Глава 466. Общая Численность: 184. Нынешняя Численность: 183

Когда на днях Ли Шэнтань гипнотизировал бронетанковую бригаду, он сказал им убивать только солдат корпорации Цзун и не трогать невинных.

Его гипноз можно было назвать магическим и он отличался от сверхспособностей Цзун Чэн, которые позволяли ему превращать человека в послушную машину. Сила Шэнтань позволяла ему вводить в подсознание человека определённые команды.

Загипнотизированные им цели могли даже самостоятельно думать. Проще говоря, они могли различать кто был солдатами корпорации Цзун, а кто нет.

Хотя Жэнь Сяосу и рота «Острые как Бритва» тоже управляли транспортными средствами корпорации, они были одеты в деревенскую одежду.

Поэтому хотя бронетанковая бригада преследовала убегающие войска, они не могли без разбора убить ни в чём не повинную роту острых, которая преграждала им путь.

Но как только острые отъехали в сторону, те тут же начала обстреливать убегавшие войска.

Как могла группа разгромленных солдат противостоять целой бронетанковой бригаде?

Совсем недавно самым сильным подразделением Корпорации Цзун на всём Северо-западе была гарнизонная бригада Крепости 146. А остальные войска корпорации сражались на линии фронта.

Поэтому у 131-й бригады не было достойных противников в тылу.

Солдаты 131-й спокойно сидели в бронетехнике. Поскольку они давно не отдыхали, у них под глазами были тёмные круги.

Но они не могли уснуть, по крайней мере до того момента пока не окажутся на пороге смерти.

Острые наблюдали как отъезжает 131-я, а затем повернулась и посмотрели на Жэнь Сяосу.

— «Что происходит?».

Он немного подумал и ответил:

— «Я думаю, что их контролирует кое-кто по имени Ли Шэнтань.».

Однако у Сяосу не было никаких доказательств этого. Несмотря на то что их рота явно была в пределах досягаемости бронетанковой бригады, их не обстреляли. Жэнь Сяосу просто почувствовал, что что-то не так. Это была просто его интуиция.

Вспоминая о том что он видел в крепости Корпорации Ли… Люди которые были загипнотизированы Шэнтань действовали на пределе своих возможностей как будто сошли с ума, так что эта бронетанковая бригада похоже тоже не долго не продержится.

Видя что 131-я направляется прямо к следующей крепости, Сяосу подумал что Ли Шэнтань похоже только что оказал Крепости 178 огромную услугу. Или Шэнтань действительно хотел помочь ему?

Но в любом случае, эта бронетанковая бригада определённо преподнесёт корпорации большой сюрприз.

Жэнь Сяосу спросил:

— «Как идёт война у командующего Чжан и других на юге?».

— «Всё идёт хорошо, но корпорация оказывает на фронте серьёзное сопротивление. Хотя мы определённо победим, нам тоже придётся понести немало жертв» — вздохнул Чжан Сяомань.

— «Да и корпорация определённо погрузится в хаос, после того как ты убил больше половины их начальства» — добавил Цзяо Сяочэнь.

Когда Сяосу услышал что крепость 178 может выиграть войну, он немного успокоился. Однако захваченный ими в плен заместитель командира сказал:

— «Возможно, это не так. Цзун Ин командует фронтом сил Цзун и военные его очень уважают. В последние годы его влияние и авторитет возросли. Из-за этого начальство корпорации последние три года держало его в узде. Теперь когда высшее руководство больше не контролирует ситуацию, кто знает чем всё закончится? Он мог бы просто воспользоваться возможностью, объединить корпорацию и стать новым…».

— «Так не пойдёт. Я должен сообщить об этом командиру» — прервал его Чжан Сяомань.

Затем он набрал номер по спутниковому телефону и повторил его слова Ван Фэнъюань. Однако Ван ответил:

— «Не волнуйся, Цзун Ин не переживёт этой ночи.».

Сказав это, Ван повесил трубку.

