Глава 238. Анонимное голосование

Старейшины секты провели следующие полчаса, размышляя над проблемой в тишине.

Если они позволят Су Яню вести его маленький бизнес, тогда ученики мужского пола будут постоянно жаловаться им, что их партнёрши избегают их.

Но если они запретят Су Яню делать массажи, настанет очередь учениц жаловаться им. Независимо от того, по какому пути они решат пойти, это не сможет удовлетворить обе стороны.

— Есть идеи лучше? – спросил старший старейшина, выслушав несколько неудачных идей.

— Если нельзя угодить обеим сторонам, то почему бы нам просто не выбрать одну? Другая сторона со временем успокоится.

— Но какую сторону мы должны выбрать?

— Почему бы не провести анонимное голосование? Либо останавливаем Су Яня и злим учениц, либо игнорируем сложившуюся ситуацию и злим учеников мужского пола.

Старейшины секты обменялись взглядами и согласились участвовать в анонимном голосовании.

Через несколько минут, когда голоса были отданы, старший старейшина секты подсчитал голоса.

— Девять из нас согласны проигнорировать ситуацию, в то время как остальные десять хотят, чтобы Су Янь приостановил свой бизнес.

Когда пять старейшин секты, проголосовавших в поддержку бизнеса Су Яня, узнали о результатах, на их лицах появились признаки сожаления, так как они больше не смогут насладиться массажем Су Яня.

— Хоть это и было анонимно, я скажу, что проголосовал против Су Яня, — внезапно заявил один из старейшин. – Одно дело, если разозлятся ученицы, но если ученикам мужского пола будет не хватать партнёрш для культивации из-за Су Яня, это сильно повлияет на нашу секту, поскольку их единственный способ развития – парная культивация.

Старейшина секты объяснил причину, по которой он проголосовал против Су Яня. И после этого остальные тоже задумались.

Если даже половина учеников Внешнего Двора лишатся возможности заниматься культивацией, общая боеспособность секты будет снижена, что может представлять большую угрозу их безопасности.

— Но женщины – чрезвычайно непредсказуемые существа, особенно те, которые состоят в Секте Духовного Процветания… Кто знает, на что они пойдут, если мы лишим их удовольствия. Я говорю это как женщина…

— Если большинство старейшин вмешаются в ситуацию, ничего страшного не произойдёт, и всё вернётся на круги своя. Даже если они разозлятся, они не посмеют причинить большие неприятности старейшинам секты.

После этого наступила тишина.

И только несколько мгновений спустя старший старейшина вновь заговорил:

— Тогда решено. Хоть и прискорбно, что до этого дошло, хоть он, по сути, не сделал ничего плохого, нам придётся остановить бизнес Су Яня, поскольку он создаёт слишком много конфликтов среди учеников. Так что… Кто бы хотел донести до Су Яня наше решение?

Старейшины озадаченно обменялись взглядами.

Хоть половина из них и проголосовали против Су Яня, на самом деле никто из них не хотел рассказывать ему об этом лично и брать на себя ответственность, поскольку ученицы наверняка обрушат на этого человека весь гнев.

Когда прошло много минут, и никто не захотел добровольно выполнить эту задачу, один из них поднял руку и сказал:

— Раз уж никто не хочет сделать это добровольно, несмотря на недавнюю готовность закрыть бизнес Су Яня, я сделаю это.

Старейшины секты разом повернулись, чтобы посмотреть на того, кто это сказал.

— Вы уверены, старейшина Сун?

Добровольцем оказался не то иной, как старейшина Сун, дедушка Сун Цзинцзин.

— Кто-то ведь должен сделать это, верно? К тому же, я уже общался с ним ранее, поэтому лучше всего подхожу для этой задачи.

— Извините за беспокойство, старейшина Сун.

Старейшина Сун покачал головой и вскоре покинул это место.

Как только он ушёл, остальные старейшины выразили своё удивление.

— Кто бы мог подумать, что такой человек, как старейшина Сун, добровольно согласится выполнить такую задачу…

— Точно! Это последний человек, от которого я это ожидала!

Пока старейшины оставались в зале собраний, старейшина Сун приближался к дому Су Яня.

И, как можно было предположить, вся округа была заполнена ученицами.

Прошло несколько дней с тех пор, как Су Янь возобновил свой бизнес, и весь Внешний Двор уже узнал об этом. Другими словами, здесь присутствовала большая часть учениц Внешнего Двора, которых были сотни.

Тем не менее, несмотря на толпу народа, все ученицы покорно уступали дорогу старейшине Суну, как только замечали его. В итоге, старейшина Сун без особых проблем добрался до двери в дом Су Яня.

Хоть старейшина Сун и мог войти в дом по своему желанию, двери перед ним были закрыты, и он не хотел устраивать сцену, так что решил подождать снаружи, пока Су Янь сам не выйдет к нему.

Через несколько минут дверь открылась, и на улицу вышла ученица, покачивающаяся из стороны в сторону.

Старейшина Сун смотрел ей вслед с приподнятыми бровями. Он чувствовал запах Инь Ци, исходящий от неё, поэтому подумал: «Этот мальчишка Су Янь… У него хватает сил заниматься культивацией с такой огромной очередью снаружи?»

Старейшина Сун не мог не испытывать зависти к Су Яню в своём сердце после того, как увидел эту сцену, потому что он не был таким популярным даже в свои лучшие годы в роли ученика Основы, хотя Су Янь был лишь учеником Внутреннего Двора.

— Хмм? Старейшина Сун? – сказал появившийся в дверях Су Янь. – Я рад, что даже вы решили навестить меня, но разве вы не знаете? Я приглашаю в свою комнату только женщин.

— Чт— Не валяй дурака! Я здесь по другому вопросу! – тут же воскликнул старейшина Сун, чтобы избежать недоразумений.

— Да? – улыбнулся Су Янь. – Тогда давайте поговорим внутри.