Глава 273. Наказание Ван Шурен

Как только рука Су Яна добралась до пояса, который удерживал одежду Ван Шурен, он медленно потянул его, заставляя пылающий яркими цветами халат упасть на землю.

Лицо Ван Шурен покраснело, когда она увидела, что Су Янь пристально разглядывает ее тело. Однако, как ни странно, ее это не беспокоило. В отличие от грязных и извращенных взглядов, которыми обычно одаривали ее мужчины, взгляд Су Яня был полон нежности и любви; это было действительно приятное чувство, которое заставляло ее испытывать тепло.

— С-Су Янь…

Ван Шурен посмотрела на него слегка встревоженным взглядом, по-видимому, обеспокоенная тем, что сейчас произойдет, хотя она и знала на что шла…

— Не волнуйся, я буду направлять тебя…и твое тело.

Сказала Су Янь и отвел ее в сторону кровати.

Ван Шурен легла на кровать, выставив на показ свое черное нижнее белье, что еще больше подчеркивало ее зрелую красоту.

— Если это займет слишком много времени, мои люди заподозрят неладное… – Вдруг сказал ему Ван Шурен.

Су Янь кивнул и принялся снимать черное дудоу (форма лифа), которое скрывало большую грудь Ван Шурен.

Перед Су Яном открылась большая пара молочно-бледных и красивых грудей с розовыми сосками.

Из всех его партнеров в этом маленьком мире, будь то грудь или зад, Ван Шурен определенно имела самые большие пропорции. Однако, несмотря на столь внушительное сложение, она оставалась грациозной, а ее тело было стройным и высоким, почти как песочные часы.

Черт возьми, даже на Четырех Божественных небесах было не так уж много женщин, которые, как он знал, могли бы превзойти Ван Шурен по формам.

— Прошу меня простить…

Желая попробовать на вкус ее дыньки, Су Янь быстро, но нежно обхватил своим ртом грудь Ван Шурен, а затем, используя язык, стал дразнить её соски.

— Ах!

Спустя несколько минут поддразниваний, Су Янь внезапно просунул руку в нижнее белье Ван Шурен, которое скрывало заветную пещерку.

Затем он использовал свои пальцы, чтобы погладить влажные лепестки цветка, все еще посасывая грудь, от чего Ван Шурен стонала еще громче.

— Ах…. Ааа … Ааа!

Ван Шурен испытывала в этот момент неописуемое чувство удовольствия, и ее сердце и разум наполнились похотью.

— С-Су Янь…

Ван Шурен страстно смотрела на красивое лицо Су Яня. Она никогда не испытывала таких чувств к кому-либо, тем более к молодому человеку, который был вдвое моложе ее. Что же касается ее беспокойства, то оно давно исчезло…

Некоторое время спустя Су Янь вытащил свою руку из нижнего белья Ван Шурен, и ее Инь Ци залила всю кровать.

Решив, что все кончено, Ван Шурен воспользовалась моментом, чтобы перевести дух, но не успев отдохнуть и пары секунд, она почувствовала, как Су Янь стянул с неё остатки нижнего белья.

Су Янь раздвинул ноги Ван Шурен и приблизил свой рот к ее промокшей младшей сестренке.

Он поцеловал сочащуюся щелочку, прежде чем вторгнуться внутрь своим змееподобным языком.

— Спасибо за угощение~

Сок непрерывно тек из нижней части тела Ван Шурен, а сама она громко кричала, и её тело дрожало от восторга.

После того как Су Янь удовлетворился вкусом Инь-Ци Ван Шурен, он начал снимать свою собственную одежду.

Ван Шурен медленно открыла глаза, когда услышала, что одежда Су Яня упала на пол. Ее разум был затуманен, и всё казалось таким странным, но все же она быстро узнала предмет между ног Су Яня, который напомнил ей меч, направленный в небеса.

— Такой большой…

Ван Шурен потрясенно ахнула.

Постой, он вообще войдет в меня? – от удивления она испытала легкий страх.

Су Янь не сразу проник в Ван Шурен и дал ей возможность немного отдохнуть.

— Ты уверена, что хочешь этого? – Вдруг спросила он, – Еще не поздно передумать.

— Ты уже достаточно осквернил моё тело, к чему этот вопрос?…

— Осквернил… слишком неподобающее слово…

Ван Шурен усмехнулась и сказала: «Поскольку мы уже достигли этой точки, если ты не продолжишь, то мне будет неловко видеть тебя в будущем…»

Су Янь на мгновение замолчал, прежде чем заговорить: «Я делаю это потому, что…»

— Все в порядке, тебе не нужно ничего говорить.

Ван Шурен внезапно прервала его, покачав головой.

— Я полностью осознаю, что не смогу стать твоей единственной, даже если отдамся тебе вся… Я понимаю, что это не входит в твой образ жизни и методы культивации…

Ван Шурен раздвинула ноги и продолжила говорить: «Я только надеюсь, что ты не забудешь обо мне… вот и все».

Ван Шурен был уверена, что Су Янь сможет достигнуть таких высот, где кто-то вроде неё всего-лишь букашка, и поэтому есть большая вероятность, что он забудет её… Но она готова была пойти на все, лишь бы остаться в его памяти, даже отдать ему свою чистую сущность Инь.

— Вот оно как..

Су Янь спокойно кивнул и продолжил приближаться к нетерпеливому телу Ван Шурен.

— Однако ты явно недооценила меня… – внезапно сказал он.

— После того, как наши тела соединятся, ты навсегда займешь место в моем сердце, так что… я не смогу тебя забыть. Хоть я и не могу полностью принять тебя из-за некоторых причин, но я не оставлю тебя. Когда придет время, и, если ты будешь готова следовать за мной, я с радостью возьму тебя с собой.

Глаза Ван Шурен расширились от удивления. Она была так ошеломлена, что не знала, как ответить, и только молча смотрела на него.

— Столько всего было сказано… Теперь настало время твоего настоящего наказания…

Сказал Су Янь и протолкнул свой жезл в её тесную пещерку, вызывая в Ван Шурен непередаваемые ощущения.

Почувствовав, как раздвигаются ее нижние губы, а вместе с ними и приходящую боль, Ван Шурен быстро забыла об их разговоре и могла сосредоточиться только на происходящем.

Ее ум не мог думать ни о чем, кроме толстого стержня Су Яня, который разрывал ее девственную плеву, входя всё глубже и глубже

— Ааааа!

Ван Шурен прикусила губу, пытаясь сопротивляться боли.

Через несколько секунд, когда стержень Су Янь заполнил ее отверстие и боль начала постепенно исчезать, Ван Шурен вытерла пот со лба и вздохнула с облегчением.

— Еще слишком рано для облегчения. – Вдруг сказал Су Янь с усмешкой на лице.

— А?

И в этот момент Су Янь начал двигать тазом, вставляя и вынимая свой толстый жезл в пещерку Ван Шурен.

Чувствуя, как толстый стержень Су Яня трется о ее дырочку, Ван Шурен сразу же начала безумно стонать.

— Аааах!

— Ааааах!

— ААААХ!!!