Чжан Сяомань и остальные переглянулись.

— «Похоже, у командира Чжана есть план как с ним разобраться» — сказал Жэнь Сяосу.

По правде говоря, у крепости 178 были планы на случай непредвиденных обстоятельств. С тех пор как Сюй Сяньчу устроил засаду войскам противника в Гоби, эти планы начали осуществляться один за другим. Например в Крепости 146 было ещё довольно много выживших из третьей ветви Семьи Цзун которые хотели сбежать, но их внезапно остановила та гадалка.

На передовой Цзун Ин даже не подозревал о приближении опасности.

Чжан Цзинлинь скрывался больше десяти лет и как только вернулся на северо-запад сразу же принялся за уничтожение Корпорации Цзун. Когда с ними будет покончено, на северо-западе у крепости 178 больше не будет противников. На всём Юго-западе и северо-западе которые были разделены рекой, остались лишь только корпорация Цин и крепость 178.

Если бы кто-то захотел спросить Ван Фэнъюань о секретных планах, он определённо ничего бы им не открыл. Только к острым было особое отношение и они могли получить от него хоть какую-то информацию.

Мало кто был способен уничтожить Крепость 146.

Когда командиры 178-й на линии фронта услышали что на севере крепость 146 была взята ротой «Острые как Бритва», на их лицах появилась зависть.

Чжан Сяомань и рота выполнили свою миссию. Им практически нечего было делать на поле боя. Острые получили приказ вернуться на юг, чтобы встретиться с передовым ударным батальоном Чжоу Инлун, где они передохну́т перед возвращением в 178-ю.

Сяомань радостно сказал:

— «На этот раз мы определённо заслужили Медаль Туманности, так как наша рота убила половину высшего руководства Цзун. Конечно мы всего лишь рота, но чувствуется будто бригада.».

— «Ага» — Цзяо Сяочэнь шутливо пожурил его: — «Ты такой бесстыдный капитан. Очевидно что все наши достижения — это заслуга Жэнь Сяосу. Ты то тут причём? Без него мы бы возможно даже не дожили бы до сегодняшнего дня.».

— «Но Сяосу тоже из нашей роты. Мы в одном подразделении, понимаешь?».

Когда измученные острые расселись по машинам, они почувствовали облегчение. Все знали, что война на Северо-западе наконец подходит к концу. Остальные сражения не имели к ним никакого отношения.

Но когда все вспомнили подробности, оказалось что всё было именно так как описывал Цзяо Сяочэнь. Если бы в этой войне с ними рядом не было Сяосу, они вероятно уже давно бы погибли.

Они захватили горы Динъюань и Гуань, атаковали реку Бэйвань чтобы отвлечь огневую мощь противника от основных сил, переправились через реку у горы Цянвань на территорию корпорации Цзун, уничтожили склады зерна крепости 144, разрушили их военные заводы и в конечном итоге полностью уничтожили войска крепости 146.

Неудивительно что командиры на передовой немного завидовали. Хотя острые на самом деле не участвовали ни в каких тяжёлых боях, они сделали больше чем другие боевые подразделения и всего этого достигли только 184 человека!

Кто-то украдкой взглянул на сидевшего в машине Сяосу. После этой войны вероятно все будут считать его лучшим кандидатом на должность Командира крепости, верно?

Конечно, он всё ещё был далёк от того чтобы быть главой крепости, ведь уметь хорошо сражаться и быть способным правителем — это совсем разные вещи.

Но впереди ещё много времени. Все чувствовали, что этот молодой человек вырастет таким же как Чжан Цзинлинь, и когда-нибудь станет Главой крепости 178.

Сяосу тем временем спокойно откинулся на спинку сиденья и наблюдал, как вдалеке сильный ветер уносит пыль и дым. Никто не знал, о чём он сейчас думает.

