавшись.

— Хоть это и правда, что я не испытываю привязанности ни к этому месту, ни к его людям, но также верно и то, что я принял некоторых избранных в свои объятия.

После этого он сделал паузу и продолжил уже тихим голосом:

— Но есть одна маленькая девочка, которую я не хочу оставлять одну…

— Маленькая девочка?

Если она смогла привлечь внимание такого Бессмертного, как Су Янь, она должна быть уникальным человеком.

— Она напоминает мне первую жену, которая умерла, как смертная, – сказал Су Янь с горькой улыбкой. – Может, я покажусь тебе эгоистичным, но я хочу убедиться, что она достигнет Божественности, прежде чем мы покинем это место.

«Особенная, значит? Как же ей повезло…» – мысленно произнесла Цююэ, размышляя об этой особенной персоне.

Су Янь продолжил рассказывать о времени, проведённом с Юэхай, а Цююэ слушала его с восторженным выражением лица, словно ребёнок, которому рассказывали героические истории.

Время пролетело быстро.

И прежде чем они поняли, они уже прибыли в Северный Регион.

Когда деревянная лодка остановилась, Цююэ глубоко вздохнула, расстроившись, что у неё больше нет причин липнуть к Су Яню, словно банный лист. Несмотря на то, что она воспользовалась самым медленным сокровищем, которое у неё было, дабы больше времени провести рядом с Су Янем, они всё равно прибыли слишком быстро.

— Значит, это и есть Северный Регион? – сказал Су Янь, оглядывая земли, которые простирались под ними.

Кругом не было ничего, кроме нескончаемого леса.

— Можешь ли ты обнаружить Гробницу Наследия своим Духовным Чувством? – спросил он Цююэ.

— Нет, – покачала она головой. – Однако я чувствую большую толпу людей в нескольких десятках миль к югу.

— Ладно, дальше продолжим путешествие пешком. Парящие сокровища в этом мире привлекают слишком много внимания, – сказал Су Янь.

Цююэ кивнула, и деревянная лодка начала спускаться к земле.