Глава 1001. Злопамятный Цзюнь Мосе

— Бай Цифэн! Ты, старый ублюдок, не говори такую херню! Сейчас я тебя проучу! — заорал в безудержном гневе Чжань Вуюнь.

— Отлично! Я так долго ждал тебя, лось хренов! — Бай Цифэн не проявил слабости, он лишь громко рассмеялся и выпрямил спину: — Твою мать, значит, люди, всё-таки, говорят правду о девушках из твоей семейки, а, Чжань? Я уж проучу хотя бы главу этой рогатой семейки! Рога-то я тебе пообломаю!

Когда он назвал его «Главой рогатой семейки» во второй раз, Чжань Вуюнь уже не мог вытерпеть такого прилюдного оскорбления. Вдруг оба старика сцепились вместе, покружили несколько кругов, а затем, не сговариваясь, рванулись вверх, всё время колотя друг друга… Цао Гофэн много раз кричал, чтобы они остановились, но во время борьбы они совершенно его не слышали.

Бай Цифэн не так давно уже подвергался покушению из-за ученика, и в душе у него было много гнева и злости. А сейчас, наконец, он смог поймать дарованный Небесами шанс набить кому-то морду, разве он может уйти, не выплеснув весь гнев?

Чжань Вуюнь был ещё больше зол. Он всё понимал, но ничего не мог поделать. Более того, он искренне хотел разрешить конфликт, но его так сильно оскорбили, прямо в лицо сказали болезненную правду и растревожили старые шрамы, что его очень задело.

«Чёрт возьми, неужели это из-за ученика, обладателя непревзойдённой сущности? Неужели вы вздумали запугивать людей? Возможно, другие бояться семи Шенхуанов, но не семья Чжань!»

Хотя обе стороны ещё не дошли до прямого конфликта между семьями, но между ними разгорелся настоящий огонь ненависти!

Они оба были Шенхуанами второй ступени, а значит, равными по силе!

Они вдвоём вращались в воздухе, воздушные волны, исходившие от них, разогнали тучи, застилавшие небо. Однако внизу не было никаких следов ветра. Очевидно, что в разгаре боя они всё ещё довольно осторожно контролировали свою энергию…

— Хватит! — вдруг рявкнул недовольный Мяо Цзин Юнь.

Все во внутреннем дворе вздрогнули от его громкого голоса. Даже в воздухе, казалось, прошла невидимая рябь!

Цзюнь Мосе вздрогнул и посмотрел на него.

Глава Призрачного Дворца обладал необычной силой. Он достиг высшей ступени Шенхуана! По силе его голоса можно было понять, что он обладает невероятной силой, принадлежащей более высокому уровню!

Более того, его речь услышали все, кто был во дворце!

После того, как он крикнул, Бай Цифэн и Чжань Вуюнь действительно остановились.

— Вы двое уже не дети! Почему вы действуете так импульсивно, прекратите этот балаган сейчас же! — Мяо Цзин Юнь медленно произнёс. — Хватит драться! Если вы снова решите выяснять таким образом отношения, я узнаю об этом и никого не пощажу! Не смейте пренебрегать правилами Дворца, я велел вам успокоиться и не ссориться!

Все присутствующие чётко понимали, что, если Мяо Цзин Юнь остановил их, значит, этим двоим нельзя сражаться. Но если бы кто-нибудь из них двоих остался преисполнен гневом, и если бы им не позволили выплеснуть его — это неизбежно привело бы к ещё большему количеству неприятностей!

Поэтому Мяо Цзин Юнь просто решил позволить им сперва «поговорить» о возникших разногласиях!

Это тоже, своего рода, способ манипулирования!

Проницательный Цзюнь Мосе сразу это понял и стал ещё больше уважать дедушку Мяо Сяо Мяо.

Все пообедали, и у глав семей больше не было причин оставаться. Они встали и попрощались. Только когда они вышли из дома, Мяо Цзин Юнь сказал Цзюню Мосе со смехом:

— Юноша Мо, через три дня у меня пятисотлетний юбилей! Ты тоже должен прийти.

Когда он это произнёс, все главы семей посмотрели на Цзюня Мосе: «Насколько это было искренне? Какая честь!»

«Пятисотлетний юбилей… Оказывается, этому старикашке на самом деле пятьсот лет, а внучке — только восемнадцать-девятнадцать… Есть ещё порох в пороховницах, да?», — Цзюнь Мосе остолбенел. Он подумал, что этот старикашка совсем бесстыдный, раз уже начал в открытую выпрашивать подарки на юбилей… А, может, это своеобразный подкуп? Жаль, что семья молодого мастера довольно бедная… Если бы эти главы семей узнали о мыслях Цзюня Мосе, вероятно, каждый бы из них пожелал ему смерти! Какой на самом деле человек этот глава Призрачного Дворца, Мяо Цзин Юнь? Им было интересно, что этот юноша может подарить ему на юбилей? Сможет ли он придумать что-нибудь интересное?

Очевидно, что они ничего не знали о положении его семьи. Но никто бы и не сказал, что вещи, которыми обладает молодой мастер, на самом деле не имеют ценности!

Получив положительный ответ от Цзюня Мосе, Мяо Цзин Юнь довольно кивнул, а также приказал семерым Шенхуанам, включая Цао Гофэна, посетить его во второй половине дня в главных покоях Призрачного Дворца, чтобы обсудить дела. Затем он улыбнулся и ушёл. Главы всех владетельных семей тоже внезапно исчезли. Заметив выражения лиц семи великих Шенхуанов, Цзюнь Мосе понял, что дела плохи. Этот старик хотел их расспросить, что только что произошло и кто такой Цзюнь Мосе.