Когда войска должны были прибыть к точке сбора, был уже вечер. Чжоу Инлун уже давно ждал у входа в лагерь. Здесь были не только Инлун, но и Ван Фэнъюань, Чжан Цзинлинь и другие важные военачальники.

Точкой сбора был Северный штаб крепости 178.

После того как Чжан Сяомань и острые выскочили из машин и захромали, Чжоу Инлун пнул его и сказал:

— «Почему ты притворяешься раненым?».

Сяомань быстро встал по стойке смирно и дерзко улыбаясь ответил:

— «Так мы кажемся ещё более доблестными, разве нет?».

Пока они говорили, Острые выстроились в шеренгу. Сяомань крикнул:

— «Отсчёт!»

— «1-й!»

— «2-й!»

«…»

— «182-й!»

На протяжении всего отсчёта звучали голоса солдат роты. Однако отсчёт закончился на числе 182. Чжан Сяомань подумал, что что-то не так.

— «Почему не хватает одного?».

Учитывая его самого, всего их должно быть 184. Но почему один из них пропал?

Цзяо Сяочэнь удивился:

— «Эй погоди-ка, а где Жэнь Сяосу?».

— «Вот именно! Где Сяосу?».

Чжан Цзинлинь спокойно стоял перед строем. Многие командиры остались только потому, что хотели посмотреть как выглядит легендарный Жэнь Сяосу. Но он исчез?

Чжоу Инлун посмотрел на Чжан Сяомань:

— «Да что с тобой такое? Как ты мог потерять Жэнь Сяосу?».

Сяомань тоже начал беспокоиться:

— «Кто-нибудь из вас недавно видел Сяосу?».

— «Да, ещё минуту назад он был здесь. Он просто сидел в грузовике. Не знаю куда он вдруг исчез.»

— «Да, я тоже его видел!».

Чжан Цзинлинь вздохнул:

— «Ничего, оставь его в покое.».

Цзинлинь знал, что Сяосу временно присоединился к крепости 178 из-за мести корпорации Цзун. Но из-за того что корпорация была близка к краху он снова ушёл. В конце концов, его сердце не принадлежало этому месту.

Ван Фэнъюань прошептал:

— «Неужели он действительно чувствует себя чужим?».

Чжан Цзинлинь покачал головой: — «Это неважно» — затем он посмотрел на Чжан Сяомань и сказал: — «Продолжай».

Сяомань вытянулся по стойке «смирно» и энергично поднёс руку к уху в знак приветствия.

— «Командир, докладываю! Рота острые как бритва собралась…»

Чжан Сяомань гордо начал фразу. Но теперь когда в роте не хватало одного человека, он почему-то чувствовал себя очень пустым и несчастным.

Сяосу действительно ушёл не попрощавшись.

Они провели вместе примерно месяц, все трудности и опасности с которыми они столкнулись глубоко запечатлелись в их памяти.

Продолжая говорить, Чжан Сяомань впал в депрессию:

— «Разве мы уже не выиграли войну?» — рявкнул на него Чжоу Инлун. — «Так что это у тебя за выражение?!»

— «Командир батальона, сэр! Мы договорились что ни один из острых не погибнет, но мы не смогли вернуть с собой Жэнь Сяосу!».

Все вдруг замолчали. Никто не ожидал, что вся рота Острые как Бритва действительно переживёт войну.

Солнце пролило кровь на просторе.[1]

[1] Это последняя строка из стихотворения «Застава Лоушань» Мао Цзэдуна, написанного в жанре «цы». Мао написал его, после того как во время великого похода Красная Армия Китая в ожесточённом бою разгромила армию Гоминьдан и заняла Заставу Лоушань.

Резкий западный ветер.

Предутренний месяц да иней.

Крик гусей на рассвете.

Предутренний месяц да иней.

Звук трубы на рассвете и цокот копыта.

Не считай, что застава надёжно прикрыта.

Тут мы недолго осаду вели —

К вечеру сверху её обошли.

Горы, синие горы, как море.

Солнце пролило кровь на просторе.