Глава 406. Полное Уничтожение Корпорации Цзун

Жэнь Сяосу тупо уставился на лежащие перед ним сотни ручных гранат и не находил слов. Командир Второй роты Ли Хайчэнь посмотрел на Чжан Сяомань и сказал:

— «Запомните: мы дали вам гранаты, чтобы вы помогли уменьшить число жертв в наших ротах. Разумно используйте боеприпасы и не заходите слишком глубоко в ряды противника. Иначе даже если вам удастся достичь чего-то великого, я всё равно доложу о вас командиру.».

В конце концов Чжан Сяомань сумел переместить командира Второй роты Ли Хайчэнь, объяснив это тем что это поможет уменьшить потери для их стороны. Во время нападения на деревню Шичуань, прошлой ночью вторая рота понесла потери в десять человек. Все они были хорошими друзьями, которые вместе тренировались и хорошо ладили друг с другом. Сохранить жизни своих товарищей было важнее любых боевых достижений, и это было единодушным мнением среди офицеров крепости 178.

Когда придёт время сражаться в трудных битвах, они будут сражаться. Но если был выход получше, то выживанию товарищей было приоритетом.

— «Ни капельки не волнуйтесь» — с улыбкой сказал Чжан Сяомань — «Мы будем вас защищать как младшую сестрёнку, так зачем же нам делать что-то подобное? Давай-давай, Жэнь Сяосу убери эти гранаты. Ночью мы продолжим атаку.».

Сяосу спокойно наблюдал как Чжан Сяомань ведёт переговоры со Второй и Третьей ротами. Группа солдат курила и болтала в стороне, а некоторые даже сняли обувь. Всё здание было наполнено странным запахом, который смешивался с запахом сигарет. Однако сигареты отличались от тех, что курили частные войска других крепостей. Даже пока солдаты болтали, они держали автоматы так что в любой момент могли перейти в боевой режим.

Старина Сюй говорил ему, что крепость 178 — это совсем другое место. В то время Жэнь Сяосу думал что поскольку все они были крепостями, разве они могли отличаться? Но увидев насколько всё было по-другому, теперь он понял что имел в виду Сюй Сяньчу.

Сяосу забрал гранаты и спросил Чжан Сяомань:

-«Я думаю, во время нашей атаки мы должны быть более осторожны. Планировка деревни Шичуань очень сложна, и корпорация Цзун недавно построила несколько новых зданий. Мы не можем гарантировать что у них нет каких-то трюков в рукавах. У меня такое чувство что наша атака идёт слишком гладко.».

Если всё идёт слишком гладко, то это всегда вызывало у Жэнь Сяосу некоторое беспокойство.

Чжан Сяомань не знал смеяться ему или плакать.

— «Ты говоришь что всё было просто? Если бы не тот факт что ты можешь точно бросать эти гранаты, ты знаешь сколько наших людей погибло бы в этом городе? Ты не знаешь, но командир батальона Чжоу был готов пожертвовать в этом бою всем Передовым ударным батальоном.».

Сяосу был ошеломлён.

— «Неужели это так серьёзно? Он готов пожертвовать всем Передовым ударным батальоном ради этого городского боя?».

— «Именно так» — Чжан Сяомань вздохнул и сказал: — «Только взяв деревню Шичуань и очистив спрятанные здесь огневые точки дальнобойной артиллерии, войска в тылу могут без забот перегруппироваться на передовой оперативной базе и перейти к следующему этапу сражения.».

Цзяо Сяочэнь добавил:

— «В наши дни все войны сводятся к современному огнестрельному оружию и взрывчатым веществам. Роль нашего передового ударного батальона состоит в том, чтобы устранить все препятствия на ранних этапах войны. После этого мы временно возьмём на себя роль разведчиков, чтобы справиться с проникновением и разведкой и уточнить любую недостающую информацию о карте для остальных наших войск. После этого мы практически не участвуем в масштабных сражениях.».

— «Значит нас послали сюда в качестве пушечного мяса?» — Сяосу нахмурился. Почему он именно так понял слова Сяочэнь?

Но Чжан Сяомань сразу же отверг любое предположение об этом. — «Мы не пушечное мясо» — серьёзно сказал он. Крепость 178 никогда не нуждалась в пушечном мясе чтобы выиграть войну. Просто деление наших боевых сил отличается. Сегодняшние жертвы приведут к победе тыловых войск. Это также причина, по которой все кандидаты на преемника командира крепости 178 должны пройти через роту «Острые как Бритва». Только те кто рисковал своей жизнью, имеют право вести других за собой.».

