Глава 409. Глупость и Храбрость

Когда Чжан Цзинлинь отправил Жэнь Сяосу в роту «Острые как Бритва» то он ясно выразил свою позицию. Более того, он даже выставил все действия Сяосу на всеобщее обозрение.

Как кандидат на должность командира, если он не сможет убедить массы и быть примером, Цзинлинь не будет форсировать это.

Но поскольку Чжан сделал свой выбор, он не боялся что все будут критиковать это решение.

Если бы Цзинлинь не восхищался Сяосу, то не позволил бы ему стать заместителем учителя. Однако он не ожидал что Жэнь Сяосу зайдёт так далеко.

Тогда он сделал его учителем, потому что это не замедлило бы прогресс учеников. Если Сяосу окажется нормальным человеком, то можно было бы втянуть его в этот водоворот власти. Да и он сам своими действиями втягивался во власть.

Главой Крепости 178 не обязательно должен быть хороший человек. Но конечно эту должность нельзя было дать кому-то беспринципному или воинствующему отморозку. Когда Чжан Цзинлинь впервые задумался об окружающих командирах, то был удивлён т. к. никто из них не был подходящим кандидатом.

Но всё изменилось когда Ван Шэнчжи доставил Жэнь Сяосу прямо к его порогу.

На самом деле, Сяосу тоже был не лучшим кандидатом. Однако Чжан Цзинлинь чувствовал что у этого молодого человека есть ярость и стремление, и до тех пор пока у него есть такая мотивация то по мнению Цзинлинь он мог принести огромную пользу.

Однако многие считали, что молодому Жэнь Сяосу просто повезло что его выбрал командир. Тем временем Чжан Цзинлинь думал о том что Сяосу возможно даже не захочет оставаться в крепости 178.

Чжоу Инлун не мог ответить на вопрос о характере Жэнь Сяосу.

— «Да он вроде в порядке…».

Честно говоря Инлун заботился только об отчётах. С чего бы ему беспокоиться о том, был ли Сяосу хорошим человеком? Для Чжоу Инлун всё было прекрасно, пока они выигрывали сражения.

Чжан Цзинлинь постучал пальцами по столу.

— «Ху Синьчжи, Чай Чжилун ваша бронетанковая бригада и пехотные дивизии должны добраться до базы. Даю вам два-три дня. Фу Хун, твоему инженерному батальону нужно за полмесяца добраться до реки Чёрного Камня и построить там мостовую переправу…».

Он раздавал многочисленные приказы и все поняли, что сейчас не время беспокоиться о Жэнь Сяосу. Им ещё предстояли тяжёлые бои!

Когда рота «Острые как Бритва» вернулась на передовую оперативную базу, Чжан Сяомань зашёл в столовую и крикнул:

— «Линь Юйцзе… Где Линь Юйцзе?».

Управляющий столовой Юйцзе вышел и улыбаясь сказал:

— «Эй это же капитан Чжан, наш герой войны.».

— «Приготовь хорошую жратву. Мы только вернулись с фронта и наши браться голодны. Сначала мы примем душ. Когда мы выйдем то должны быть готовы горячие блюда. Тушёная свинина и тушёная курица — вот чего мы хотим!» — крикнул Чжан Сяомань.

Линь Юйцзе улыбнувшись ответил:

— «Не волнуйся, я приготовлю всё это только для вас! Есть даже ячменное вино. Только не вздумайте утащить его с базы. Иначе больше не получите.».

Обычные солдаты не могли заказывать блюда или пить алкоголь. Даже такой офицер как Чжоу Инлун не имел такого права, так как к офицерам и солдатам было одинаковое отношение.

Однако у героев войны было особый статус. Они могли попросить любую еду которую хотели, и даже у командира крепости не было таких привилегий. Это всегда было традицией крепости 178. После победы в битве ты можешь есть всё что угодно!

Подобные правила внушали солдатам правильное понимание: они определённо должны были выигрывать все свои битвы!

Солдатам роты разрешалось пить алкоголь т. к. в ближайшие два дня они не отправятся ни на какие задание. Всё-таки они вернулись чтобы перегруппироваться и отдохнуть, но запрет уносить алкоголь — это на случай чтобы они не напились перед следующей битвой и не сорвали планы.