Ему в голову пришла мысль. Он внезапно зевнул и тут же повернулся полусонным лицом к ним и пробурчал:

— Я смертельно устал… Я плохо спал прошлой ночью…

— Тогда почему ты ещё не в постели? — заботливо заговорили семь великих Шенхуанов.

Цзюнь Мосе, высунув язык, направился в комнату: «Неужели такая глупая хитрость до сих пор работает?»

Однако, эта комната давно уже не была местом его ночлега, её заменили по настоятельной просьбе Цзюня Мосе, и для этого была очень веская причина: для лучшего поглощения природной энергии.

Поэтому новая комната Цзюня Мосе располагалась у стены внутреннего двора… Это, естественно, значительно облегчало работу молодого мастера.

Как только закрылась дверь комнаты, Цзюнь Мосе в тот же момент вздохнул с облегчением.

Во второй половине дня Цао Гофэн с остальными настойчиво просили Цзюня Мосе не выходить никуда одному, а затем приказали слугам присматривать за ним, пока они не вернутся и не обсудят произошедшее…

Тема этого обсуждения была очень очевидна. Наверняка, она касается будущего развития Цзюня Мосе, обладателя непревзойдённой сущности, поэтому должны присутствовать все семеро мастеров…

Видя, что семеро мастеров ушли, Цзюнь Мосе сказал слугам, что ему нужно поспать, и чтобы его не беспокоили по пустякам. Затем он вернулся в комнату и сразу же с помощью «Побега Инь-Ян» стремительно скрылся.

Солнце озаряло землю, но «призрак» Цзюня Мосе беспрепятственно перемещался вперёд!

Ничего не поделаешь, «Побег Инь-Ян» — это магическая сила, которая нарушает законы природы!

Во время полёта Цзюню Мосе казалось, что он слышит кровожадный «зов» волшебного меча, Крови Яньди и Хуанди.

Этот зов всё сильнее распалял в нём желание убивать!

Чжань Цифэн и Чжань Юшу много думали о нём, и как они смогут выдержать злопамятный характер Цзюня Мосе? Вытерпеть его — действительно, нелёгкое дело. Можно сказать, что сейчас они были готовы!

Они смогли стерпеть то, что он вынудил их сделать ставку в пари на место в Саду чудодейственных растений!

Но сейчас для входа в Сад чудодейственных растений необходимо было получить специальное разрешение в Призрачном Дворце.

Что ещё может сдержать Цзюня Мосе?

Естественно, он поведёт себя так, как сам захочет!

Если он сможет не раскрыть себя, то, чтобы он не сделал, ему всё сойдёт с рук!

Поэтому Цзюнь Мосе решил не дать двум братьям семьи Чжань снова легко отделаться! Они должны заплатить соответствующую компенсацию за то, что разозлили молодого мастера! Очевидно, что наказание семьи Чжань не соответствовало ожиданиям этого юноши!

Снова подумав об этих двух ублюдках, которые имеют виды на Мяо Сяо Мяо, Цзюнь Мосе почувствовал, что не может оставаться безучастным!

«Кто они такие? Они заслуживают наказания!»

Дорога уходила вниз, а его фигура возвышалась всё выше и выше. Постепенно он поднялся над облаками так, что ему открылся широкий обзор. Цзюнь Мосе пытался воспользоваться тем, что он так высоко, и внимательно рассмотреть всё внизу.

Перед его взором оказалась большая гора, на которой был расположен Призрачный Дворец, который являлся главной вершиной. Главная гора, как центр силы, была окружена вершинами. Вокруг неё были расположены восемь вершин чуть поменьше, и было очевидно, что каждая вершина принадлежит одной из восьми семей Призрачного Дворца.

Цзюнь Мосе внимательно всё рассматривал с большой высоты и не смог сдержать своего удивления. Он вдруг понял, что положение этих девяти вершин было на самом деле организовано в соответствии с так называемой системой «девять дворцов».

Расположение абсолютно идентично этой системе!

Главный Призрачный Дворец и восемь второстепенных составляют совершенное единство!

Такое явление можно увидеть только с высоты, с земли это совершенно непонятно. В Призрачном Дворце нет более высокой горы, чем гора, на которой стоит сам дворец. У господина Цзюнь возникло внутреннее противоречие: в чём секрет уникальности этого дворца? Кроме величественности, силы и власти главного дворца, расположенного на главной вершине, остальные восемь вершин обладали разными преимуществами! Хотя они обладали разными преимуществами, но образовывали взаимодополняющую структуру с другими горными вершинами. Девять вершин связаны друг с другом, и они как бы невзначай образуют огромную природную систему фэн-шуй!

В этой структуре можно увидеть, что независимо от того, как будут располагаться остальные восемь вершин, главный пик всегда виден! Пока главная вершина не движется, Призрачный Дворец никогда не исчезнет!

Что касается всего, что находилось перед ним, люди не могли создать это сами, так как это слишком трудно. Единственный человек, который действительно обладал такой силой, что мог создать такую структуру, это Первый Шао из подземного мира. Его оригинальный замысел действительно впечатлял!

Кроме расположения девяти пиков, молодого мастера ещё кое-что удивило: в расположении семи городов вокруг Призрачного Дворца, несомненно, тоже есть какой-то замысел!

Хотя в этот момент он не смог увидеть, но предположил, что расположение семи городов повторяет не расположение звёзд Большой Медведицы, а расположение семи светил! Большинство из них располагаются по образу Большой Медведицы, так что главная вершина находится в центре!

Неудивительно, что Туманный Призрачный Дворец более процветающий, чем три священные земли внешнего мира. Оказывается, здесь так много секретов, и неудивительно, что с таким глубоким смыслом расположения дворца, он существует давно…