Сяосу молчал. Цзяо Сяочэнь хлопнул его по плечу и радостно сказал:

— «Командир Чжан пришёл из роты Острые как Бритва. Если мы действительно пушечное мясо, и если командир тоже хотел быть пушечным мясом… Что делает нас настолько особенными, что мы можем отвергнуть идею этого?».

Сяосу осенило понимание. Вероятно именно благодаря примеру нынешнего командира, крепость 178 была такой сплочённой силой.

Так Чжан Цзинлинь не просто так отправил его в роту «Острые как Бритва» после того как Сяосу сказал, что хочет воевать в самой опасной роте в крепости?

— «Как долго мы будем вести эту войну?» — спросил Жэнь Сяосу.

— «Естественно, до тех пор пока корпорация Цзун не будет полностью уничтожена! Мы будем сражаться на всём северо-востоке, пока не достигнем горы Пинло» — сказал Чжан Сяомань. — «Пока гиена, подобная Корпорации Цзун не будет полностью уничтожена, на Северо-западе не будет мира.».

Сразу после захода солнца, рота «Острые как Бритва» повела атаку вглубь деревни Шичуань.

Похоже днём враги получили приказ вернуть утраченные позиции. Но в городских войнах нападающие всегда оказывались в невыгодном положении. Противник выбрал для прорыва, именно то направление где располагались вторая и третья роты.

Оба командира рот уже были полны гнева, и чем больше они думали об этом, тем мрачнее были. Теперь когда враг чуть не вломился к ним в дверь, они определённо нанесут по ним беспощадный удар.

Когда они прорвались через вражеские линии, на захваченных ими пулемётных позициях все ещё оставались тяжёлые пулемёты и боеприпасы, которые можно было использовать. Однако Чжан Сяомань и другие из роты «Острые как Бритва» не взяли их, потому что они уже и так несли большой вес.

Теперь когда всё это оружие и боеприпасы были в руках Второй и Третьей роты, всё чего они хотели — это обрушить град пуль на врага. Несколько стен даже рухнули от мощного артиллерийского огня.

Ли Хайчэнь ревя от ярости стрелял из пулемёта, безжалостно уничтожая врагов.

Защитники деревни Шичуань предприняли несколько волн атак, но им не удалось прорвать оборонительную линию которую создали Вторая и Третья роты. Они были вынуждены отступить.

После того как закончился второй день внезапных атак, рота «Острые как Бритва» повела за собой остальные войска чтобы продвинуться в деревню на пять километров. Лишь небольшая часть войск корпорации Цзун всё ещё оказывала упорное сопротивление в некоторых зданиях на севере.

Из-за этого сражения защитники деревни Шичуань были чрезвычайно угрюмы, так как они думали что их огневая мощь может сдержать врага. В этой городской войне было более десятка огневых точек с достаточной огневой мощью. Там также было много спрятавшихся в зданиях солдат, готовых убить любого из захватчиков.

Но через два дня они вдруг почувствовали что их оборонительные позиции словно были из бумаги. Они просто не могли сдержать солдат крепости 178.

Иногда их солдаты даже попадали под гранату, прежде чем успели заметить какие-либо признаки врага!

Это было слишком неприятно!

Согласно их первоначальным планам, они должны были здесь обескровить весь передовой ударный батальон крепости 178. Но в конце концов оказалось что для захвата деревни Шичуань требовалось лишь три роты из Передового ударного батальона.

На самом деле если бы это не было городским боем, то на открытом пространстве гранаты не вызвали бы подобных разрушений.

Но теперь тёмные дома, которые должны были служить защитным барьером для гарнизона, превратились в мишени для атаки Сяосу.

На следующую ночь командир батальона Чжоу Инлун почувствовал лёгкое оцепенение, когда Чжан Сяомань дал ему оперативную сводку. Инлун попросил у командира Чжан Цзинлин больше времени, чтобы завершить свою миссию. Только имея больше времени, они могли спокойно захватить деревню Шичуань.

Поэтому бронебригада в тылу временно замедлила своё продвижение. Но как только он выиграл немного времени для Передового ударного батальона… Чжан Сяомань который был на передовой фактически сказал что они могут взять деревню Шичуань на следующий день!