Чжан Сяомань с таким важным видом вышел из столовой, он был переполнен высокомерием. И был настолько самодоволен, насколько мог.

Когда солдаты из инженерного корпуса увидели его, кто-то смеясь сказал:

— «Сяомань, ты такой чертовски самоуверенный!».

Он улыбнувшись ответил:

— «А что, я ведь вернулся победителем. Старина Чжоу поставил передо мной задачу захватить деревню Шичуань за две недели, но нам удалось сделать это за три дня!».

Но после этих слов он почувствовал пинок под зад. Обернувшись он увидел что это сделал Чжоу Инлун. Поэтому он сразу же улыбнулся и сказал:

— «Командир батальона, как вы поживали в последние дни?».

Тот с помрачневшим лицом ответил:

— «Не позорься. Иди уже и прими душ.».

— «А, хорошо!» — Он развернулся и убежал.

На передовой оперативной базе можно было принять горячий душ, здесь удобства были гораздо лучше чем ожидалось. Когда все раздевались чтобы помыться, Цзяо Сяочэнь был потрясён увидев тело Жэнь Сяосу. В одежде Сяосу казался довольно худым. Но теперь было видно что его мышцы излучают ауру силы.

После того как они приняли душ и оделись, Сяосу с удивлением увидел двух девушек в форме медсестёр, стоящих у входа в душ.

Он решил что они ждут каких-то других солдат из роты «Острые как Бритва», но когда эти девушки увидели его, то у них загорелись глаза. Одна из подошла к нему и прошептала:

— «Я сразу обратила на тебя внимание, когда ты впервые прибыл на базу. Вот, этот крем для рук для тебя.».

После этих слов она схватила другую девушку за руку и убежала. Другие солдаты с завистью на него посмотрели.

— «Я опять ревную…».

— «Почему к нему клеятся тёлки…».

Цзяо Сяочэнь улыбнулся и сказал:

— «Мы всего лишь группа суровых людей с северо-запада. А Сяосу внешне сильно отличается от нас. Кроме того все на базе знают что он сверхъестественное существо и что командир Чжан очень высокого мнения о нём, поэтому девушки конечно пытаются с ним познакомиться.»

Не успел он договорить, как подбежал офицер штаба. Он быстро подошёл к Сяосу и сказал:

— «Ты Жэнь Сяосу?».

— «Да, это я» — Ответил он.

— «Вас хочет видеть Командир Чжан, пройдёмте со мной».

Сяосу повернулся и сказал Цзяо Сяочэнь и остальным:

— «Начинайте обедать без меня. Я скоро вернусь.».

— «Хорошо, мы оставим немного для тебя.» — С завистью ответил Сяочэнь. Его ведь вызывает сам Командир!

Когда Жэнь Сяосу прибыл в палатку командного пункта, внутри был только Чжан Цзинлинь. Он в глубокой задумчивости стоял перед столом на котором лежала огромная карта. Сяосу вошёл и сказал:

— «Учитель.».

Услышав это Цзинлинь был ошеломлён, он улыбнулся и ответил:

— «Ко мне давно так не обращались.».

— «Я действительно скучаю по школьным дням.».

— «Мы не можем вернуться в те дни».

— «Учитель, зачем вы позвали меня сюда?».

— «Я просто хотел с тобой поболтать, чтобы наверстать упущенное» — с улыбкой сказал Чжан Цзинлинь — «Рота „Острые как Бритва“ провела два тяжёлых боя подряд, и не понесла потерь. Это благодаря тебе?».

— «Не совсем.» — Сяосу немного подумал и добавил: — «Ещё был какой-то элемент удачи.».

— «Ты знаешь как трудно вести роту на поле боя, чтобы никто не погиб?» — спросил Чжан Цзинлинь.

— «Я знаю, что это очень трудно.».

— «Если ты понимаешь каково это, но всё ещё настаиваешь на достижении цели рискуя навредить себе, то это называется глупостью» — спокойно сказал Цзинлинь.

Жэнь Сяосу на некоторое время умолк, а потом ответил:

— «Так же можно сказать и о храбрости.».